Женщина феминистка: Кто такие феминистки простыми словами, чего хотят феминистки в России | НГС24

Женщина феминистка: Кто такие феминистки простыми словами, чего хотят феминистки в России | НГС24

Содержание

Миф vs Факт | «Феминизм — это война не с мужчинами, а с их с привилегиями»

Развеиваем мифы и подтверждаем факты о феминизме вместе с профессором истории Питтсбургского университета Алисой Клоц

Твитнуть

Поделиться

Поделиться

 1  Феминисткой может быть только женщина.

Феминизм — это система взглядов, поэтому и женщины, и мужчины, разделяющие эти взгляды, могут считать себя феминист(к)ами. Правда, есть и те, кто считают, что раз феминизм — это о правах женщин, то мужчины могут быть только «про-феминистами» или «союзниками».

 2  Феминистки — это женщины, которые ненавидят мужчин. На самом деле феминизм — это разновидность сексизма, войны полов.

Среди феминисток наверняка есть те, кто «ненавидят» мужчин. Но большинство феминисток ненавидят партиархат — систему гендерного неравенства, которая ставит женщину в подчинённое положение. Феминистки стремятся разрушить патриархальную систему, в том числе и лишив мужчин их привилегий. Феминизм — это война не с мужчинами, а с их с привилегиями.

 3  Феминистки против мужской галантности и могут засудить любого мужчину за то, что он подал ей пальто.

Большинство феминисток волнуют такие проблемы, как насилие в семье, неравенство зарплат мужчин и женщин, ущемление репродуктивных прав женщин. Так что вряд ли какой-нибудь феминистке придёт в голову подать в суд за подачу пальто, особенно учитывая, что суды часто не могут или не хотят защитить женщин в гораздо более серьёзных вопросах.

Хотя, конечно, «мужская галантность» — это часть патриархальной культуры, где роли гендерно определены: он подаёт пальто, она принимает; он зарабатывает, она создаёт уют и так далее. При равноправных отношениях каждый из партнёров может сам надеть своё пальто или, наоборот, подать его.

 4  Феминистки — это неуверенные в себе и обиженные мужчинами женщины, у которых не сложилась личная жизнь.

Во-первых, далеко не всем женщинам интересны мужчины. Во-вторых, «личная жизнь» как романтические отношения не обязательно определяет политические взгляды человека. В-третьих, даже если личный опыт приводит человека к определённым политическим взглядам, это не значит, что такие взгляды нужно обесценивать: вполне логично, что девушка, подвергавшаяся травле из-за нестандартной внешности, может найти себя в феминизме. Феминистские ценности разделяют очень разные люди.

 5  Феминистки имеют нестандартные представления о семье и материнстве. Они выступают за однополые браки, ратуют за то, чтобы отцы выходили в декрет и ухаживали за ребёнком. И вообще феминистки чаще всего чайлдфри.

В феминизме есть много различных направлений, но большинство феминисток выступают за свободу выбора в вопросе семейных отношений и материнства. Женщина должна иметь возможность иметь столько детей, сколько она хочет: хоть десять, хоть ни одного. И у женщин, и у мужчин должна быть возможность вступить в брак с любимым человеком, не важно, какого пола, и воспитывать с ним или с ней детей. Ну а отпуск по уходу за ребёнком для отцов даёт возможность более равномерно распределить обязанности внутри семьи.

 6  Феминистки агрессивны, мужеподобны и непривлекательны.

Привлекательность — понятие субъективное. Что касается агрессивности, то когда женщины активно выступают за свои права, это почему-то воспринимается как агрессивное поведение. Но когда точно так же ведут себя мужчины, это воспринимается как обоснованное возмущение. Дело опять же в наших стереотипах и ожиданиях, что кто-то будет им следовать.

 7  Цель феминизма давно достигнута. В нём больше нет необходимости. Ведь у женщин уже есть все права. В частности, женщины имеют право голосовать и получать образование.

Право голосовать и получать образования — это цели, которых достигли так называемые феминистки первой волны в первой половине XX века. Сейчас феминистки борются за равноправие в других сферах: в области оплаты труда, распределения домашних обязанностей… Учитывая, сколько женщин ежегодно погибает в результате домашнего насилия, какой высокий процент женщин среди беднейшего населения и какой низкий — на руководящих позициях, очевидно, что женщинам ещё далеко до равноправия с мужчинами.

 8  Феминизм — это западное явление. В России феминистка одна: Мария Арбатова.

Феминизм в России появился тогда же, когда и в других европейских странах: в конце XIX века. В России феминистки называли себя равноправками и также боролись за доступ женщин к образованию, профессиональной карьере и, после 1905 года, за право голоса. Более того, российские «равноправки» пользовались бОльшей поддержкой мужчин, чем их коллеги на Западе. Именно благодаря активной деятельности «равноправок» российские женщины одними из первых в мире получили право голоса весной 1917 года. Это, кстати, произошло при либеральном временном правительстве, а не при большевиках, как многие считают. После прихода к власти большевиков женщины были уравнены с мужчинами в правах юридически, многое было сделано в семейной политике. Хотя такие активистки советского женского движения, как Александра Коллонтай, не причисляли себя к феминисткам, историки сейчас рассматривают их как «феминисток-марксисток».

Россия была в значительно степени исключена из дискуссий так называемой «второй волны» феминизма, но даже в условиях идеологической изоляции в конце 1970-х годов в Советском Союзе были феминистки. Они даже публиковали самиздатовские феминистские журналы: альманах «Женщины России» и журнал «Мария». В период перестройки начался новый период феминистского движения в России. Так что Мария Арбатова — лишь одна из многих феминисток в истории России.

 9  Феминистки любое своё поведение оправдывают дискриминацией со стороны мужчин.

Мне сложно понять, что имеется в виду под «любым поведением», но феминистки борются с патриархатом как системой неравенства. Поэтому многие вещи, которые могут казаться отдельным поступком отдельного человека, рассматриваются как продукт властных отношений внутри патриархальной системы.

 10  Мужчины ненавидят феминисток, боятся их и/или смеются над ними.

Скажите это актёрам Бенедикту Камбербетчу или Николаю Костеру-Вальдау, которые снялись в футболках «Так выглядит феминист».

Все «Миф vs факт»

Твитнуть

Поделиться

Поделиться


«Неравенство нельзя развидеть». История Гюльнары Мехтиевой — женщины, продвигающей феминизм в Азербайджане

  • Маггеррам Зейналов
  • Би-би-си, Баку

Автор фото, Aziz Karimov

Еще недавно феминистской повестки в Азербайджане не было: восьмое марта ассоциировалось исключительно с букетами цветов и плюшевыми медведями, а образ женщины как слабого и трепетного создания в рекламе и СМИ не вызывал вопросов. Но два года назад движение за права женщин вышло на улицы Баку. Все больше людей стали обсуждать проблему домашнего насилия и критически относиться к гендерным стереотипам.

Феминистское движение в Азербайджане — это всего несколько десятков активисток, которых травят в соцсетях, а на акциях регулярно задерживает полиция.

Пожалуй, самая известная фигура этого движения — Гюльнара Мехтиева. Ее имя можно встретить в каждой второй статье про права женщин в Азербайджане, а ее саму — на публичных дискуссиях, уличных акциях и у судов во время процессов над активистами.

«Отец бы меня убил»

С Гюльнарой мы встречаемся в центре Баку в кафе, популярном у активистов и молодой интеллигенции. На интервью она приходит с деревянным этюдником, где лежат краски: вместе с соратницами они рисовали плакаты для акции 8 марта.

Это третий митинг, приуроченный к Международному женскому дню, который проводят в Баку феминистки. Первую акцию в 2019 году с требованием прекратить насилие и дискриминацию в отношении женщин довольно быстро разогнала полиция: у женщин отобрали плакаты, а нескольких немногочисленных присутствовавших там мужчин задержали.

На акции собрались несколько десятков человек — для несогласованной акции в Баку это немало. «Я не ожидала, что придет 60 человек, что можно их собрать в одном месте. Я удивилась, что столько людей хотят того же, что и мы, — вспоминает Гюльнара. — А раз хотят, значит этим нужно заниматься».

Автор фото, Nurlan Libre

Подпись к фото,

Гюльнара — пожалуй, самая известная фигура фем-движения в Азербайджане

Гюльнаре Мехтиевой 30 лет. Она выросла в Сумгаите — приморском городе в 35 километрах от Баку, училась в столице на эколога. Ни у кого из ее родителей не было высшего образования, папа занимался бизнесом — покупал и ремонтировал, а затем перепродавал квартиры. Мама занималась хозяйством и детьми — у Гюльнары есть младшая сестра.

Интерес к феминизму у Гюльнары возник из интереса к ЛГБТ и русскоязычным ЛГБТ-фанфикам. Любопытство привело ее в благотворительную организацию, оказывающую поддержку сообществу, в том числе психологическую — многие страдали от травли на учебе или работе, проблем с семьей и необходимости постоянно скрывать свою идентичность. «Мы пытались создавать план — как улучшить имидж сообщества, как им помочь, хотелось изменить восприятие общества», — говорит Гюльнара.

Начав читать литературу о феминизме, она поняла, что проблемы ЛГБТ и женщин в чем-то схожи: «Я провела параллели и увидела, что как ЛГБТ, так и феминизм борются с патриархатом. В патриархате корень этих проблем в том, что он указывает, каким должен быть мужчина, а какой — женщина, — рассказывает Мехтиева. — Феминизм стал ближе, потому что я все-таки лучше понимаю и чувствую женщин, и где-то в 2017 году я поняла, что это мое, что я хочу этим заниматься, и это то, что делает меня счастливой».

Во многом все это стало возможным благодаря переломному, по словам Гюльнары, моменту в ее жизни: в 2014 году после операции умер страдавший от рака ее отец. Вспоминая его, Гюльнара крепко сжимает руки и говорит с длинными паузами.

«Если бы отец был жив, я не стала бы той, кто я сейчас, — уверена она. — Он бы просто убил меня за любое теперешнее высказывание».

В старшей школе папа запрещал ей встречаться с мальчиками; школьные вечеринки, дни рождения, походы с классом и пикники проходили без нее. Других девушек пускали — и это было обиднее всего.

«Если я узнаю, что ты меня позоришь, я тебя убью, закопаю в яме, и никто об этом не узнает», — вспоминает Гюльнара слова отца.

При этом удивительным, рассказывает Гюльнара, было его желание дать ей хорошее образование. В отличие от многих других консервативных родителей, которые считают брак главной ценностью для своих дочерей, отец учил ее не мириться с недостойным человеком.

«Он говорил, что, мол, если твой муж будет что-то вытворять, ты можешь спокойно с ним развестись, — говорит Гюльнара. — Он даже грубо говорил, какими именно словами я должна посылать моего будущего мужа, если он что-то натворит».

В их последнем телефонном разговоре перед операцией отец просил ее не беспокоиться и не огорчаться, если его не станет — первое, по ее словам, проявление теплой поддержки с его стороны за всю жизнь: «У тебя есть все, чтобы прожить без меня — дом, работа, деньги».

Сейчас Гюльнара живет на фриланс — переводит с русского на азербайджанский и пишет рекламные тексты для «Инстаграма». Занимается разными проектами, в том числе журналом об ЛГБТ Minority и YouTube-каналом о феминизме «ФемУтопия», а также организует семинары и тренинги.

Автор фото, FemUtopia

Подпись к фото,

ФемУтопия — канал, на котором Гюльнара и другие активистки рассказывают о феминизме

Кому-то нужны деньги на адвоката, психолога или просто совет — Гюльнара и ее сподвижницы собираются и помогают. Ее страница в «Фейсбуке» похожа на новостную ленту с историями о насилии и призывами помочь той или иной женщине. Одной нужны деньги на врача, другой — помочь забрать детей у мужа-абьюзера. Для некоторых важно, просто чтобы об их проблемах рассказали.

Обычный день, по словам Гюльнары, проходит хаотично: бывает, что за несколько часов она узнает о заседании по делу кого-то из активистов — и едет к зданию суда.

Наш разговор часто прерывается звонками: что-то случается, кто-то куда-то зовет.

«В нашем обществе травмированы все»

С первыми проблемами она столкнулась за два дня до первой акции в честь 8 марта. По словам Гюльнары, ее задержали полицейские и в отделении заставили отменить мероприятие в соцсетях. «Но они не додумались до того, чтобы потребовать нажать на кнопку отмены ивента, — рассказывает она. — Текст я написала, но само мероприятие было все еще активно». Вернувшись домой, она сказала друзьям, что все в силе.

С тех пор феминистки проводили и другие акции, не только 8 марта. В прошлом году, по словам Гюльнары, у нее взломали все аккаунты в социальных сетях и почте. На это же жаловались и другие активистки.

«Постоянно получаю сообщения о том, что нас надо убить, что я работаю то на Европу, то на «дядю Сороса», что мы получаем какие-то гранты на все это, — рассказывает Гюльнара. — Да, я иногда делаю какие-то проекты [на гранты — примечание Би-би-си], но марши к этим проектам не относятся. Марши — это не проекты». Впрочем, реальных угроз расправы, как считает Гюльнара, ей не приходило.

«Феминисток обвиняют в том, что у них есть какие-то личные семейные травмы, поэтому они просто ненавидят мужчин, а все остальные женщины живут в нормальных семьях, и у них все хорошо, — говорит она, — А эти 50 человек (вышедшие на акцию — Би-би-си) — травмированные и обиженные, потому они и выступают. Но в том-то и дело, что так или иначе в нашем обществе травмированы все».

Автор фото, FemUtopia

Подпись к фото,

В апреле на ФемУтопии вышел мультипликационный клип о домашнем насилии

В феврале одной из главных тем в азербайджанских соцсетях было самоубийство 20-летней Севиль Атакишиевой; в СМИ писали, что девушка страдала от постоянных побоев отца. Сам он эти обвинения отрицает.

«Я открыла мессенджер — может, мы переписывались когда-то, — вспоминает Гюльнара свою реакцию на новость о смерти Севиль. Сообщения с просьбой о помощи приходят Мехтиевой каждую неделю. — Там [в переписке — Би-би-си] была фраза: «Если со мной что-то случится, покажи другим эти сообщения».

Севиль рассказывала о физическом и психологическом насилии, переживаемом в семье, и говорила, что хочет уехать учиться в Турцию. «Я сказала ей: соберешься — скажи мне, я найду тех, кто поможет», — вспоминает Гюльнара. В последнем сообщении она просит девушку сделать загранпаспорт.

«Мне все кажется, что я виновата, — говорит сейчас Гюльнара. — Хотя я понимаю, что не могу следить за каждым, переспрашивать, все ли у них в порядке — мне пишут многие. Но я все равно чувствую вину».

После публикации скриншотов в стране возобновилась дискуссия о домашнем насилии. Среди комментариев, выражающих шок и призывающих бороться с этой проблемой, были и те, где вина перекладывалась на феминисток. «Смерть Севиль Атакишиевой показала нам, что феминизм — очень опасное направление и ведет наших детей в пропасть», — говорится в одном из таких заявлений.

Активизировалась кампания против самой Гюльнары. Неизвестные выложили в интернет одно из старых голосовых сообщений активистки, записанных в момент сильного психологического кризиса: в нем она в слезах рассказывала подруге о том, как ей плохо. Аудиозапись сопровождалась комментарием о том, что такой человек, как Гюльнара, не может помогать другим, потому что у нее самой психические проблемы.

Автор фото, FemUtopia

Подпись к фото,

Спустя час после нашей встречи из соседнего кафе девушки дали онлайн-концерт

«Мы творили историю»

«Женщиной быть трудно — ты должна вставать раньше всех, заранее подготовить одежду для всех на день, проводить мужа на работу и проследить, чтобы он ничего не забыл, сама поработать и быть готовой к трудностям. Потом снова приготовить еду, снова поработать. Но ты счастлива, когда есть те, кто это ценят», — это реклама к 8 марта от азербайджанской компании бытовой техники.

В индексе глобального гендерного неравенства, который ежегодно составляет Всемирный банк, Азербайджан находится на 100-м месте из 156. В регионе Восточной Европы и Центральной Азии, к которому составители отнесли страну, хуже дела обстоят только в Кыргызстане, Армении и Таджикистане.

Но, уверена Гюльнара, реакция в соцсетях на упомянутый ролик свидетельствует о прогрессе, которого достигли феминистки. Если раньше на такую рекламу все смотрели спокойно, то теперь «500 человек пишут, что это сумасшествие, кто это придумал, что вы вообще курили, чтобы это сделать».

«Мы тогда этого не осознавали, но я сейчас понимаю, что мы тогда, наверное, творили историю», — говорит Гюльнара, называя их первый «8 Марш» поворотным днем. Тогда ее удивило, что полиция не применяла насилие к женщинам, а задерживала только мужчин. «Они хватали парней, пятерых задержали, а потом в отделении их спрашивали, кто из вас геи», — вспоминает она.

«Такого до нас никогда не было, мы заложили фундамент того, что происходит сейчас. Феминизм обсуждается везде, многие пытаются быть корректными и… — Гюльнара улыбается, — не злить феминисток».

При этом она признает, что до регионов, где патриархальные традиции особенно сильны, достучаться сложнее. У многих женщин там «одна опция», говорит Гюльнара, — выйти замуж. Но, по ее словам, ей часто пишут девушки из отдаленных областей, рассказывая о том, как они хотят учиться и работать вместо того, чтобы оставаться домохозяйкой.

«Когда ущемление является рутиной твоей жизни, как почистить зубы или умыться, то ты не представляешь, что может быть по-другому. Ну вот мужик же должен иногда бить, ну бывает, что с него взять, — рассуждает Гюльнара. — Человек не понимает, что может быть иначе — например, если ты совершеннолетняя, то имеешь право жить отдельно».

Активистка признает, что не сможет сама в корне перевернуть патриархальную систему общества, но видит свою цель в том, чтобы «посадить зернышко».

«Когда один раз видишь гендерное неравенство, это уже не получается развидеть, и дальше идет клубочек, который разматывается, — говорит Мехтиева. — Достаточно один раз понять, что тебя ущемляют, и ты уже не сможешь это игнорировать. Да, моя задача — показать это ущемление, а дальше они сами разберутся».

Этой же неспособностью «развидеть» она объясняет и свое желание продолжать. «Иногда я представляла, чем бы я занималась, если бы не было активизма, что, может, бросить и найти что-то другое, — рассуждает Гюльнара. — Но я не представляю, как это будет теперь: куда бы я ни пошла и чем бы ни занималась, я все время смотрю, как относятся к женщинам. Я уже не могу по-другому смотреть на мир».

Автор фото, FemUtopia

Подпись к фото,

За день до нашей встречи девушки шили маски и писали плакаты

«Если меня арестуют, никто замуж не возьмет»

Сейчас Гюльнара живет с матерью и сестрой. «Мама беспокоится за меня, она считает, что кто-то другой должен заниматься этим делом, а я должна работать, как все нормальные люди, с девяти до шести, — говорит Гюльнара. — Ее беспокоит, что я бегу в 11 часов ночи помочь кому-то».

Она старается готовить мать к непредвиденному — например, к аресту. «Но у мамы свои стереотипы — мол, если меня арестуют, то никто замуж не возьмет».

Сестра — успешный менеджер, и род занятий Гюльнары не понимает и не поддерживает. «Ее тяжело убедить», — говорит Гюльнара. По ее словам, они мало общаются и феминизм не обсуждают. «Конечно, мне обидно, но зато давить на нее и шантажировать [меня] не получится».

Автор фото, Ulviyya Ali

Подпись к фото,

Гульнара и другие феминистки на акции в защиту политзаключенного

Из-за карантина в прошлом году азербайджанская оппозиция, обычно собирающая на митингах тысячи людей, не проводила публичных акций.

Но феминистки, которых в Баку едва наберется несколько десятков, продолжили выходить на улицы с одиночными пикетами, акциями и перформансами. На митинг в защиту задержанного оппозиционного политика Тофига Ягублу пришли не члены его партии, а феминистки и другие молодые активисты.

В феврале, говорит Гюльнара, они с друзьями обсуждали, что акции, возможно, стоит прекратить, так как недавняя война в Нагорном Карабахе и пандемия «отправили феминистскую повестку на второй план — люди говорили о своих социальных проблемах, повышении цен на воду, никто феминизм не обсуждал. Мы думали, что он перестает быть актуальным».

Но новые громкие случаи насилия над женщинами заставили активисток передумать. Гюльнара уверена, что проводить акции максимально ответственно — в масках и с соблюдением, где это возможно, социальной дистанции — можно и нужно, несмотря на риск заражения.

«Нам было важно создать и поддержать традицию, — говорит Гюльнара, ссылаясь на опыт турецких феминисток, которые каждый год выходят на акции, несмотря на разгоны. — И мы хотим, чтобы это было в центре Баку каждый год, и спустя 10-20 лет это станет важной частью истории».

***

Автор фото, Aziz Karimov

Подпись к фото,

Гюльнару задержали практически сразу после начала акции

Через два дня после нашего разговора, 8 марта, в это же кафе зашли мужчины в штатском, выпроводили сидящих там девушек и увели в противоположном направлении от площади, где вскоре должна была пройти акция.

Гюльнаре добраться до места удалось — но вскоре после начала акции ее в маске с надписью «Сражайся как женщина!» увели в автозак — как и два десятка других участниц протеста. Задерживая активисток, полицейские выкручивали им руки — в этот раз на митинге работали женщины.

Феминизм по-фински. Страна, которой управляют молодые женщины

  • Мегха Моган и Юсеф Элдин
  • Всемирная служба Би-би-си

Би-би-си продолжает рассказывать о самых вдохновляющих и влиятельных женщинах планеты. В этом году проект «100 женщин» сосредоточил свое внимание на героинях, ставших движущей силой перемен в разных странах. Среди них — премьер-министр Финляндии Санна Марин.

Скоро год, как в Финляндии работает коалиционное правительство, возглавляемое пятью женщинами. За это время оно успело показать, что может эффективно бороться с эпидемией Covid-19, и подготовило амбициозную Программу равенства.

Все это время к главе правительства было приковано повышенное внимание. Санну Марин хвалят за незаурядные лидерские качества, но представители сексуальных меньшинств сомневаются в том, что ее нетрадиционный жизненный опыт поможет протолкнуть реформу отсталого, по их мнению, законодательства.

Мы идем от резиденции премьер-министра к Дому сословий, где Санне Марин предстоит председательствовать на совещании по вопросам Программы равенства.

До дома сословий меньше 200 метров, и премьер явно не настроена перекинуться по дороге парой слов. Да и кто на ее месте был бы настроен иначе в свой первый рабочий день после медового месяца?

Наскоро организованная в августе свадьба Санны Марин и Маркуса Райконена, ее давнего партнера и отца их малыша, для большинства была неожиданной.

Фото Санны в традиционном финском сатиновом свадебном платье с длинными рукавами, обнимающей своего мужа, бывшего профессионального футболиста, появилось в активном и очень личном аккаунте премьера в «Инстаграме».

Улыбающаяся пара стояла на живописном фоне «Кесаранты», богато украшенной резьбой деревянной виллы на балтийском берегу, официальной резиденции премьер-министра Финляндии.

Там же появилось и фото Санны Марин, на котором она кормит грудью дочь Эмму.

Оба снимка привлекли огромное внимание и широко распространились в Сети трудами политических комментаторов, фэшн-блогеров и студентов.

Около десятка репортеров дожидаются премьера на ступенях Дома сословий, красивого особняка в виде греческого храма с портиком и белой колоннадой, в котором правительство проводит закрытые заседания.

«Я не продумываю заранее, что сказать им, — говорит нам Санна Марин, подходя к зданию. — Они спрашивают, что хотят, а я стараюсь отвечать честно». Премьера сопровождает женщина-телохранитель.

Наверно, на этой неделе будет особенно много вопросов о личной жизни?

«Нет! — уверенно отвечает она. — Их интересует дело, у нас тут много чего происходит. О личном, может быть, в конце».

Премьер поднимается по ступенькам и поворачивается к прессе.

Она оказалась права по поводу вопросов: финские журналисты действительно спрашивают ее не о личном, а о делах.

На совещание премьер пришла первой. Четыре часа спустя она последней из коллег покидает Дом сословий и снова остановится поговорить с корреспондентами.

Первое фото Санны Марин, ставшее вирусным в сети, было сделано в декабре 2019 года.

Новый и самый молодой в истории страны премьер широко улыбалась в компании четырех коллег по левоцентристскому кабинету министров. Ей было всего 34 года.

Все были женщинами, и лишь одна из них была старше Санны Марин.

Тогда Санна Марин заявила, что представляет молодое поколение и рада вниманию мировых СМИ к новой Финляндии. Снимок привлек внимание, и не только тех, кто обычно интересуется политиками.

Знаменитый гитарист американской рок-группы Rage Against The Machine Том Морелло поместил снимок на своей странице в «Инстаграме» и написал, что Санна Марин — их фанат. Санна подтвердила это в манере миллениалов — поставив лайк.

Газетные заголовки в те дни говорили сами за себя: «Финский феминизм созрел», «Парламент Финляндии — первопроходец в гендерном равенстве», «Женское правление: ждали и дождались».

Были и сексистские мемы, например, изображавшие членов нового правительства решающими государственные вопросы в сауне.

Во многих отношениях почва для такого правительства была подготовлена. Ни одна страна не подходила на роль феминистской Страны чудес больше, чем Финляндия.

Проект Би-би-си «100 женщин»

Би-би-си продолжает проект «100 женщин». Каждый год мы рассказываем о самых вдохновляющих и влиятельных женщинах из разных стран мира.

В этом году проект концентрирует внимание на героинях, которые стали движущей силой перемен в сложные времена.

В список вошли Санна Марин, возглавившая полностью женское коалиционное правительство Финляндии; Светлана Тихановская, боровшаяся с Александром Лукашенко на скандальных выборах президента Беларуси; Сара Гилберт — глава команды ученых Оксфордского университета в Британии, разработавшей вакцину от коронавируса; голливудская актриса Мишель Йео, выступающая против дискриминации актеров азиатской внешности; а также две россиянки — депутат российской Госдумы Оксана Пушкина, добивающаяся принятия Закона о насилии, и активистка Юлия Цветкова, оказавшаяся в тюрьме за рисунки женского тела.

В этот непростой для всей планеты год первое место место в списке оставлено свободным, оно посвящается всем тем бесчисленным женщинам, которые пошли на различные жертвы, чтобы помочь другим.

Как «Би-би-си» отбирает участниц списка?

Каждый год команда проекта «100 женщин» ищет кандидатов, которые фигурировали в заголовках СМИ или были в эпицентре важных мировых событий за последние 12 месяцев, равно как и тех женщин, которые достигли важных перемен или повлияли жизнь в своем регионе другим способом, не попавшим в новости. Из всех этих имен команда делает выборку, которая отражает тему года и охватывает максимальное число уголков света.

В 1906 году женщины Финляндии, тогда автономной провинции Российской империи, одними из первых в мире получили право голосовать и заседать в парламенте. Вскоре в финляндский сейм были избраны 19 женщин. В большинстве стран Запада, включая Великобританию и США, это случилось после Первой мировой войны.

В 2000 году в Финляндии впервые появилась женщина-президент — Тарья Халонен, в 2003-м — первая женщина-премьер — Аннели Яаттенмаки.

В декабре 2019 года Социал-демократическая партия Финляндии выбрала Санну Марин своим лидером вместо Антти Ринне, подавшего в отставку из-за политического скандала вокруг оплаты труда почтальонов. Соответственно, к ней перешел и пост премьера.

Меньше чем через четыре месяца, 11 марта 2020 года, ВОЗ объявила вспышку коронавируса глобальной пандемией.

Марин и ее коллеги были готовы действовать. Уже 16 марта они не только объявили локдаун, но и привели в действие Закон о чрезвычайных полномочиях, не применявшийся со Второй мировой войны. По сути это закон военного времени, он, в частности, наделяет правительство правом регулировать заработную плату и использовать при необходимости принудительный труд.

СМИ раскритиковали этот шаг, но большинство финнов, по данным опросов, его одобрили.

Население получило одно главное указание: если возможно, оставаться дома. Людей даже с самыми мягкими симптомами призывали пройти тестирование, для координации усилий были организованы онлайн-конференции медиков.

Санна Марин и ее коллеги стали каждую неделю проводить «прямую линию» с журналистами и гражданами по вопросам, связанным с эпидемией. Одна из них была специально посвящена ответам на вопросы детей.

Премьер Финляндии оказалась в одном ряду с другими успешными женщинами-политиками, такими как канцлер Германии Ангела Меркель, президент Тайваня Цяй Инвэнь и премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн. В прессе заговорили о том, что государства, где у власти женщины, успешнее борются с пандемией.

«Некоторые страны, возглавляемые мужчинами, тоже справляются неплохо, — ответила на вопрос Би-би-си Санна Марин. — Не думаю, что это вопрос пола. Полезнее было бы сосредоточиться на уроках, которые можно извлечь из опыта успешных стран».

В Финляндии с населением 5,5 млн от Covid-19 умерли 384 человека, то есть смертность составила 69 человек на миллион. В Великобритании этот показатель почти в 12 раз выше.

«Чему мы научились в Финляндии, так это тому, что надо прислушиваться к ученым и не бояться принимать ответственные решения в неопределенных ситуациях», — говорит Санна Марин.

«Мы живем в обществе, построенном на доверии. Люди верят в правительство и в демократический порядок», — добавляет она.

Подпись к фото,

Министр образования Ли Андерссон отвергает предположение о том, что женщинам-политикам проще договориться

Коалиция оказалась под ударом, когда вице-премьер и лидер Партии центра 33-летняя Катри Кулмуни в начале июня ушла в отставку из-за скандала вокруг тренингов ораторского мастерства, приобретенных за казенный счет у частной фирмы без тендера, как полагается по правилам.

В сентябре ее сменила Анника Саарикко.

На людях коалиция выглядит единой, но внутренние разногласия в ней существуют.

«Ни одна из партий не может делать все, что хочет,» — говорит министр образования и лидер Левого альянса 33-летняя Ли Андерссон.

«Иногда возникают трения, которые мы улаживаем за закрытыми дверями. Иногда можно услышать, что вы непременно должны проводить определенную политику, потому что вы женщина, или что женщинам легче договариваться между собой. Это совсем не обязательно так».

В юности Санна Марин и представить себе не могла, что будет жить с мужем и двухлетней дочкой на вилле «Кесаранта».

«Политики и политика были бесконечно далеки от меня. Я жила в другом мире», — рассказывает она.

«Как у многих финнов, в истории моей семьи было много грустного», — написала она в своем блоге в 2016 году.

Будущий премьер росла в маленьком городке Пирккала на юго-западе Финляндии. Ее воспитывали мать с партнершей. То, что зовется «радужная семья», при этом постоянно стесненная в средствах.

Мать сама выросла в приюте. Она развелась с мужем-алкоголиком и жила на пособие.

Санна Марин рано начала работать продавщицей. Больших способностей в детстве не проявляла, в школе успевала средне, но с 15 лет стала просить дополнительные задания, чтобы подтянуться, вспоминает ее педагог Паси Кервинен.

Автор фото, Pirkkala High School

Подпись к фото,

По словам учительницы Марин, в школе она успевала средне

По словам Санны Марин, «политический будильник» прозвенел для нее в двадцать с чем-то лет, когда она подумала, что можно изменить к лучшему не только собственную жизнь.

На это и нацелена правительственная Программа равенства. Речь в ней, в частности, идет о том, чтобы поощрять родителей принимать равное участие в заботе о детях, бороться с домашним насилием, ликвидировать разрыв в оплате труда между мужчинами и женщинами и предоставить больше возможностей получить образование для детей бедняков и иммигрантов.

Еще правительство хочет изменить так называемый Акт о трансгендерности, согласно которому лицо, желающее изменить пол, должно перед этим несколько лет находиться под наблюдением психиатров и пройти принудительную стерилизацию.

«У каждого должно быть право самому определять свою идентичность», — утверждает Санна Марин.

Считает ли она трансгендерных женщин женщинами?

«Не мое дело судить, кто есть кто. Каждый должен решать это сам», — отвечает она.

Санна Марин, вероятно, единственная среди глав правительств, кто открыто высказывается таким образом.

Подпись к фото,

«Пять образованных белых женщин — это не слишком-то репрезентативно», — считает член коалиции Мария Онисало

Борцы за права трансгендеров давно добиваются пересмотра отсталого, как они считают, закона. Некоторые из них сомневаются, что правительство Санны Марин на самом деле этого добьется.

Все правительства, предпринимавшие такие попытки раньше, уступали давлению консерваторов, напоминает активист Каспер Кивисто, предлагавший себя коалиции в качестве советника.

«У нас молодая женщина во главе государства, но это лишь символ. Надо менять систему», — говорит он.

Правда, на этот раз все пять партий, входящих в правительственную коалицию, выступают за реформу, и соответствующий законопроект должен поступить в парламент в будущем году.

«Правительства в Финляндии всегда были коалиционными. Мы приучены искать компромисс и консенсус между разными партиями и идеологиями. Я вижу в этом силу, хотя это и делает путь к достижению цели более долгим», — говорит Санна Марин.

В апреле энергичные меры по борьбе с пандемией повысили рейтинг одобрения премьера до 85%, хотя сама она утверждает, что не следит за результатами опросов.

Нынешнее правительство критикуют и слева. В разгар мировых протестов под лозунгом Black Lives Matter некоторые чернокожие граждане Финляндии начали писать в соцсетях, что план кабинета Санны Марин, перечисляя разные виды неравенства, специально не упоминает цветных.

В докладе Совета Европы от 2019 года говорится, что 63% живущих в Финляндии людей африканского происхождения сталкивались с проявлениями расизма — самый высокий показатель в Европе. В финляндском парламенте заседает лишь одна чернокожая женщина-депутат, Белла Форсгрен.

Подпись к фото,

В парламенте Финляндии заседает только одна чернокожая женщина-депутат, Белла Форсгре

35-летняя лидер Зеленой лиги Финляндии Мария Онисало — одна из тех, кто считает, что многообразия в общественной жизни страны еще недостаточно.

«Пять образованных белых женщин — это не слишком-то репрезентативно. Если поглядеть на вещи реально, равенства пока не видать», — считает она.

«Само собой, социальное происхождение человека влияет на возможности, которые есть у него в жизни, и так быть не должно», — соглашается Санна Марин, замечая при этом, что добиваться улучшений следует не ей одной, а всем финнам. Программа равенства изменит и положение цветных, настаивает она.

«Надо сосредоточиться на том, чтобы воплотить ее в реальность, — говорит она. — В этом я вижу мою задачу как премьера».

Проект Би-би-си «100 женщин»

Каждый год Всемирная служба Би-би-си проводит сезон материалов, посвящённый женщинам, а точнее тому, как они меняют мир.

В рамках этого проекта составляется список 100 женщин, больше всего повлиявших на мир вокруг нас.

По какому принципу составлен этот список?

В список из 100 самых влиятельных женщин по версии Би-би-си в непростом 2020 году вошли женщины, которые начали или возглавили глобальные изменения к лучшему в мире.

Среди них, в частности, лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская; Санна Марин, возглавляющая коалиционное правительство Финляндии, которое состоит исключительно из женщин; Сара Гилберт, глава исследовательской лаборатории Оксфордского университета, где разрабатывалась одна из вакцин против коронавируса; а также — знаменитая американская актриса и борец за экологию Джейн Фонда.

Россию в этом году в списке представляют депутат Госдумы, зампредседателя Комитета по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, а также художница и ЛГБТ-активистка Юлия Цветкова.

Список «100 женщин» Би-би-си составляется редакционной командой проекта, которая советуется с другими редакциями Всемирной службы, среди них и Русская служба Би-би-си.

Цель проекта — найти ярких женщин, вдохновивших своим примером других людей, изменивших общество или же добившихся неожиданных результатов в той или иной, возможно, малоизвестной сфере деятельности.

Одно имя в списке из 100 осталось неназванным. Таким образом его создатели решили отдать дань уважения тем женщинам, чьих имен мы не знаем, но чей труд и энергия меняют мир к лучшему.

«Самцы — это ошибка природы» Как феминизм стал радикальным движением, решившим избавить мир от власти мужчин: Политика: Мир: Lenta.ru

Сексуальные домогательства и домашнее насилие, заниженные зарплаты и нарушение базовых прав человека — к сожалению, женщины по всему миру продолжают сталкиваться с самыми разными формами неравенства. Ответом на многовековую практику половой дискриминации стал феминизм — движение за права женщин, зародившееся в конце XIX века. За более чем вековую историю феминизм претерпел множество трансформаций и разделился на разные течения, охватив практически все сферы общественной жизни. Однако одно из его направлений стоит особняком от прочих. Радикальные феминистки провозгласили своей целью не просто достижение равенства с мужчинами, но борьбу за повсеместное доминирование женщин и новый миропорядок, в котором мужчины лишены всех исторических привилегий и властных полномочий. Активистки радфема продвигают провокационные и подчас оскорбительные для других социальных групп инициативы — и зачастую успешно. «Лента.ру» в рамках проекта «Проблемы первого мира» разобралась, за что они так ненавидят мужчин, почему выступают против понятия «гендер» и чем заслужили недоверие других правозащитных движений.

Исправить нельзя отменить

Мужчина в Швеции едва ли сможет устроиться медбратом или воспитателем детского сада, даже если очень захочет и будет достаточно квалифицированным. На должность уборщика его кандидатуру тоже вряд ли станут рассматривать и скорее всего просто не позовут на собеседование. На эту проблему обратили внимание исследователи из Линчёпингского и Калифорнийского университетов.

Ученые занимались изучением дискриминации на рынке труда по заказу Шведского исследовательского совета и обнаружили, что здешним мужчинам недоступно подавляющее большинство традиционно «женских» профессий. При этом шведская женщина без проблем устроится слесарем, рабочим на складе, механиком — иными словами, на любую типично «мужскую» работу.

С дискриминацией при приеме на работу сталкиваются не только шведские мужчины. Так, в 2020 году суд оштрафовал мэрию Парижа на 90 тысяч евро: с приходом на пост мэра Анн Идальго большинство руководящих должностей в городской администрации оказались заняты женщинами, при том что согласно закону о паритете полов представители одного гендера не могут занимать более 60 процентов руководящих должностей.

Еще один дискриминационный скандал разгорелся в 2019 году в Google. Компания заказала зарплатное исследование, чтобы выявить случаи ущемления прав женщин и меньшинств в пользу мужчин, а обнаружила ровно противоположную картину. Оказалось, что как раз мужчинам платят меньше, чем женщинам, за одну и ту же работу. По итогам разбирательства более 10 тысяч сотрудников получили компенсации. Причем это уже второй такой скандал в Google: годом ранее бывшие сотрудники подали иск против компании и обвинили ее в «дискриминации белокожих мужчин консервативных взглядов». Программисты, уволенные за критику гендерной политики Google, утверждали, что руководство прибегает к незаконным квотам, чтобы нанять как можно больше женщин и представителей нацменьшинств.

Профессор Университета Мичиган-Флинт Марк Перри, активист, выступающий за права мужчин, рассказывает, что американские образовательные учреждения предоставляют намного больше преимуществ студенткам и преподавательницам в сравнении с мужчинами. Речь идет о стипендиях, грантах, финансировании исследований, материальной помощи — подобную поддержку все чаще предоставляют женщинам или представителям меньшинств. Ученый отмечает, что в среднем в университетах США есть 60-70 специальных стипендий для девушек и чаще всего ни одной для юношей.

В высшем образовании существуют очень лицемерные двойные стандарты. Администрация не терпит дискриминации в отношении женщин, но одобряет и фактически санкционирует дискриминационные программы в отношении мужчин

Марк Перри профессор Университета Мичиган-Флинт, США

По словам Перри, подобные программы появляются, когда руководство учебных заведений, компаний, политики и властные институты идут на уступки фемактивисткам. «Это неэтично и нечестно — относиться к мужчинам и женщинам по-разному, организовывать специальные стипендии и программы только для женщин и лишать мужчин равных образовательных возможностей», — заключил он.

Ученый считает, что феминизм часто апеллирует к понятиям инклюзивности и равенства, но на практике как раз занимается их истреблением.

Такое заявление выглядит спорным, так как в данном случае профессор допускает неуместное обобщение. Современный феминизм насчитывает множество направлений и продолжает стремительно развиваться, ведь женщины по всему миру по-прежнему сталкиваются с несправедливостью и невозможностью защитить свои права и даже жизнь. Есть лишь одно направление феминизма, которое ставит перед собой более амбициозные цели, чем всеобщее гендерное равенство, и призывает к фундаментальному изменению миропорядка.

Борьба сквозь века

Феминизм зародился в конце XIX века в Великобритании и США. Первыми последовательницами этого движения принято считать суфражисток, боровшихся за предоставление женщинам избирательных прав.

В 1945 году в Уставе ООН впервые на международном уровне прописали равенство мужчин и женщин как основополагающее право человека

В 1960-х годах на Западе сформировалась вторая волна феминизма. Активистки новой формации выступали против угнетения женщин в профессиональной и бытовой сфере, начали бороться против всех форм насилия, несправедливой разницы в оплате труда и возможностях профессионального роста. Тогда же феминистки начали защищать репродуктивные права женщины и права представителей ЛГБТ-сообщества.

В 1990-х годах представительницы третьей волны феминизма начали привлекать внимание к проблемам гендерной и сексуальной идентичности, а также сексуального удовольствия женщины. Теперь одним из ключевых принципов движения стала интерсекциональность — рассмотрение дискриминации сразу по нескольким признакам, таким как пол, раса, сексуальная ориентация.

Сегодня феминистское движение продолжает эволюционировать и развиваться, так как проблем у современных женщин по-прежнему хватает. Во многих профессиональных сферах для сотрудниц женского пола сохраняется «стеклянный потолок». Даже в развитых странах они до сих пор сталкиваются с домашним насилием, сексуальными домогательствами и харассментом — и общество все еще несправедливо винит в этом самих жертв. По данным правозащитной организации RAINN (Rape, Abuse & Incest National Network), каждая шестая женщина в Соединенных Штатах сталкивалась с сексуальным насилием. При этом более 90 процентов участниц исследования, ставших жертвами насильственных действий, не получили необходимой поддержки и теперь страдают от посттравматического стрессового расстройства.

Репродуктивное насилие и ограничение прав женщин распоряжаться своим телом также остаются актуальной проблемой, причем даже в развитых странах. Например, в некоторых штатах США женщинам запрещают аборты даже в случае изнасилования или инцеста, а в прошлом году такие же ограничения собирались принять в Польше.

Чтобы напомнить властям и обществу о существующих проблемах, активистки фем-движений регулярно выходят на публичные акции, организуют образовательные программы и даже проводят своих представителей в выборные органы. Эти усилия дают плоды: женщины все чаще занимают руководящие должности и высокие государственные посты, свободнее говорят о своей сексуальности и не боятся пресекать эмоциональное насилие и абьюз, чувствуя поддержку единомышленниц. Но далеко не все феминистки согласны довольствоваться этими победами

«Я ненавижу мужчин. Я изначально не уважаю никого из них», — заявила в своей книге писательница Полин Арманж. Ее литературный труд с весьма провокационным названием «Я ненавижу мужчин» вышел всего год назад, но его уже признали манифестом радикального феминизма наравне с книгой «Лесбийский гений» Алис Коффин. Авторки призывают женщин не просто сместить мужчин с лидерских позиций, но исключить их из социума в принципе, воспитать в себе ненависть к ним. По их мнению, эта ненависть должна помочь женщинам взрастить любовь к себе и добиться большего в жизни. Писательницы гордо заявляют, что не смотрят фильмы, снятые мужчинами, не слушают музыкантов-мужчин.

Я решила выйти замуж за мужчину и должна признать, что до сих пор очень люблю его. Однако это не мешает мне задаваться вопросом, почему мужчины такие, какие они есть: жестокие, эгоистичные, ленивые и трусливые

Полин Арманжписательница и радикальная феминистка

Основную идею радикального феминизма (или радфема, как стали называть это направление движения) сформулировала писательница Кейт Миллет еще в 1970-х годах. Она заключается в том, что общество построено на системе патриархата, в рамках которой мужчины систематически угнетают женщин. По мнению Миллет и других идеологов радфема, такой порядок господствует в мире с самого зарождения человечества, и угнетение женщин следует считать древнейшей формой дискриминации.

Своей главной задачей радикальные феминистки объявили отказ от маскулинных стереотипов и традиционных гендерных ролей, которые приобретаются в рамках гендерной социализации. Этот процесс, по их мнению, начинается в раннем детстве: девочкам внушают, что они хрупкие и слабые, должны носить платья и не иметь больших амбиций.

Радфем четко разделяет биологический пол и гендер. Второе — более широкое понятие, которое определяет психические, культурные и социальные различия. От него активистки предлагают вообще отказаться. Например, в минувшем сентябре испанские феминистки потребовали от конгресса использовать термин «пол» вместо «гендер», так как, по их словам, концепт гендера не позволяет полноценно анализировать социальную, экономическую и политическую реальность в условиях неравенства. В Испании законодательно разрешено самоопределение по гендерному признаку, но радикальные феминистки считают, что это размывает женское сообщество и уменьшает женское влияние в общественной сфере.

Личность мужчины, его человеческие качества и поступки в радикальном феминизме не принимаются во внимание. Предполагается, что абсолютно все мужчины заинтересованы в позиции угнетателей, вне зависимости от их личных убеждений и поведения, и стремятся поддерживать доминирование над женщинами в экономической и социальной сфере. Некоторые активистки даже отказываются от гетеросексуальных отношений и причисляют себя к лесбиянкам по идеологическим причинам. По их мнению, гетеросексуальные и бисексуальные женщины остаются под гнетом мужчин.

В ходе развития своей идеологии радикальные феминистки пришли к тому, что ценности их сообщества должны встать выше комфорта мужчин, а женщины должны занять их место в социальной иерархии. И проводить эти преобразования предлагается весьма радикальными средствами.

Человек человеку враг

Еще в 1967 году американская радикальная феминистка Валери Соланас, совершившая покушение на художника Энди Уорхола, заявляла, что самец — это ошибка природы, промежуточный вид между женщиной и обезьяной. В повестке многих представительниц современного радикального феминизма мужененавистничество занимает заметное место.

Носительницы подобных взглядов заявляют о негативном влиянии мужского общества на их ментальное состояние. Они организуют женские коммуны, чтобы находиться как можно дальше от мужчин. Одна из самых известных — Alapine — сформировалась в американском штате Алабама в 1997 году, в нее входит около двух десятков гомосексуальных женщин. Всего в США существует около сотни подобных женских поселений. Жительница одного из них, радикальная феминистка Винни Адамс рассказала, что оставила мужа и детей ради переезда в женскую коммуну. По ее словам, мужчины агрессивны, и она предпочитает не находиться рядом с ними ради своего спокойствия.

Мизандрия — ненависть, предубеждение и предвзятое отношение к мужчинам — все глубже проникает в западные сообщества и все чаще становятся причиной скандалов, подобных тем, что произошли в Google и в мэрии Парижа. Активистки в соцсетях открыто заявляют о ненависти к мужчинам и призывают бойкотировать любую их деятельность. Так, феминистка и журналистка Кири Рупиа (Kiri Rupiah) заявила, что мужчины — это мусор, потому что даже самые безобидные из них потенциально могут стать насильниками.

Недостаточно просто помогать друг другу, мы должны стереть мужчин. Сотрите их из вашего разума, из вашего воображения, из вашей самопрезентации

Алис Коффин автор книги «Лесбийский гений»

Ее единомышленницы распространяют в социальных сетях хештеги #killallmen («Убей всех мужчин») и Men Are Trash («Мужчины — это мусор»), которые остаются популярным в Twitter по сей день.

При этом активистки не боятся быть «отмененными» или осужденными за столь радикальные и оскорбительные заявления, так как говорят от лица «угнетенного сообщества» — и это действительно работает. Даже самые грубые выпады в сторону лиц мужского пола остаются безнаказанными.

С возникновением движения #MeToo в Facebook начали появляться откровенные оскорбления в адрес мужчин: в постах и комментариях их огульно называли подонками, насильниками и свиньями. Модераторы начали удалять такие публикации и блокировать профили их авторов, что вызвало мощную волну критики. Радикальные феминистки пожаловались на дискриминационную политику сервиса и ограничение свободы высказываний. В итоге представители соцсети восстановили некоторые комментарии и признали, что блокировка профиля — слишком жесткое решение, несмотря на то, что «Facebook должен оставаться безопасной средой для всех».

Мизандрия приобретает подчас самые неожиданные и спорные формы. В 2015 году в сети широко обсуждался анонимный пост феминистки, которая рассказала, что прервала беременность во втором триместре, когда узнала, что ждет мальчика. По словам женщины, она «не могла произвести на свет еще одного монстра». Стоит, правда, отметить, что правдивость этой истории, как и личность автора, так и не были установлены.

Энтони Синотт, профессор социологии из канадского Университета Конкордия и автор книги «Переосмысляя мужчин: герои, злодеи и жертвы», отмечает, что радфем создает необычную ситуацию. Когда у женщин появляется все больше возможностей и когда женщин становится все больше среди мировых лидеров, все больше феминисток начинают симпатизировать мизандристским идеям. По словам ученого, эти идеи, когда-то ставшие основой концепции «токсичной маскулинности», по сути являются формой обратного сексизма.

Эти идеи негативно сказываются на гендерных отношениях, приводят к гендерной поляризации и росту антифеминистских настроений среди мужчин. Зачем поддерживать движение, которое так очевидно ненавидит вас?

Энтони Синоттпрофессор социологии Университета Конкордия, Канада

Социолог подчеркивает, что мизандрия давно перестала быть маргинальным явлением с единичными проявлениями. По его словам, в большинстве стран по сути произошла институционализация термина «токсичная маскулинность»: насилие в отношении женщин обсуждается на правительственном уровне и его предлагают рассматривать как терроризм, игнорируя тот факт, что в США, Канаде и Великобритании мужчины почти в три раза чаще женщин становятся жертвами различных преступлений. То же касается количества самоубийств и несчастных случаев на производстве и даже средней продолжительности жизни, которая у мужчин меньше, чем у женщин. Одновременно с этим, отмечает социолог, феминистический дискурс игнорирует так называемую «героическую маскулинность» — например, эпизод крушения «Титаника», когда мужчины уступили женщинам места в немногочисленных спасательных шлюпках. Героических поступков мужчин хватает и в современном мире, указывает Синотт, достаточно вспомнить о работе спасателей, которые рисковали жизнью во время терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке.

Профессор Загребского института философии Ивана Скухала Карасман отмечает, что мизандрия прямо противоречит центральной идее феминизма о создании общества, в котором мужчины и женщины равны, в котором у всех одинаковые права, привилегии, обязанности, финансовые и карьерные возможности. «Мы должны относиться с пониманием друг к другу. Ненависть к противоположному полу делает жизнь в одном обществе невозможной», — уверена Карасман.

Если женщина разделяет идеи мизандрии, то она ничем не лучше мужчины-сексиста. Ненависть к противоположному полу — это сексизм

Ивана Скухала Карасман профессор Загребского института философии, Хорватия

По ее словам, продвигаемый радфемом нарратив сильно вредит имиджу феминизма в целом. Карасман признается, что и сама нередко сталкивается с предубеждениями: когда она рассказывает кому-то, что занимается гендерными исследованиями и является феминисткой, то нередко слышит в ответ: «О, так ты ненавидишь мужчин?» или «А ты лесбиянка?».

Мужчинам вход воспрещен

Радикальные феминистки считают, что большинство современных общественных институтов руководствуются патриархальными установками и исторически основаны на патриархальных принципах. А массовая культура, общепринятые нормы и гендерные роли диктуют женщине, что делать, как выглядеть и кем работать. И даже если женщина утверждает, что не хочет ничего менять, это считают иллюзией, навязанной мужчинами. По сути они не признают саму возможность свободы выбора для женщин.

По их мнению, правительства государств принимают решения, выгодные мужской части населения, а голос мужчины во властных органах весит больше, женщинам же достается черная работа и роль обслуживающего персонала. Даже когда в западных странах женщины заняли значительную часть государственных постов, а канцлер Германии Ангела Меркель открыто назвала себя феминисткой, радфем-активистки не изменили свою позицию.

Я феминистка. Раньше я немного стеснялась об этом говорить. Но теперь я могу сказать: да, мы все должны быть феминистами

Ангела Меркельканцлер ФРГ

Похожим образом радикальный феминизм относится и к религии: женщины из консервативных религиозных общин воспринимаются активистками исключительно как узницы и рабыни. Традиции, преемственность поколений и культура этих женщин в учет не берутся. По такой логике мусульманская женщина не может самостоятельно принять решение носить или не носить хиджаб — оно будет навязано ей мужчинами и религиозными догматами. И такое убеждение приводит к дискриминации религиозных женщин, как это было, например, в Германии в разгар миграционного кризиса.

По данным исследования Университета Пенсильвании, коренные немки относились к приезжим априори негативно, не вступали с ними в социальные отношения и отказывались помогать им с ассимиляцией в стране. В рамках эксперимента ученые просили женщин одеться в традиционный мусульманский наряд, отправиться в людное место и обратиться за помощью к другим женщинам. Перед этим испытуемой надо было разыграть сценку: ей якобы звонила сестра, которая не может решить, выйти ей на работу или остаться дома с детьми. Участница эксперимента должна была громко обсудить с воображаемой собеседницей эту проблему, чтобы прохожие могли ее услышать, и только после этого попросить о помощи.

В зависимости от того, какой совет испытуемая давала сестре, число женщин, согласившихся ей помочь, менялось. Если она вслух выражала прогрессивные взгляды и призывала родственницу выйти на работу, немки активнее шли на контакт. Если же советовала остаться дома и заниматься мужем и детьми, ее обращение в большинстве случаев оставалось без ответа.

Но, пожалуй, яростнее всего радикальный феминизм критикует нуклеарную семью, брак и материнство. Представительницы движения бросают вызов традиционной модели формирования семейного союза между мужчиной и женщиной для продолжения рода. По их мнению, в рамках семьи женщина эксплуатируется для выполнения бытовых обязанностей и ухода за детьми и несет двойное бремя — основной работы и бытовых дел.

При этом радикальные феминистки даже не рассматривают такие варианты здоровых семейных отношений, как, например, разделение обязанностей между супругами, за что выступают активисты либерального направления. Вместо этого они призывают полностью отказаться от института семьи.
В качестве альтернативы радфем предлагает женские коммуны, политическое лесбиянство и безбрачие.

Для преодоления чувства изолированности и одиночества в патриархальном мире радфем призывает женщин объединиться. Так как мужская коллективная идентичность, по мнению радикальных фем-активисток, существует априори, они призывают женщин к созданию похожей модели. Движение требует, чтобы женская часть населения организовалась в единую группу, так называемое сестринство, для преодоления дискриминации и гнета. Фактически многие последовательницы радфема стремятся к установлению матриархата — доминированию женщин в большинстве сфер общественной жизни.

Впрочем, к институту сестринства даже у феминисток возникает много вопросов.

Золотые юбки

Несмотря на то что сестринство предполагает объединение всех женщин против мужского доминирования, на сегодняшний день лидирующие позиции в радфем-сообществе занимают белые женщины из обеспеченных слоев. И некоторые западные исследователи уже заметили, что движение, которое призвано представлять всех женщин, часто фокусируется на интересах тех, у кого уже и так достаточно привилегий. И это происходит в то время, как многие женщины по всему миру лишены даже базовых прав.

Эта тенденция привела к росту неравенства среди женщин. Например, создание квот для женщин в советах директоров крупных компаний вызвало рост благосостояния и без того успешных и образованных сотрудниц, сумевших получить еще более высокие должности. Так, в Норвегии, где женщины должны занимать как минимум 40 процентов руководящих постов в компании, появилась особая группа «золотых юбок» — богатых женщин, занимающих высокие должности, при том что не все они обладают достаточными компетенциями для этого. Вместе с тем, по данным The Guardian, доходы женщин в других областях — сферы услуг, домашнего персонала, образования — так и остались низкими.

При этом если женщина решит нанять домработницу или няню, чтобы строить карьеру наравне с мужчинами, ее также обвинят в угнетении, ведь она, по мнению радикальных феминисток, способствует популяризации женского низкооплачиваемого труда.

По словам чернокожей писательницы и фем-активистки Микки Кендалл, если женщина, получив руководящую роль, воспроизводит репрессивные структуры, которые лишают права голоса большинство женщин, в феминистской борьбе нет смысла.

Феминизм должен служить интересам всех, на кого он опирается, чтобы поддерживать их, иначе он рискует превратиться в бесполезное движение для большинства и оружие против тех, кого он якобы представляет

Микки Кендалл писательница и фем-активистка

Кроме того, как отмечают активисты других правозащитных движений, радикальные феминистки убеждены в существовании неизменных биологических предпосылок угнетения и набора феминных и маскулинных признаков, которые нельзя изменить. Но, следуя этой логике, у женщин нет возможности выйти за рамки своего биологического предназначения. Так что радфем, стремясь объединить женщин по биологическому признаку, в итоге лишь уравнивает их и стандартизирует их желания и стремления, навязывая всем одинаковые ценности. И в этом, по мнению Иваны Карасман, он мало чем отличается от патриархата, который загоняет женщин в строгие рамки традиционных ролей. «Феминизм должен быть про право выбора. Одна женщина может хотеть строить карьеру. Другая — заниматься только детьми и домом. И это нормально, если она этого действительно хочет. Мы не должны осуждать женщин за их выбор», — убеждена она.

Я думаю, что мужененавистничество будет лишь набирать обороты. Не исключаю, что дойдет и до нападений на мужчин. Одновременно с этим радфем будет усиливать давление на тех женщин, которые не разделяют их идеи

Ивана Скухала Карасман профессор Загребского института философии, Хорватия

Усилиями феминисток жизнь женщин становится лучше и свободнее — это очевидный факт. Общество учится порицать насильников и абьюзеров, прислушиваться к мнению женщины и ценить ее профессиональные и личностные качества. Несомненно, сегодня феминизм, как и прежде, преследует позитивные цели, выступая против дискриминации и за равноправие во всех сферах. Однако радикальный феминизм часто подменяет эти цели, навязывая свои агрессивные установки в интересах небольшой группы людей. Приходится признать, что эта стратегия показала свою эффективность, а значит, велика вероятность того, что в будущем феминизм продолжит приобретать все более радикальные формы.

«Лучше быть плохой феминисткой, чем никакой»: почему равноправие касается всех

29 сентября в Москве прошел первый саммит о гендерном равенстве в бизнесе, политике и обществе Forbes Woman Day. Одна из сессий форума называлась «Сложные вопросы о феминизме для простой жизни». Участники говорили о тех, кто прокладывает дорогу равноправию, о провальных попытках поддержать женщин (и об уроках, которые из этих провалов можно извлечь) и о том, почему феминизм — синоним здравого смысла. Дискуссию модерировал журналист Григорий Туманов. Участники:

Ирина Изотова — основательница фестиваля о гендерной грамотности Moscow FemFest;

unsudden·Instagram

Настя Красильникова — журналист, фем-активистка, авторка Telegram-каналов «Вашу мать» и «Дочь разбойника»;

Реклама на Forbes

Лёля Нордик — экофеминистка, активистка, художница, соорганизаторка акции «Не виновата» в поддержку переживших домашнее насилие;

Дарья Серенко — политическая и феминистская активистка, художница, писательница, соосновательница проекта «Фемдача»;

juliataratuta·Instagram

Юлия Таратута — главный редактор издания Wonderzine;

Марина Ментусова — феминистка, основательница проектов «День Независимости. Альтернативное 8 марта» и keks-prosvet.ru, соосновательница движения «Женщины в белом»;

Кирилл Мартынов — кандидат философских наук, редактор отдела политики «Новой газеты», сооснователь Свободного университета, специалист по политической философии.

О тех, чьи голоса не слышны

Лёля Нордик: Подобные мероприятия, ориентированные на широкую аудиторию, не были бы возможны без работы низовых феминистских движений и активисток, которые в течение многих лет пробивали железобетонную стену стереотипов и обесценивания женского вопроса. На этом форуме представлены многие влиятельные, привилегированные женщины и, возможно, недостаточно представлены те, кто не имеет таких ресурсов, такого доступа к возможностям. У политических активисток, у тех женщин, которые занимаются небезопасной социальной работой и активизмом, далеко не всегда есть платформа для высказываний. Мне бы хотелось, чтобы в будущем в их репрезентации был достигнут баланс. 

Дарья Серенко: Здесь не так много зрителей, как на параллельной сессии, где выступает, например, Татьяна Бакальчук. Она входит в список богатейших предпринимателей, но я сейчас думаю о тех женщинах, которые работают в ее компании и подвергались трудовой дискриминации. 

Политические активистки подвергаются преследованиям, полицейскому насилию, сейчас в нашей стране много женщин-политзаключенных. А красивые, приятные мероприятия проходят без их участия, без дискуссий о политике. Я бы хотела, чтобы на этих дискуссиях уважаемые владелицы корпораций не только учили нас, как бороться за гендерное равенство, репрезентацию и так далее, но и сами бы учились, например, тому, как не дискриминировать сотрудниц на низовых позициях, как обеспечивать равные права в своих корпорациях. 

О «корпоративном» феминизме

Юлия Таратута: Может ли идеологически правая площадка рассуждать о феминизме? Нужно ли помещать на глянцевые обложки активистские идеи? Если ты за все хорошее и против всего плохого, не является ли это способом ухода от налогов и способом понравиться аудитории? Наша редакция путем проб и ошибок пришла к выводу, что активизм, даже в каком-то смысле притворный, лучше, чем его отсутствие. Наличие дискуссии лучше, чем отсутствие разговора как такового. Если кто-то притворяется лучшим, он в какой-то момент становится лучше. 

Меня за последнее время пригласили на несколько конференций с абсолютно «правым» образом мыслей, но почему-то крупным бизнесам стало прикольно про это говорить. Я считаю, что это позитивно. Даже если выбирать какие-то удобные темы — pay gap, стеклянный потолок, харассмент, — это уже неплохо.

Марина Ментусова: Лучше быть плохой феминисткой, чем никакой. Я даже с «клятыми корпорациями» люблю сотрудничать и верю, что они могут принести больше пользы, чем вреда, что их нужно делать союзникам. У нас есть цели. Какими инструментами мы будем их добиваться? Конечно, хотелось бы, чтобы максимально прозрачными и этичными. Но если мы можем свои задачи решить в том числе благодаря корпорациям, благодаря селебрити, — давайте их привлекать на свою сторону, завоевывать больше сторонников и сторонниц.

Дарья Серенко: Я хочу напомнить про кейс «ВкусВилла» (рекламную кампанию с участием ЛГБТ-семьи: вскоре после публикации ролик был удален, компания принесла за него извинения, а героини ролика столкнулись с травлей и были вынуждены уехать из страны. — Forbes Woman). Я думаю, очень долго всем [в компании] пришлось обивать пороги, чтобы этот кейс состоялся. А потом из-за него семья была вынуждена эмигрировать. Поэтому компаниям стоит быть очень аккуратными и консультироваться с активистками в тот момент, когда они реализуют социальную повестку.

Лёля Нордик: Совершать ошибки — нормально: никто из нас не рождается идеальными феминистками с правильным представлением о социальной справедливости. Нас этому не учат в школе, по крайней мере, в России. Люди проходят долгий путь от «я не такая, как все эти феминистки». Я против того, чтобы кэнселить всех, кто оступился и свернул куда-то не туда. Но нужно делать работу над этими ошибками. Если вы действительно разделяете все эти ценности, то важно реагировать на фидбэк и давать прозрачный ответ: да, мы могли сделать что-то не так, но мы готовы меняться к лучшему. 

О позиции «против феминизма»   

Настя Красильникова: У меня есть Telegram-канал «Дочь разбойника», и там я анализирую женоненавистнические тексты в современных российских медиа и рекламе. На прошлой неделе в Санкт-Петербурге произошло очередное убийство. Муж убил жену. Он нанес ей 10 ножевых ранений, а потом, когда она была еще жива, выбросил ее с балкона. Девушку эту звали Александра Мурсалова, она была секс-блогером. В какой-то момент она стала довольно популярна и начала зарабатывать, как подчеркивают разнообразные российские медиа, гораздо больше своего мужа. 

Как об этом пишут СМИ? Сайт НТВ сообщил, что Александра специально провоцировала мужа смелыми публикациями в сети, таким образом подводя читателей к тому, что она напросилась на то, чтобы муж ее убил. Сайт петербургского «Пятого канала» пригласил в качестве экспертки тренера по отношениям Юлию Печерскую, которая сказала буквально следующее: «Нас с детства учат: кто платит, тот и музыку заказывает. Когда женщина в паре начинает зарабатывать больше, она считает себя вправе быть более главным в отношениях. Женщина совершает ошибку, пытаясь менять внутри отношений форму доминации. И странно, что убитая, будучи сексологом, могла попасть в эту историю. Это очень грустно, она должна была такие вещи знать». По этим новостям мы видим, что наши коллеги ненавидят женщин. [Они считают, что] девушка, у которой осталось двое детей, виновата в том, что зарабатывала больше, чем муж, и из-за этого он ее убил.

Реклама на Forbes

Я считаю, что можно не называть себя феминисткой, но важно признать, что женоненавистничество, которым пропитано все вокруг, — это ужасно. 

Юлия Таратута: Я недавно читала интервью какого-то известного режиссера. Он спрашивал, почему все влюбились в феминизм, ведь в сегодняшнем обществе нужно защищать не женщин, а мужчин, потому что никто не думает о том, как им тяжело приходится, особенно когда они неконвенциональные. Но только феминизм и интересуется этим вопросом! Другого места, в котором кого-то интересовали бы социальные роли, вопросы власти и иерархий, конвенциональности, неконвенциональности, просто нет. Именно феминистские ресурсы поднимают вопросы о несоразмерности нагрузок [мужчин и женщин], функций, ролей. Мы говорим о том, что важно для всех. 

Мужчины боятся почувствовать вину, и начинается слепое отторжение феминизма

Кирилл Мартынов: Если какой-то мужчина заявляет, что он про-феминист, это ровным счетом ничего не говорит о том, хороший ли он человек, — он может быть полным мерзавцем, подонком, идиотом. Но если мужчина этого не заявляет, то это совсем какой-то абсолютный ноль, абсолютная бесчувственность, неготовность чисто номинально соответствовать какому-то здравому смыслу. Говорить, что ты не феминист или не про-феминист, — все равно, что говорить, что ты сторонник крепостного права. Что мир, в котором одни люди эксплуатируют других, не дают им развиваться и жить так, как те хотят, — нормальный.

Я удивлен, насколько маленькую роль тема гендерного равенства играет в российской демократической повестке до сих пор. Множество активисток и множество ребят поняли, что гендер — достаточно фундаментальная вещь и что довольно трудно бороться с политической диктатурой, если ты занимаешься харассментом на работе. К сожалению, до более широкого круга прогрессивно мыслящих представителей среднего класса эта мысль все еще не доходит. Они могут быть оппозиционерами, но при этом не видят никакой гендерной перспективы и либо позитивно, либо нейтрально относятся к патриархальным практикам. Мне кажется, стоит более интенсивно говорить о том, какую большую роль дискуссия про гендерное неравенство играет в большой политике.

Ирина Изотова: Мы все застреваем в своих пузырях, в своих социальных кругах. Я часто слышу от женщин: «Я не подвергалась насилию», «Я не сталкивалась с сексизмом». Это прекрасно. Но нельзя отрицать существование проблем. Если не хотите участвовать в чем-то, реально что-то делать, то хотя бы не мешайте. Это обращение в том числе и к женщинам, которые не особо ассоциируют себя с фем-повесткой. 

Реклама на Forbes

О мужчинах-союзниках

Кирилл Мартынов: Я много рефлексирую о гендерном равенстве, о своей собственной жизни, о своих собственных отношениях. И прихожу к выводу, что во многих ситуациях самое простое, естественное, ленивое и безопасное для окружающих, что ты можешь сделать, — это сыграть роль этакого патриархального мужика. Упыри, которые считают, что если женщина зарабатывает больше, чем мужчина, то это повод убить, — они существуют в определенной культуре, и эта культура на нас всех оказывает огромное давление, несмотря на все попытки ее преодолеть. 

Многие мужчины, кажется, боятся, что феминистки отнимут у них их образ жизни. В этой логике мир представляет из себя пирог, который мы делим. Условно говоря, до феминизма 90% пирога принадлежала мужчинам, а всё остальное делили между собой домохозяйки. Если пирог будет поделен иначе, у мужчин будет всего меньше. Это в теории игр называется игрой с нулевой суммой: кто-то всегда выигрывает, а кто-то проигрывает. Но не все игры так устроены, и я надеюсь, что в той социальной игре, в которую мы играем, могут выигрывать многие люди, многие движения. И если женщины станут счастливее и свободнее, от этого выиграют мужчины, потому что общество в целом станет и счастливее, и богаче.

Лёля Нордик: Главная ошибка, которую совершают мужчины, считающие себя союзниками феминистского движения, — они начинают учить женщин «правильному» феминизму. Или начинают критиковать фем-активисток за «неправильный» фем-активизм. Но самая первостепенная задача мужчин-союзников заключается в том, чтобы вести диалог с другими мужчинами, теми, кто проявляет харассмент, шутит сексистские шутки, нарушает трудовые права женщин в своих компаниях. Поскольку в нашем патриархальном обществе мужчины скорее прислушаются к другому мужчине. 

Вторая часть работы — помогать женщинам с ресурсами, давать им платформу. Не выходить на первый план, а помогать настраивать социальный лифт, который позволит женщинам, у которых нет достаточных ресурсов, получить какие-то возможности. 

Модератор дискуссии — журналист Григорий Туманов

Настя Красильникова: Чем мужчины могут помочь фем-активисткам? Вот мой муж сегодня будет укладывать нашего сына спать. А перед этим он приготовит ему обед и ужин. Еще я попросила его помыть пол, а утром он по собственной инициативе помыл посуду. Мне кажется, что это очень важный уровень взаимодействия мужчин и женщин. Потому что когда изо дня в день женщина приходит домой, и на ней после рабочего дня еще четыре часа домашнего труда, это невыносимо. Невозможно заниматься никакой борьбой, никакой работой и вообще быть здоровым, полноценным человеком, если на тебе несколько рабочих смен. 

Реклама на Forbes

Ира Изотова: Я не согласна с тезисом, что мужчины, которые не называются про-феминистами, — плохие люди. Они могут просто не понимать, что это такое, не касаться этой темы никогда в своей жизни, но краем уха слышать какие-то стереотипы. Я заметила, что люди не хотят изучать эту тему потому, что мешает не интеллектуальный барьер, а эмоциональный. Мужчины боятся почувствовать вину, и начинается слепое отторжение феминизма. Проработать этот момент можно только через тщательное изучение темы.

Дарья Серенко: Мне кажется, чтобы быть союзником или союзницей в любых движениях за равные права, можно просто взять за правило спрашивать, задавать вопросы: как я могу помочь? чем я могу быть полезен или полезна? чего не хватает в данном контексте? что я могу добавить? Как я могу использовать свой ресурс или свою платформу? Для этого не нужно читать учебники по гендерным исследованиям, достаточно элементарной эмпатии. Мне кажется, что иногда это даже более конструктивная стартовая позиция, чем какие-то интеллектуальные конструкции.

10 неудобных вопросов о феминизме

Во многих странах женщины до сих пор поражены в правах, и феминистки борются за обеспечение их базовыми правами. Даже в европейских странах, в Польше и в Ирландии, у женщин нет права на аборт. В России есть официальный запрет на несколько сотен профессий: например, женщины не могут работать сталеварами и шкиперами.

К сожалению, одной лишь ликвидации неравенства на законодательном уровне недостаточно: гендерные стереотипы прочно укоренены в культуре и приводят к тому, что женщины и мужчины оказываются загнанными в рамки определенных общественных ожиданий. Это так называемая гендерная социализация, которой мы подвергаемся буквально с рождения: девочкам покупают розовое, мальчикам — голубое, девочкам — куклы, мальчикам — машинки, мальчикам нельзя плакать, девочкам нельзя драться и так далее.

Пожалуй, для многих это самая непонятная часть феминизма: « Какие-такие общественные ожидания? Если есть голова на плечах, то тебе хватит ума строить свою жизнь так, как хочется!» Счастливицы, выросшие в относительно либеральных семьях и обладающие крепкой самооценкой, часто не замечают того психологического давления, которому подвергаются другие женщины. А многим мужчинам попросту удобно его не замечать: ведь женщин часто приучают к обслуживающей роли. Удобно думать, что твоя партнерша сама выбрала обслуживать тебя в быту, просто потому что ей это нравится, и вообще — «женщины от природы более хозяйственные».

Свою личную задачу я вижу в том, чтобы объяснять людям: индивидуальные различия важнее межполовых. Хватит оправдывать «природой» всякую чушь из серии «мужчинам секс нужен больше, чем женщинам» или «мужчина по природе своей добытчик». Это попросту антинаучная хрень, которая поддерживает стереотипы и делает жизнь многих людей хуже.

Согласно прогнозам Всемирного экономического форума, гендерное равенство в экономике наступит через 170 лет. Это значит, через 170 лет средние зарплаты мужчин и женщин сравняются. То есть как минимум в ближайшие 170 лет феминисткам есть над чем работать.

Залина Маршенкулова: «Считающая себя личностью женщина — феминистка» — Новости

— По-моему, все еще вызывает…

— По крайней мере, уже меньше, чем пять лет назад. Всё происходит постепенно. Негативная коннотация появляется оттого, что якобы все женское — это унизительное. Постепенно мы понимаем, что женщина — это не только уборщица, студентка или журналистка, у нее обширнее сфера деятельности. Поэтому совершенно нормально, что мы хотим сделать женщину видимой.

— В последнее время слово «феминистка» тоже часто несёт негативную коннотацию, выглядит ругательным.

— Так можно про многое сказать. Например, людей, которые выходят на митинги, называют «пятой колонной». Людей, которые выступали за сквер, некоторые называют бесами. Смысл зависит от того, от кого исходит мнение. Есть сила введения в заблуждение, ложная пропаганда. Мы же знаем, что люди, просившие оставить им сквер, — это хорошие граждане своей страны, и ни один человек, называющий их «бесами», не является авторитетом, истиной. То же самое и с феминизмом — люди, которые знают, о чем я пишу, что я говорю и что делаю, знают, что я феминистка в хорошем смысле этого слова.

— Многие последние события показывают, что общество не готово воспринимать женщин как «источник действия». Когда мы будем восприниматься серьезно?

— Постепенно. Это все происходит само по себе, женщины появляются все больше в так называемых неженских сферах деятельности, занимают больше рабочих мест. В силу своей профессии, как медиаменеджер, я выступаю на SMM- и маркетинговых конференциях, и чаще всего вижу специалистов женщин. Они постепенно занимают руководящие должности. Все мифы и гендерные стереотипы разрушаются. В IT-компаниях много женщин, и их становится все больше, потому что не биология запрещала женщинам заниматься какой-то умственной деятельностью, а социология. Человечество было не в курсе, что женщина — это человек. Постепенно оно вдруг узнало это, и теперь все приходится наверстывать.

Medcalf: женщины из Миннесоты говорят о влиянии крючков на их жизнь

Когда я спросила Кималу Прайс о том, какое влияние оказали на ее жизнь чернокожий ученый-феминист и пионер, умершая в прошлом месяце в возрасте 69 лет, Кимала Прайс, она остановилась.

«Я чернокожая женщина определенного возраста», — сказала Прайс, доцент женских исследований Государственного университета Сан-Диего и содиректор школьного центра феминистских исследований и активизма «Хлеб и роза».«Я обнаружил ее, когда учился в колледже. Я учился в колледже в конце 80-х — начале 90-х. Мы говорим о студенческих годах. Это было идеальное время для меня, чтобы открыть ее».

Это было знакомое отражение. За последние несколько недель я наблюдал, как люди, особенно темнокожие, коренные народы и цветные женщины, оплакивают пропажу крючков на публике и в глубоких проявлениях.В моем собственном мире черные женщины, которые следовали ее словам, остаются в трауре.

Моя подруга сказала мне, что крючки научили ее думать. Другой коллега исправил национальную публикацию в Твиттере, когда имя хуков было написано с заглавной буквы, чего хуки — рожденная Глория Джин Уоткинс до того, как она взяла псевдоним в честь своей прабабушки — не потворствовали.Другая подруга, тоже темнокожая, разместила в Facebook изображение стопки книг, написанных крючками, и добавила, что у нее «не было правильных слов», чтобы обсудить наследие иконы. Для непосвященных хуки преподавали во многих университетах, включая Йельский, где она была профессором в 80-х и была автором известных работ, в том числе «Феминизм для всех» и «Разве я не женщина».

В дни после ее смерти я слышал, как черные, коренные и цветные женщины говорили о фигуре, которая бросила вызов статус-кво и помогла им раскрыть себя, переосмыслив наши коллективные рамки истории чернокожих — границы, которые исторически исключали черных женщин — в непримиримом диалоге.

«Я действительно могу сказать, что крючки позволили мне обрести голос как чернокожей писательницы-феминистки и преподавателя чернокожих феминисток», — сказала Зензеле Исоке, директор аспирантуры факультета гендерных, женских и сексуальных исследований Университета Миннесота.«И я действительно имею в виду это. Я помню, как видел ее выступление в 1998 году, и я прочитал одну из ее книг, я думаю, что это было« Разве я не женщина ».

«Просто то, как она писала, ясность, с которой она писала, то, как она была бесстрашной и критиковала то, что вредно для чернокожих женщин, будь то феминистское движение или аспекты гражданских прав чернокожих. движение, где она показала, как чернокожих женщин использовали в качестве опоры для обеих этих групп, обоих этих социальных движений.Она показала мне, как найти голос и точку зрения, которые являются уникальными для чернокожих женщин и не должны быть вторичными по отношению к идеологиям белого феминизма, черного национализма или даже черного расового либерализма ».

Исоке сказала мне, что она научила своих детей крючкам, своему наследию и своему голосу.

Это заставило меня задуматься о собственных дочерях. Я черный мужчина, воспитывающий трех черных девочек. По мере их роста я надеюсь предложить сбалансированную перспективу, учитывающую полноту их опыта. Я всегда осознаю, что существую всего в нескольких дюймах от точек зрения, основанных на женоненавистничестве и сексизме, и без постоянного самоанализа и изучения я упущу свою родительскую миссию не как мужчина или отец, а как человек.В статье «Разве я не женщина» Хукс подчеркивает испорченные взгляды чернокожих женщин во всех сообществах.

«Образы чернокожих женщин, которые воспринимаются как положительные, обычно изображают чернокожую женщину как многострадальную религиозную, материнскую фигуру, наиболее привлекательной чертой которой является ее самоотверженность и самоотречение по отношению к тем, кого она любит», — писала Хукс. .«Негативные образы чернокожих женщин на телевидении и в кино не просто влияют на психику белых мужчин. Они влияют на всех американцев».

Она также сказала, что черный мужчина часто рассматривается как «представитель» сообщества черных.Вы можете видеть это в историях, которые рассказывают о движении за гражданские права, в историях, которые, как правило, сосредотачиваются на чернокожих мужчинах, что они приобрели и что потеряли.

Но крючки требовали и более широкого рассмотрения. Она связала бедственное положение чернокожих женщин с расизмом, патриархатом и капитализмом.Она обсудила сложность их препятствий. За ее взгляды некоторые называли ее бунтарем. Но когда мы обсуждаем чернокожих мыслителей и лидеров, следует упоминать крючки в том же духе, что и Джеймса Болдуина или W.E.B. Du Bois. Она была революционеркой, родившей поколение чернокожих женщин, воодушевленных ее позицией. Я узнал, что именно поэтому так много людей были тронуты ее смертью.

-дюймовые крючки для звонков как бы входили и выходили из этих почитаемых учреждений, но у нее никогда не было институционального дома, и я думаю, что это действительно находит отклик у меня и других чернокожих женщин-писателей и интеллектуалов, а также, в некотором роде, просто бескомпромиссный характер понимания того, ради чего вы здесь », — сказала Шеннон Гибни, писательница из Миннеаполиса, педагог, активистка и автор книги« Не вижу цвета ».«Просто понимаю, что меня не волнует,« опубликуй или исчезни », или если ты думаешь, что мою работу слишком легко переварить, или тебе не кажется, что она достаточно теоретическая, или что-то еще, что лишает меня легитимности в твоих глазах, Я напишу то, что хочу написать. колокольчики…. вот что она сделала. Вот кем она была ».

Майрон Медкалф, местный обозреватель Star Tribune, национальный писатель и радиоведущий ESPN.Его колонка выходит в печать по воскресеньям два раза в месяц, а также в Интернете. Эл. Почта: [email protected]

Twitter: @MedcalfByESPN

Феминистка уволена за транс-вид

В четверг Майя Форстатер сделала важное объявление в Твиттере.Отметив, что журналист сказал: «Дж. К. Роулинг — ее женщина года», Форстатер добавил: «Моя тоже. #IStandWithJKRowling ».

Пока Роулинг готовится к 20-летию фильмов, основанных на ее основополагающей книжной серии, она сталкивается с волной критики — наряду с похвалами со стороны феминисток, которые видят в ней народного героя, борющегося за свои права.

Сообщение

Форстатер было ответом на твит от декабря 2019 года, в котором создательница «Гарри Поттера» поставила под угрозу свою репутацию и уважаемую карьеру, чтобы защитить Форстатера, которого уволили с работы из-за ее комментариев о том, что человек не может выбирать изменить свой биологический пол.

«Одевайтесь, как вам нравится. Называйте себя как хотите. Спите с любым взрослым, у которого есть ваше согласие. Живите своей лучшей жизнью в мире и безопасности. Но заставить женщин уволиться с работы за то, что они заявили, что секс — это реальность? «#IStandWithMaya #ThisIsNotADrill», — написала Роулинг в Твиттере своим 14,5 миллионам подписчиков.

«Я не знал, что она собиралась, это произошло неожиданно», — сказал Форстатер The Post. «Сначала я не поверил, что это правда. Кто-то прислал мне скриншот, но я подумал, что они сделали его, чтобы подбодрить меня.”

За день до твита Роулинг судья в Великобритании решил, что работодатель Форстатер имеет законное право не продлевать ее контракт из-за комментариев, и что это не было вопросом дискриминации в отношении нее.

На прошлой неделе Роулинг написала в Твиттере в знак протеста против того, что шотландская полиция зафиксировала изнасилование как совершенное женщиной, если обвиняемый настаивает на этом гендерном назначении, даже если оно не было изменено юридически. Роб Стотхард / Getty Images

«Я был выпотрошен. Я был самым низким, каким мог быть.Но твит был таким потрясающим… Это разошлось по всему миру ». — сказал Форстатер.

«А потом стала распространяться ложь — я сказал, что преследовал коллегу или неправильно учил коллегу. По правде говоря, у меня не было коллег-трансгендеров, — сказал Форстатер. «Люди просто хотели дискредитировать то, что J.K. сказал.»

Роулинг обвиняли в трансфобии и в TERF — резкой аббревиатуре, расшифровывающейся как «транс-исключающая радикальная феминистка». Против нее высказались актеры из фильмов «Гарри Поттер» и «Фантастические твари».Бывшие фанаты заявили в социальных сетях, что она испортила их детство и что им удалили татуировки «Поттер».

Однако Роулинг — настоящее имя Джоан Кэтлин Роулинг — никогда не отступала.

Роулинг сказала, что протестующие разместили ее, а затем удалили в социальных сетях фотографию с ее домашним адресом. демонстрации перед ее домом недалеко от Эдинбурга, Шотландия, и разместила в Твиттере уже удаленную фотографию с ее домашним адресом, видимым на заднем плане.

«Я должна предположить, что [они] думали, что доксинг меня запугает, и я не буду выступать в защиту прав женщин на основе пола», — написала в Твиттере Роулинг. «Им следовало задуматься над тем фактом, что я получил так много угроз расправы, что я могу обернуть ими дом, и я не переставал высказываться.

«Возможно — и я просто бросаю это там — лучший способ доказать, что ваше движение не представляет угрозы для женщин, — это перестать преследовать, преследовать и угрожать нам».

Все это происходит из-за того, что HBO Max только что снял специальный выпуск о воссоединении, который транслируется в январе.1, к 20-летию первого фильма «Гарри Поттер». Главные звезды, на роль которых сыграла Роулинг, высказались против ее комментариев.

Слухи об отказе от воссоединения фильма HBO Max «Гарри Поттер» (выше, с Рупертом Гринтом, Эммой Уотсон и Дэниелом Рэдклиффом) ложны, сказал инсайдер HBO Max

В июне 2020 года Эмма Уотсон написала в Твиттере: «Транссексуалы — это люди. кем они себя называют и заслуживают прожить свою жизнь, не задаваясь постоянными вопросами или говоря, что они не те, кем себя называют.Дэниел Рэдклифф написал: «Трансгендерные женщины — это женщины», добавив: «Любое утверждение об обратном… идет вразрез со всеми советами профессиональных ассоциаций здравоохранения, которые обладают гораздо большим опытом в этом вопросе, чем Джо [Роулинг] или я. ” И Руперт Гринт сказал Esquire: «Я также думаю, что вы можете испытывать к кому-то огромное уважение и при этом не соглашаться с такими вещами».

Несколько источников сообщили The Post, что Роулинг появится в шоу воссоединения — хотя и в архивных кадрах — несмотря на слухи об обратном.

Хотя имя автора было заметно в начале трейлеров к первым двум фильмам из ее книжной серии «Фантастические твари», в конце нового трейлера «Фантастические твари: Тайны Дамблдора ». Тем не менее, источник не одобрил идею о том, что это является признаком негативной реакции.

Звезды сериала «Гарри Поттер», на роль которых сыграла Роулинг, высказались против ее взглядов. Warner Bros.

«Джо не исключили из воссоединения — она ​​будет выступать», — сказал хорошо осведомленный инсайдер. «Нет никаких проблем между ней и Warner Brothers или HBO. Нуль.»

«В течение 20 лет Warner Bros., J.K. Роулинг и ее команда работали вместе, чтобы порадовать поклонников по всему миру захватывающими историями и волшебством волшебного мира. Эти отношения продолжаются и сегодня, и они стали более совместными, чем когда-либо », — говорится в совместном заявлении по этому поводу Нил Блэр, партнер-основатель The Blair Partnership, и Энн Сарнофф, председатель и генеральный директор WarnerMedia Studios и Networks Group.

«Новостные сообщения об обратном совершенно не соответствуют действительности, и мы разочарованы тем, что эти неточные истории только причиняют боль фанатам Гарри Поттера, которых мы надеемся развлечь».

Роулинг снова попала в заголовки газет на этой неделе по другой причине, так как она ответила на действия полиции Шотландии, которая заявила, что будет регистрировать изнасилования как совершенные женщиной, если обвиняемый будет настаивать на этом гендерном назначении, даже если он не был изменен юридически. Автор использовал вариант новояза Джорджа Оруэлла, чтобы написать в Твиттере: «Война — это мир.Свобода — это рабство. Невежество — это сила. Человек с пенисом, который изнасиловал вас, — женщина ».

И хотя армия Twitter продолжает разжигать настроения против Роулинг, это не повлияло на праздничные продажи.

Ее новая детская книга «Рождественский поросенок» дебютировала под номером 1 и остается на вершине списка бестселлеров New York Times девять недель спустя.

Несмотря на споры Роулинг, ее последняя книга «Рождественская свинья» пользуется наибольшим спросом. Нил Холл / EPA

сказал инсайдеру: «Я рад сообщить вам, что продажи действительно выросли в этот сумасшедший период и интерес ко всем вещи, которые Джо никогда не были лучше.”

Последние два года Форстатер ведет борьбу против своего бывшего работодателя, Центра глобального развития, аналитического центра в Великобритании. 47-летняя мать двоих детей, которая сама является дочерью продюсера «Монти Пайтон и Святой Грааль» Марка Форстатера, потеряла работу после того, как выразила свое мнение о том, что биологический пол человека не может быть изменен и что трансгендерные женщины «не женщины », и секс« не следует смешивать с гендерной идентичностью ».

Твиты Форстатера в 2018 году противоречили предложенной реформе Закона Великобритании о гендерном признании (GRA), которая позволит трансгендерным людям идентифицировать себя без медицинского подтверждения.

«Я был обеспокоен, и я подумал, что смогу написать об этом в Твиттере. Я хотела участвовать в публичных дебатах », — сказала она The Post. «Довольно быстро я получил электронное письмо от отдела кадров [Центра глобального развития] в Вашингтоне, в котором говорилось, что у них есть опасения».

Для Майи Форстатер было честью, что Роулинг защищала ее после того, как Форститер был уволен с работы за то, что написал в Твиттере, что биологический секс неизменен. Пол Дэйви / SWNS

Примерно шесть месяцев спустя она потеряла работу после того, как ее работодатели провели расследование.

Если бы не Роулинг, мы могли бы не знать имя Форстатера. Но как только автор вмешался, она пошла ва-банк.

Что касается того, почему, Роулинг объяснила в эссе, что в то время она писала новый сериал о женщине-детективе, но не раскрыла, как и если биологический пол может сыграть роль в истории.

И, пережившая домашнее насилие и сексуальное насилие, она сказала: «Я хочу, чтобы транс-женщины были в безопасности. В то же время я не хочу делать беременных девочек и женщин менее безопасными.”

Роулинг родилась в семье среднего класса в Глостершире, Англия, но после недолгого брака — ее первый муж сказал The Sun, что однажды он ударил ее — это привело к рождению ее дочери, 28-летней Джессики, которая оказалась в депрессии. и живу в Шотландии.

Несмотря на протесты, угрозы смертью и плохую прессу, Роулинг продолжает высказывать свое мнение. Barcroft Media через Getty Images

«Исключительно недолговечный брак распался, и я был безработным, одиноким родителем и настолько бедным, насколько это возможно. в современной Британии, не будучи бездомным… По всем обычным стандартам, я была самым большим неудачником, которого я знала », — сказала она во время вступительной речи Гарварда в 2008 году.

Форстатер сказал, что это делает готовность Роулинг высказаться еще более примечательной. «Хотя в финансовом отношении она создана на всю жизнь, ей есть что терять с точки зрения индустрии и бизнеса. У нее есть благотворительная организация и индустрия Гарри Поттера, поэтому очень здорово, что она это сделала ».

Тем не менее, Роулинг хотела бы, чтобы к ней присоединилось больше людей, но понимает, насколько это сложно.

«Обвинений в Терфери было достаточно, чтобы запугать многих людей, учреждения и организации, которыми я когда-то восхищался, которые съеживаются перед тактикой игровой площадки.«Они назовут нас трансфобами!» «Они скажут, что я ненавижу трансгендеров!» Что дальше, они скажут, что у вас блохи? » она написала.

Адвокат Кара Дански, председатель Комитета по законодательству и законодательству Кампании за права женщин, говорит, что она впечатлена откровенностью Роулинг. Karadansky.com

Термин «TERF» «обычно используется как женоненавистническое оскорбление и часто сопровождается угрозы убийством и изнасилования женщин, которые говорят о материальной реальности биологического секса », — сказала адвокат Кара Дански, председатель Комитета по законодательству Кампании за права женщин.

«Это также показывает, насколько пуста идеология« гендерной идентичности ». Наши оппоненты никогда не приводят последовательных аргументов в пользу того, почему они думают, что мы не правы », — добавила она. «Феминистки часто говорят что-то вроде:« Женщина — это взрослая человеческая женщина », а кто-то отвечает чем-то вроде« Заткнись, TERF! »

«Если тебя запятнали ярлыком, от него трудно защититься».

И именно поэтому, по словам активистов, так важно и примечательно то, что Роулинг — одна из самых любимых икон поп-культуры последней четверти века — готова отстаивать то, во что она верит.

Роулинг поставила на кон свою репутацию и карьеру, написав в Твиттере в поддержку Майи Форстатер в 2019 году. С тех пор ее бренд укрепился. Тим Бойл / Getty Images

«Значение того, что она сделала, невозможно недооценить, — сказал Дански. который также является президентом американского отделения WHRC. «Феминистки требуют прав, конфиденциальности и безопасности женщин и девочек. Мы не сможем этого сделать, если не сможем связно определить эту категорию ».

Форстатер согласился. «Когда я прочитал эссе JK, я подумал:« Она — национальное достояние.Она написала это эссе, в котором все изложено так ясно и ясно ». А на следующий день они назвали ее ведьмой и хотели сжечь», — сказала она The Post. «Я думаю, она знала, что вызовет такую ​​реакцию, и продолжала это делать».

****

Еще одной причиной для участия в дебатах, как писала Роулинг, была ее обеспокоенность по поводу «огромного взрыва» среди молодых женщин, экспериментирующих с переходом, а также растущее число тех, кто «возвращается» обратно к своему биологическому полу: «Они сожалеют о своих шагах. которые в некоторых случаях безвозвратно изменили свои тела и лишили их плодородия.”

В июне The Post сообщила, что «Кампания за права человека» перечислила на своем веб-сайте более 40 «программ клинической помощи трансгендерам и молодежи, стремящейся к гендерному развитию». В 2007 году в Америке существовало только одно такое учреждение.

В 2020 году писательница Эбигейл К. Шрайер написала противоречивую книгу о росте числа молодых женщин, переходящих на новый уровень, что привело к издевательствам над ней в социальных сетях, и ее книга была удалена из Target.Andrea Cimini Photography

В ее неоднозначной книге 2020 года «Необратимый ущерб: Безумие трансгендеров соблазняет наших дочерей », — Эбигейл К.Шрайер написал, что по состоянию на 2018 год в Британии наблюдался рост на 4400% по сравнению с предыдущим десятилетием числа девочек-подростков, обращающихся за лечением.

Как и Роулинг, Шрайер кричали в социальных сетях, и ее книга была удалена из Target.

В октябре доктор Марси Бауэрс и Эрика Андерсон, клинический психолог из клиники по гендерным вопросам детей и подростков Калифорнийского университета в Сан-Франциско, оба являются трансгендерами, обсуждали риски, связанные с операциями по смене пола для детей.

«Я думаю, что со стороны детских эндокринологов, которые были сторонниками ранней блокады [полового созревания], была наивность, они думали, что может произойти только это волшебство, что хирурги могут все», — сказал Бауэрс, оперировавший звезду трансгендерной реальности Джаз Дженнингс.

«Я не верю, что кто-то, кто называет Джо трансфобом, на самом деле читал ее длинное эссе. Я не видел, чтобы кто-нибудь цитировал его, чтобы оправдать свои обвинения », — сказал авторитетный инсайдер.

Форстатер считает, что Роулинг (см. Выше) «будет оправдана» в будущем.

«Я не верю, что кто-то, кто называет Джо трансфобом, на самом деле читал ее длинное эссе. Я не видел, чтобы кто-нибудь цитировал его, чтобы оправдать свои обвинения. Больше всего я читал строчку о ванных комнатах (Роулинг заявила, что у нее были «опасения» по поводу «однополых пространств»), что опять же, как я подозреваю, испытывает и подавляющее большинство женщин.

«Это важно, поскольку я подозреваю, что ненависть, которую она получает, исходит из несправедливой критики, исходящей от трех главных актеров Гарри Поттера (которые комментировали ее до того, как ее эссе было опубликовано)»,

В июне Форстатер выиграла апелляцию против первоначального решения, поскольку судья заявил, что первоначальный суд «допустил юридическую ошибку», добавив, что взгляды Форстатера «должны терпеться в плюралистическом обществе.”

Теперь, когда Форстатер руководит собственной организацией «Секс дела», она вернется в суд для проведения следующего слушания по делу об увольнении.

Роулинг, по ее словам, «была такой храброй. Почти никто не высказался за нее … Должно быть, она чувствует себя такой преданной. Думаю, все мы — люди, которых вы знаете, согласны с вами, но не молчат, потому что это слишком опасно и страшно.

«Я думаю, что в ближайшие годы люди повернутся и спросят:« Почему мы не заговорили? »И Дж. Роулинг будет оправдана.”

Пионерская писательница-феминистка Белл Хукс умерла в возрасте 69 лет | Некрологи Новости

Скончалась Глория Джин Уоткинс, новаторская черная интеллектуальная феминистка, написавшая более 40 книг и более известная под псевдонимом Белл-Хукс.

69-летняя женщина умерла дома в Верии, штат Кентукки, в среду, в окружении семьи и друзей, говорится в заявлении ее семьи.

Ее книги, переведенные на 15 языков, включают: Разве я не женщина ?: Черный, Женщины и феминизм; Феминистская теория: от края к центру; Все о любви: новые видения; Мы настоящие крутые: черные мужчины и мужественность, и «Обучение проступкам: образование как практика свободы».

В детстве Крючки посещали отдельные школы на юге Соединенных Штатов. В ее писательской и академической работе часто исследуется взаимосвязь между расой, классом и полом.

«Для семьи большая честь, что Глория получила многочисленные награды, награды и международную известность за свою работу как поэт, писатель, профессор, культурный критик и общественный деятель», — говорится в заявлении ее семьи. «Мы гордимся тем, что называем ее сестрой, другом, доверенным лицом и влиятельным лицом».

Родилась в Хопкинсвилле, штат Кентукки, в 1952 году. По словам ее семьи, она была четвертой из семи братьев и сестер.Она опубликовала свою первую книгу стихов в 1978 году и получила докторскую степень по литературе в Калифорнийском университете в Санта-Крус.

Семья @bellhooks с сожалением сообщает о кончине нашей сестры, тети, двоюродной бабушки и двоюродной бабушки. Автор, профессор, критик и феминистка рано утром ушли из дома в окружении семьи и друзей. 🖤 ​​

— Enter Ebony (@Enter_Ebony) 15 декабря 2021 г.

Сообщается, что она использовала строчные буквы для своего псевдонима, позаимствованного у ее прабабушки, чтобы читатели сосредоточились на сути ее письма, а не на самом авторе.

Она вернулась в Кентукки в 2004 году, чтобы преподавать в Berea College, после того как жила в других частях США.

В 2010 году в школе открылся институт колокольных крючков.

Она была введена в Зал славы писателей Кентукки в 2018 году, говорится в заявлении Berea College в среду. Ее выбор, как сообщили в колледже, вызван этой признательностью от Нила Четика, исполнительного директора Центра грамотности и обучения Карнеги: «Белл-Хукс — один из самых влиятельных культурных критиков нашего времени.”

В школе также заявили, что институт от ее имени «продолжит быть ценным и информативным маяком в работе ее жизни, продолжая напоминать людям, что жизнь — это любовь. По ее словам, «Хорошая любовь — задача всех значимых отношений, а не только романтических уз».

Другие чествования хуков и ее работы хлынули в социальных сетях после объявления о ее смерти.

«Я обязан крючкам для колокольчиков больше, чем я мог бы дать… Она пробудила во мне миры, о существовании которых я не подозревал», — написал в Твиттере американский журналист Чар Адамс.По словам Адамса, ее писательская и научная работа «открыла почву для многих уровней» и остается «радикальной», «актуальной» и «необходимой».

Я должен крючкам для колокольчиков больше, чем я мог бы дать. Она помогла сформировать / сформулировать мою политику больше, чем любой другой ученый. Она пробудила во мне миры, о существовании которых я не подозревал.

Ее писательское мастерство и стипендия открыли новые горизонты на многих уровнях и по-прежнему остаются радикальной, актуальной и необходимой работой. RIP bell❤️ pic.twitter.com/BZo4LOr8dO

— CiCi Adams🌸 (@CiCiAdams_) 15 декабря 2021 г.

Киенга-Ямахтта Тейлор, профессор афроамериканских исследований в Принстонском университете, назвал смерть Хукса «разрушительной».

«Чернокожие женщины никогда не могут отдыхать, поэтому мы умираем рано», — написала Тейлор в Twitter.

Структура «ООН-женщины», подразделение Организации Объединенных Наций по вопросам гендерного равенства, поблагодарила Хукков за ее наследие и «за то, что они научили нас тому, что феминизм предназначен для всех».

Корнелл Уэст, американский профессор и культурный критик, сказал, что Хукс был «интеллектуальным гигантом, духовным гением и самым свободным из людей! Мы никогда ее не забудем! »

Члены ее семьи планируют провести мероприятие, чтобы отпраздновать ее жизнь позже.

Спасибо, Белл-Хукс, за ваше наследие и за то, что вы научили нас тому, что феминизм предназначен для всех. pic.twitter.com/AtsUNsFwVl

— ООН-женщины 🧡 (@UN_Women) 15 декабря 2021 г.

колокольчиков, автор песен «Aint I A Woman» и «All About Love» умер по номеру 69

ДеВанда Уайз: «Есть место для Глории Стейнем; есть место для Cardi B ‘

ДеВанда Уайз, звезда Netflix «Она должна иметь это», говорит, что есть место для разных типов феминисток, и важно иметь «владение» тем, как изображают черных женщин.(21 мая)

AP, AP

Умер любимый писатель, профессор и феминистка, известный по названиям вроде «Aint I A Woman» и «All About Love». Ей было 69 лет.

Семья автора подтвердила ее смерть СЕГОДНЯ США, заявив, что она умерла в среду утром.

«Мы с сожалением подтверждаем, что наша сестра Глория Джин Уоткинс (колокольчики) скончалась в своем доме в Верии, штат Кентукки, сегодня рано утром. Она выбрала кремацию, поэтому празднование пожизненного служения будет позже», — ее семья говорится в заявлении в среду.

Родившаяся Глория Джин Уоткинс в Хопкинсвилле, Кентукки, она написала много литературных произведений под псевдонимом Белл Хук, дань уважения своей прабабушке, которую она решила писать строчными буквами, чтобы сосредоточить внимание на своих словах, а не на себе. Получив степень бакалавра в Стэнфордском университете, степень магистра в Университете Висконсин-Мэдисон и докторскую степень в Калифорнийском университете в Санта-Крус.

Хукс продолжал преподавать во многих учебных заведениях, делая карьеру в литературе и написав более 30 книг.Она воспитывала умы в Йельском университете, Оберлин-колледже и Городском колледже Нью-Йорка. Она поступила на факультет Berea College в 2004 году, а десять лет спустя основала центр, названный в ее честь, где «могут процветать многие и разнообразные выражения различий».

Начиная с 1970-х годов, hooks издали книги, которые помогли сформировать популярный и академический дискурс. Отвергая выделение феминизма, гражданских прав и экономики в отдельные области, она верила в общность и взаимосвязь, а также в то, как расизм, сексизм и экономическое неравенство усиливают друг друга.

Больше крючков для звонков: 27 вещей, которые стоит прочитать, если вам небезразличны цветные женщины

Ее первой опубликованной работой под крючками для звонков стал сборник стихов «И там мы плакали», выпущенный в 1978 году.

В 1981 году она опубликовал книгу «Aint I a Woman: Black Women and Feminism», в которой исследуется природа черного феминизма через призму сексизма и рабства. Она продолжила писать больше книг по этой теме, в том числе «Теория феминизма: от края к центру» и «Феминизм для всех».«Среди ее самых известных выражений было ее определение феминизма, которое она назвала« движением за прекращение сексизма, сексистской эксплуатации и угнетения ».

Ее ранние влияния варьировались от Джеймса Болдуина и Соджорнера Трут до преподобного Мартина Лютера Кинга-младшего.

«Мартин Лютер Кинг был моим учителем в понимании важности любимого сообщества. Он глубоко осознавал, что люди, вовлеченные в репрессивные институты. не изменится от логики и практики доминирования без взаимодействия с теми, кто стремится к лучшему », — сказала она в интервью, проведенном в Appalachian Heritage в 2012 году.

Хукс исследовал, как стереотипы влияют на все, от фильмов («противоположный взгляд») до любви, написав в «Все о любви», что «многое из того, что нас учили о природе любви, не имеет смысла в применении к повседневной жизни». Она также подробно задокументировала коллективную идентичность и прошлое чернокожих в сельской местности Кентукки, части штата, которую часто изображают как в основном белую и однородную.

Ее произведения были отмечены множеством наград и похвал, включая Американскую книжную премию 1991 года за книгу «Тоска: раса, пол и культурная политика».«В 2013 году она была удостоена награды за лучшую поэзию от Чернокожего сообщества Американской библиотечной ассоциации за ее книгу« Аппалачская элегия: Поэзия и место ».

Литературное сообщество поделилось излитием дань уважения крючкам в социальных сетях.

«О, мое сердце. «Белые крючки», — писала известная писательница Роксана Гей. «Да пребудет она у власти. Ее потеря неисчислима ».

Ибрам X. Кенди, отмеченный наградами автор книги« Как быть антирасистом », написал в Твиттере, что« прохождение крюков »глубоко ранит.

«В то же время, как человек, я чувствую такую ​​благодарность, что она дала человечеству так много подарков. НЕ Я. ЖЕНЩИНА: ЧЕРНЫЕ ЖЕНЩИНЫ И ФЕМИНИЗМ — одна из ее многочисленных классических работ. И ВСЕ О ЛЮБВИ изменило меня. Спасибо, крючки для колокольчиков. Покойся с нашей любовью «.

Прохождение раструба очень больно. В то же время, как человек, я очень благодарен за то, что она подарила человечеству так много подарков. РАЗВЕ Я ЖЕНЩИНА: ЧЕРНЫЕ ЖЕНЩИНЫ И ФЕМИНИЗМ — одна из многих ее классических работ. И ВСЕ О ЛЮБВИ изменило меня. Спасибо, колокольчики.Покойся с нашей любовью. 1/4 pic.twitter.com/lXnAlaZpng

— Ибрам X. Кенди (@DrIbram) 15 декабря 2021 г.

«Она была интеллектуальным гигантом, духовным гением и самым свободным из людей! Мы никогда не забудем ее!» — написал в Твиттере писатель и активист Корнел Уэст, оплакивая свою «очень дорогую сестру на крючках».

«В 2021 году слишком много», — добавил автор «Реальной жизни» Брэндон Тейлор. «Я отвергаю эту новость о больших крючках для колокольчиков».

Писательница и социолог Тресси Макмиллан Коттом написала в Твиттере, что она «в долгу, как и все мы перед звонком».«

« Будучи студентом колледжа в первом поколении, Белл Хукс был первым писателем, с которым я познакомился в академических кругах, чьи работы я мог с энтузиазмом обсуждать с друзьями и знакомыми * вне * академических кругов », — написал Саид Джонс, лауреат премии Киркуса 2019 года. для документальной литературы «. Мы с мамой вместе читали крючки для колокольчиков. Я всегда буду дорожить тем, как ее работа соединяла берега ».

« Мы потеряли крючки для колоколов », — написала Лиза Лукас, глава Pantheon & Schocken Books.« Сердце разбивается ».

Содействие: Associated Press

колокол крючки мертвы: влиятельному автору-феминистке было 69

Осенью 1993 года ученый и феминистка, известная под псевдонимом Белл-Хукс, участвовала в панельной дискуссии в Массачусетском технологическом институте под названием «Ответственность интеллектуалов в эпоху прошлого». Crack », организованный гарвардским теологом преподобным.Юджин Риверс.

Регина Остин, профессор права и одна из участниц дискуссии, задала вопрос: «Есть ли у афроамериканских интеллектуалов особая ответственность за решение кризиса внутренних городов Америки? Я считаю это предрешенным, да ».

Для крючков, рядом поговорить, было что сказать по этому поводу. «Я думаю, что многое из того, о чем мы говорим, когда обсуждаем« элиту черных интеллектуалов », — это избранная группа чернокожих мужчин», — сказала она. «Если бы у всех нас были документы о наших зарплатах, деньгах, которые мы зарабатываем, и о том, чем мы занимаемся, мы бы точно увидели, кто входит в эту« элитную группу черных интеллектуалов ».’»

Зрители кричали, аплодировали и топали ногами.

«Я приехал сюда не как интеллектуал, отчужденный от своего сообщества», — продолжил Хукс. «На самом деле, я думаю, что многие виды мостов, которые были наведены между различными общинами чернокожих, были наведены мыслителями чернокожих женщин. Но наша работа не получает внимания. Поэтому, когда люди говорят, что не хватает интеллектуального лидерства, частью этого недостатка является отказ масс людей взять на себя работу, которую уже сделали многие черные женщины, и поднять нас до уровня лидеров.”

Это были классические зацепки — конфронтационные, прямые, бросающие вызов общепринятым образам мышления и бытия, освещая вместо этого повседневную жизнь женщин.

О, мое сердце. колокольчики. Да упокоится она в силе. Ее потеря неисчислима.

— roxane gay (@rgay) 15 декабря 2021 г.

На протяжении своей жизни писательница-бестселлер, феминистка, поэт и культурный критик, популяризировавшая интерсекциональность, проникла гораздо глубже, чем любая отдельная интеллектуальная концепция; она написала более 30 книг, опубликованных на 15 языках, исследуя природу любви и сближение расы, класса и пола.Ее работе приписывают расширение феминистского движения, которое долгое время критиковали за то, что в центре внимания белых женщин средний и высший классы.

Глория Джин Уоткинс, профессионально известная под своим псевдонимом в нижнем регистре, скончалась в среду в своем доме в Верии, штат Кентукки, после продолжительной болезни, согласно заявлению семьи от William Morrow Publishers и Berea College в Кентукки, где находятся крючки для звонков. Институт. Ей было 69.

«Мы всегда будем помнить, что Глория страстно тянула к знаниям, которые она внедряла в работу своей жизни», — сказали члены ее семьи.Крюки пережили ее братья и сестры, в том числе сестры Гвенда Мотли и Валерия Уоткинс.

Роксана Гей, Ибрам X. Кенди, Клинт Смит и Корнел Уэст также оплакивали смерть Крюка в среду.

«Белл Хукс был выдающимся писателем, мыслителем и ученым, который дал нам новый язык, с помощью которого можно было понять мир вокруг нас», — написал Смит, автор книги «Как передается слово» в Twitter. «Ее работа была проникнута глубоким стремлением говорить правду, но также и глубоким чувством заботы и любви к сообществу.Она была сокровищем ».

Уэст, давний ученый и активист расовой справедливости, вспомнил Хукка как «интеллектуального гиганта, духовного гения и самого свободного человека» в Твиттере. «Мы никогда ее не забудем!»

hooks опубликовали свою первую книгу «И там мы плакали» в 1978 году, используя псевдоним в честь своей прабабушки Белл Блэр Хукс и указывая строчными буквами, что читатели должны сосредоточиться на сути ее работы. а не то, кем она была. (В детстве ей часто говорили, что ее сообразительность и откровенность напомнили родственникам бабушку Белл.)

Она продолжала писать некоторые из самых знаменитых работ в феминистской литературе, в том числе «Разве я не женщина», «Все о любви», «Черная кость», «Феминистская теория» и «Причастие: женский поиск для Любовь.»

Хукс был ненасытным читателем книг по психологии, духовности и самопомощи о самоуважении; любовь была в основе ее творчества — особенно ее преобразующая сила в жизни чернокожих американцев.

«Любовь искупает», — написала Хукс в своей книге 1999 года «Все о любви: новые видения.«Несмотря на всю окружающую нас безлюбовь, ничто не могло блокировать наше стремление к любви, интенсивность нашего стремления. Понимание того, что любовь искупает, кажется устойчивым аспектом знания сердца «.

За этой книгой в 2001 году последовали

Крюков «Спасение: черные люди и любовь». Через историческую и культурную призму Хукс пишет о любви, присущей таким разрозненным силам Америки, как рабство, Малкольм Икс, преподобный Мартин Лютер Кинг-младший, фильм «Как хорошо», хип-хоп и романы Терри. Макмиллан и Омар Тайри.

В своей книге 1992 года «Черные взгляды: раса и репрезентация» Хукс объяснила цель своей культурной критики: «Меня поразило то, что для чернокожих людей боль познания того, что мы не можем контролировать наши образы, как мы видим себя (если наше видение не деколонизировано), или то, как нас видят, настолько интенсивно, что раздирает нас. Это разрывает и разрывает швы наших попыток конструировать себя и идентифицировать себя ».

Глория Джин Уоткинс, четвертая из семи детей, родилась 25 сентября 1952 года в Хопкинсвилле, штат Кентукки.Веодису и Розе Белл Уоткинс, уборщице и домработнице, соответственно. Ее любовь к чтению и письму зародилась в раннем детстве. Ее сестры, которые делили с ней спальню наверху, сказали, что она будет держать свет включенным до поздней ночи. Звуки ее письма или переворачивания страницы отвлекали их от сна, пока они не попросили ее мать остановиться.

Белл Хукс был выдающимся писателем, мыслителем и ученым, который дал нам новый язык, с помощью которого можно было понять мир вокруг нас.Ее работа была проникнута глубоким стремлением говорить правду, но также и глубоким чувством заботы и любви к сообществу. Она была сокровищем.

— Клинт Смит (@ClintSmithIII) 15 декабря 2021 г.

«Было много летних дней, когда Глория вела прогулку в публичную библиотеку, чтобы проверить книги», — говорится в заявлении ее семьи. «В то время как Валерия и Гвенда могли найти одну или две книги о Нэнси Дрю или другие забавные книги, у Глории всегда было по крайней мере десять книг более серьезного характера (Шекспир,« Маленькие женщины »и другие классические произведения).Благодаря ее сильной любви к информации, ее способность к быстрому чтению усовершенствовалась ».

Но их мать, зная о своем уме, держала под контролем свою умную дочь.

«Я был одаренным ребенком в семье, которая не заботилась о различиях», — сказал однажды Крюк. «Когда я был ребенком, моя мама говорила, что ум не делает тебя лучше».

хуков посещали отдельные школы в христианском округе Кентукки, затем в 1973 году поступили в Стэнфордский университет. Именно там, когда 19-летний студент бакалавриата работал телефонным оператором, Хукс написал первый черновик книги «Разве это не так? Я женщина », взяв название из теперь известной речи Соджорнер Трут.

Требования учебы и работы мешали юной ученой находить время для написания, но эта работа привела к сообществу чернокожих женщин из рабочего класса.

«Они оказали поддержку и подтверждение проекта, — написала она однажды, — такого рода поддержку, которую я не нашла в университетских условиях. Их не волновали мои дипломы, мои писательские навыки, степени. Они, как и я, хотели, чтобы кто-то сказал о нашей жизни такие вещи, которые принесут изменения или дальнейшее понимание.

Примерно 10 лет спустя, в 1981 году, после получения степени магистра английского языка в Университете Висконсина и доктора философии по литературе Калифорнийского университета в Санта-Круз, была опубликована книга «Ain’t I a Woman». С тех пор он стал классическим феминистским трудом о природе чернокожих женщин.

Мин Джин Ли, автор финалистки Национальной книжной премии «Пачинко» и бывшая студентка Йельского университета по классу крючков, была глубоко тронута книгой своего профессора.

«Для меня чтение« Ain’t I A Woman »было так, как если бы кто-то открыл дверь, окна и поднял крышу в моей голове», — написала она в эссе 2019 года для New York Times.«Я ни белый, ни черный, но благодаря ее теориям я смог понять, что мое тело состояло из исторического множества, и любой анализ без такого взвешенного рассмотрения был ограниченным и глубоко ошибочным».

С середины 1970-х до примерно 2011 года Хукс читал лекции в различных колледжах и университетах по всей стране, включая USC, UC Riverside, Occidental College, Государственный университет Сан-Франциско, Калифорнийский университет в Санта-Круз, Йельский университет и Государственный университет Огайо.

В колледже Береа, где она работала в качестве выдающегося профессора по изучению Аппалачей, она основала Институт Белл-Хукса, который «прославляет, чтит и документирует жизнь и деятельность» своего однофамильца.

В 2017 году она посвятила свои доклады Berea College, чтобы будущие поколения знали ее работу и влияние, которое она оказала на пересечение расы, пола, места, класса и сексуальности, говорится в сообщении школы. В следующем году она была введена в Зал славы писателей Кентукки.

хуков также снимались в документальных фильмах и телефильмах, в том числе в фильме IFC «BaadAsssss Cinema» (2002) о Blaxploitation в 1970-х годах и в фильме HBO «Happy to Be Nappy and Other Stories of Me» 2004 года, в адаптации некоторых из ее детских произведений. книги, которые она написала и в которых появилась как она сама.

Она часто писала о жизненном опыте, который способствовал ее откровенности и идеям. В молодом возрасте Хукс последовал примеру ее прабабушки, женщины, которая говорила в ответ и не боялась высказывать свое мнение.

«Люди, которые знают меня в реальной жизни и в нереальной жизни книг, могут засвидетельствовать мужественную открытость в речи, которая часто отмечает меня, становится тем, чем я известен», — написала она в своем сборнике 1989 года «Говоря в ответ: Мыслим феминистски, думаем черным ».

«Я всегда говорил не то, задавал неправильные вопросы.Я не мог ограничить свою речь необходимыми углами и проблемами жизни ».

Что означает феминизм сегодня

Вы феминистка? «Да», — охотно отвечают некоторые. Другие гримасничают и отрицают свою причастность к движению «сжигание бюстгальтеров и ненависть к мужчинам».

Синтии де лас Фуэнтес, доктору философии, бывшему президенту отдела APA. 35 (Общество психологии женщин), такое негативное восприятие происходит из-за искажения информации в СМИ, а не из-за миссии движения по обеспечению равенства полов на работе и дома.Более того, по ее словам, многие молодые женщины и мужчины не осознают, что равенство еще не достигнуто.

Она сетует на относительное отсутствие в подразделении мужчин, представителей меньшинств и членов моложе 30 лет — последнее из которых является тенденцией во всех подразделениях APA.

«У нас возникли проблемы с тем, чтобы донести актуальность феминизма до молодежи и цветных людей», — говорит де лас Фуэнтес, доцент Университета Богоматери Озера в Сан-Антонио. «Самый последний Div.В 70-е годы 35 членов активно отстаивали права женщин, и они остаются активными до сих пор ».

Так де лас Фуэнтес выступила с инициативой президента передать это послание, в частности, Американской психологической ассоциации аспирантов (APAGS), 75 процентов которой составляют женщины. Она сформировала Целевую группу по обеспечению актуальности феминизма, которая встретилась с членами APAGS на Ежегодном съезде APA в 2005 году. Студенты также написали статьи, посвященные феминистским программам, на съездах 2005 и 2006 годов.

Члены рабочей группы указывают на данные, которые, по их словам, показывают актуальность феминизма: в психологии средние зарплаты женщин, как правило, ниже, чем у мужчин, согласно отчету APA «Зарплаты в психологии» за 2003 год. И разрыв увеличивается по мере того, как психологи делают свою карьеру: мужчины изначально зарабатывают примерно на 5000 долларов больше, чем женщины. Разрыв увеличивается на 15–24 года опыта, при этом мужчины зарабатывают чуть более чем на 10 000 долларов больше, чем женщины, а люди с опытом работы от 25 до 29 лет зарабатывают на 10 000 долларов больше, хотя разрыв немного сокращается до 7 000 долларов среди тех, у кого опыт работы более 30 лет. .

Кроме того, согласно опросу Американской ассоциации университетских профессоров, проведенному в 2004–2005 годах, в академической среде во всех областях профессора-женщины зарабатывают на 12 процентов меньше, чем профессора-мужчины. Кроме того, мужчин-профессоров, работающих полный рабочий день, по-прежнему больше, чем женщин-профессоров в докторских учреждениях, в два раза.

gradPSYCH недавно поговорил с некоторыми самопровозглашенными феминистками в психологии о будущем феминизма. Помимо де лас Фуэнтес, в их число входят:

  • Карла Гомес, , студентка факультета французского языка и психологии Государственного университета Нью-Мексико, посещавшая Div.35 / Встречи конвенций APAGS.

  • Надя Т. Хасан, , студентка четвертого курса психолога-консультанта в Университете Акрона и избранный председатель APAGS.

  • Олива Эспин, доктор философии, , профессор психологии и женских исследований Государственного университета Сан-Диего и отделения Div. 35 человек.

  • Андреа Доттоло, , студентка факультета психологии личности и женских исследований Мичиганского университета.

  • Синтия Гарсия Колл, доктор философии, профессор Робинсона и Барстоу образования, психологии и педиатрии в Университете Брауна.

  • Кейт Ричмонд, доктор философии, , клинический постдоктор Консультационного центра Университета Пенсильвании, посещала отделение Div. 35 / Встречи конвенций APAGS.

  • Арнольд Кан, доктор философии, профессор психологии Университета Джеймса Мэдисона и Div.35 член.

  • Сара Райт, доктор философии, , постдоктор по нейропсихологии в Мичиганском университете и Div. 35-е годы 2003-2005 гг. Студенческий представитель.

  • Дебра Кавахара, доктор философии, ассистент профессора психологии Калифорнийской школы профессиональной психологии Международного университета Alliant и заведующая кафедрой Div. 35 Целевая группа по обеспечению актуальности феминизма.

Q.Что означает феминизм сегодня?

Gomez: Быть тем, кем ты являешься — быть женщиной, которой ты являешься, без страха осуждения или шутки. Это быть успешным не в материальном плане, а в том, каким вы хотите быть. Речь идет о том, чтобы делать то, что вы хотите делать в жизни, бороться за то, что вы хотите, а не ждать, пока другие дадут вам то, что вам нужно. В этом у женщин все еще есть препятствия. Люди до сих пор удивляются, когда я говорю, что подумываю о получении докторской степени по психологии, и я думаю, что это связано с тем, что я 21-летняя женщина.

Хасан: Для меня феминизм дает женщинам возможность достигать своих целей, какими бы они ни были. Это положительная сила в их жизни.

В. Каковы самые большие проблемы в феминизме сегодня?

de las Fuentes: Многие молодые люди считают, что права женщин уже реализованы. У нас есть Раздел IX; у нас есть законы против гендерной дискриминации. Но они не осознают, что все еще существует так много сил, выступающих против прав женщин, таких как репродуктивные права и равенство в оплате труда.У нас все еще есть 73 цента на доллар, который зарабатывает мужчина.

Espin: Люди придумывают разные оправдания разнице в доходах. Может, женщины не работают. Они не ходят на работу домой и заботятся о детях. Однако исследования показывают, что даже когда женщина зарабатывает больше, семьи чаще переезжают туда, где мужчины устраиваются на работу. Для многих женщин самое главное — это по-прежнему иметь мужчину, и сначала нужно доставить ему удовольствие.

Когда женщина работает вне дома, она по-прежнему выполняет больше работы по дому, а когда ее делают мужчины, это обычно дела, которые можно отложить.Более непосредственные вещи, такие как вывоз мусора, приготовление пищи, смена подгузников, она сделает после работы, как описано в книге Арли Хохшильда «Вторая смена» (Penguin, 2003).

Одна из вещей, которые ходят в APA, заключается в том, что с феминизацией психологии эта область потеряет престиж. Это заявление о статусе женщин. Это показывает, что нам необходимо более масштабное изменение отношения к женщинам. Может быть, мы могли бы взглянуть на это по-другому, например, феминизация делает профессию мудрее? Может быть, мы задаем больше вопросов и интерпретируем результаты более широко.

В. Почему многие современные молодые женщины и мужчины считают феминизм «словом на букву F»?

Dottolo: Движение влиятельных женщин рассматривается как угроза. Отражая это, средства массовой информации создают негативные стереотипы об этих влиятельных женщинах: кто захочет сжигать бюстгальтеры?

Связанная причина — многие люди просто не любят наклеивать ярлыки. Они говорят: «Не сажайте меня в ящик», и оборонительно реагируют на идею называть себя феминисткой.Другие думают, что женское движение — это политический пережиток, и такое мышление становится полезным инструментом патриархата. Труднее признать наличие структурного неравенства. Это расстраивает и тревожит так же, как люди отрицают личные проблемы.

Garcia Coll: Я вижу реакцию некоторых женщин, которые говорят: «Я не хочу быть похожей на мою маму, пытаясь найти баланс между семьей и карьерой — цена феминизма слишком высока». Другие думают, что они все могут.И вот почему многие так и не добиваются успеха: они не осознают высоких затрат, пока не доберутся до цели.

В академии, например, у нас все еще есть те же мужские модели для продвижения по службе и сохранения должности. Поэтому, когда мы должны зарабатывать на должности, у большинства из нас рождаются дети, потому что мы отложили это до окончания учебы в аспирантуре. Тем не менее, психологические исследования показывают, что мужчины и женщины все еще имеют в основном традиционные ожидания в семье. Так что, если один из детей заболел, женщина пропускает собрание преподавателей.

Это не равенство. Пока создание семьи считается женской работой и не ценится в обществе, это не равенство.

В. Нужно ли переосмыслить феминизм?

Ричмонд: Да. Восприятие феминизма необходимо изменить. Одно заблуждение состоит в том, что феминистки третьей волны (с 80-х до сегодняшнего дня) делают недостаточно или что они не ценят то, что уже было достигнуто в рамках движения. Я с этим не согласен. Я думаю, что с политической точки зрения мы живем во время негативной реакции, которая опасна для меньшинств в целом и для женщин.Но это не значит, что молодые феминистки не пытаются найти новые способы решения этих проблем.

Мы должны ценить фундамент, заложенный для нас феминистками второй волны (60-е и 70-е годы), а также стать новаторскими и гибкими … двигаться в направлении, которое будет полезно для всех женщин, независимо от расы, этнической принадлежности, социально-экономического статуса. сексуальная ориентация и пр. Исторически феминизм воспринимался как движение белых гетеросексуалов среднего класса. Многие из нас хотят видеть его расширенным.Div. Целевая группа 35 — захватывающий шаг в правильном направлении.

Кан: Нет, не новое определение. Скорее, его нужно осваивать через просвещение о том, что такое феминизм на самом деле. Я преподаю в бакалавриате психологию женщин и гендер. В первый день занятий почти никто не говорит, что они феминистки. К концу курса все говорят, что да.

Если у вас есть группа правых комментаторов, которые утверждают, что феминистки — безрассудные лесбиянки, которые хотят разрушить семью, и которые повторяют это послание в течение 40 лет, многие люди подумают так.Женщинам надлежит встать и сказать: «Нет». Самой яркой футболкой Марша за женские жизни 2004 года, которую носила очень разноплановая публика, была футболка «Вот как выглядит феминистка».

В. Как феминизм применяется в психологии сегодня?

Wright: Несмотря на то, что большинство ученых степеней в области психологии предоставляется женщинам, мы все еще недостаточно представлены на руководящих должностях, таких как редакторы журналов, профессора, заведующие кафедрами.

Кроме того, феминистки поощряют качественные исследования, но они до сих пор не получили того уважения, которое получают количественные исследования.Поэтому нам нужно двигаться к тому, чтобы увидеть преимущества обоих.

Личное — это политическое. Совершенно необходимо, чтобы те из нас, кто идентифицирует себя как феминисток, распространяли информацию о том, насколько феминизм актуален для нас, чтобы мы каждый день показывали людям: «Я феминистка. Вот как я выгляжу, и вписываюсь ли я в ваш стереотип?»

Kawahara: В профессиональном плане это важно не только на психологов. Каждому человеку необходимо подумать о том, как он по-своему будет добиваться социальной справедливости в отношении таких вещей, как предрассудки и неравенство на рабочем месте и в карьере для женщин.Это меняет ситуацию, чтобы не было препятствий для наших клиентов — они меняют повседневную жизнь всех людей.


Посетите веб-сайт The Division 35.

Международный женский день: 5 феминисток о будущем феминизма

Было много споров о том, на какой волне феминизма мы сейчас находимся (и имеет ли это хоть какое-то значение). Пройдем ли мы официально мимо третьей беспорядочной трети и ее нарушения к нарушению гендерных норм? Неужели мы прямо вошли в четвертую часть с приходом Дональда Трампа и меня тоже — хватка олицетворенного патриархата и сплочение против него, оба из которых показали, как много мы должны были извлечь из уроков пересечения Кимберли Креншоу?

Несмотря на все недавнее внимание, уделяемое давнему центру «белого феминизма», движение все еще пытается понять, каким образом раса, социальный класс, образование и гомосексуальность влияют на системные и повседневные проблемы, с которыми сталкиваются цветные и небинарные женщины. .Добавьте к этому досадные побочные эффекты того, что феминизм стал мейнстримом из-за таких событий, как Марш женщин — корпоративный брендинг рубашек с «настойчивостью», пустые жесты о расширении прав и возможностей женщин — которые утомили все эти разговоры о феминизме. Что заставляет задуматься: что теперь?

В рамках Месяца женской истории мы спросили пять известных феминисток и ученых, в каком направлении, по их мнению, движется феминизм. Многие считают, что движению действительно необходимо сделать серьезные шаги для решения перекрестных проблем, особенно перед лицом изменения климата.Другие, тем временем, надеются, что, когда это произойдет, следующая фаза принесет нечто большее, чем женское доминирование, — настоящую, неограниченную поддержку друг друга.


Я хочу, чтобы через 20 лет феминистки считали стандартным рассмотрение воздействия предлагаемой политики на женщин в каждом отдельном сообществе, а не только на богатых белых женщин. Мейнстримный феминизм будет последовательно создавать и поддерживать политику, которая по умолчанию будет пересекающейся, потому что влияние на тех, кто имеет наименьшие привилегии и ресурсы, будет первой проблемой.

Микки Кендалл. Предоставлено Микки Кендалл

Феминистки-участники марша протестуют массово, протестуя против жестокости полиции и сокращений до продовольственной помощи. Кандидаты, поддерживаемые такими организациями, как Emily’s List, будут настаивать на всем, от декриминализации секс-работы до защиты иммиграционной политики, которая не является мешаниной жестокости и расизма, которую мы видим сейчас. Вместо запретов, основанных на религии и расе, политике разделения семей и произвольном фанатизме, диктующем, кто достоин гражданства, мы могли бы держаться подальше от колониалистских идеалов нации, которая служит интересам только богатых.Мы могли бы соблюдать существующие договоры с коренными народами, а также заключать новые с учетом текущих событий, а не риторики сторонников превосходства белой расы.

Мы бы увидели основные движения в поддержку феминизма, начиная от прав инвалидов и кончая трудовым активизмом, потому что они понимали бы, что каждая проблема, которая затрагивает женщин, является феминистской проблемой. Я не жду совершенства через 20 лет. Но было бы хорошо, если бы следующая волна феминизма соответствовала цели реального продвижения равенства и безопасности для всех.

Микки Кендалл — писатель, активист и культурный критик. Только что вышла ее последняя книга, Hood Feminism .


Когда люди говорят, что мы живем в разделенные времена, я говорю, что мы живем во времена крайностей: у нас обоих есть образцы для подражания, такие как Рианна, и мы не можем получить женщину в Белом доме. Женщине говорят, что она может «получить все», но женщинам по-прежнему платят меньше, чем мужчинам.

Измерение прогресса феминисток может быть сложной задачей. Во многих отношениях жизнь женщин намного лучше, чем когда-либо.Но есть также места, где работа феминизма далека от завершения: женщины, у которых нет доступа к предметам гигиены, женщины в определенных штатах, борющиеся за доступ к услугам по охране репродуктивного здоровья, женщины повсюду, сталкивающиеся с постоянной угрозой преследований и нападений, не говоря уже о немного.

Существует бесконечный список мест, на которые мы могли бы потратить нашу феминистскую энергию, но, когда мы смотрим на статус женщин во всем мире на следующие 20 лет и далее, единственный кризис, который не рассматривается как гендерная проблема, но часто таковой, — это изменение климата.

Самхита Мукхопадхьяй. Джим Спеллман / Getty Images

Женщины могут потерять больше всего, поскольку мы продолжаем видеть последствия глобального потепления. Поскольку общины перемещаются, женщины являются наиболее уязвимыми к последствиям массовых миграций и потери жилья (согласно одной статистике, 80 процентов перемещенных лиц из-за изменения климата — женщины). Часто женщины-фермеры на глобальном юге кормили свои семьи урожаем, который они больше не могли производить, семенами, к которым у них больше нет доступа.По мере роста числа заболеваний, связанных с изменением климата, таких как вирус Зика, больше всего страдают женщины.

Это также женщины и девушки, которые сражаются на передовой глобального климатического кризиса. Будущее феминизма — за Гретой Тунберг. Это Джейми Марголин. Это Сие Батисда. Это движение восхода солнца. Организаторы из числа коренных народов на протяжении десятилетий руководят экологической активностью. Это женщины-фермеры на глобальном юге.

Как экофеминистка и активистка Вандана Шива, которая работала над повышением осведомленности о том, как на женщин влияет деградация окружающей среды, и как женщины находят решения этой проблемы в будущем, сказала известная фраза: «У нас либо будет будущее. где женщины возглавляют путь к миру с Землей, или у нас вообще не будет человеческого будущего.”

Самхита Мукхопадхьяй — исполнительный редактор Teen Vogue и соредактор антологии Nasty Women: Feminism, Resistance, and Revolution in Trump’s America.


Исторически сложилось так, что политика и структуры, в которых доминировали мужчины, были играми с нулевой суммой: чтобы у вас было больше, у меня должно быть меньше. Стоимость приобретается за счет девальвации где-то еще, и чтобы кто-то выиграл, кто-то должен проиграть. Это структура, построенная на дефиците, и это иллюзия, созданная власть имущими, чтобы удержать их у власти.

За последние два десятилетия, работая с домашними работниками — нянями, сиделками и домработницами, которые в основном являются цветными женщинами, — я увидела лидерство, которое нам нужно для будущего феминизма.

Домашние работники жили и работали в тени экономики и общества на протяжении поколений, исключенные из традиционных источников власти, поэтому они обращались друг к другу, чтобы построить власть, а не искать источник, из которого можно было бы ее взять. Наше движение обширное и многочисленное: оно многорасовое, многоязычное и многопоколенческое.И вместо того, чтобы создавать иерархию проблем, которые способствуют нашему делу, мы бросаем вызов тому, как все иерархии власти причиняют вред, включая пол, расу и иммиграцию.

Ай-джен Пу. Валери Мейкон / AFP через Getty Images

Несмотря на то, что кажется очевидным, противоположность политики, в которой доминируют мужчины (и будущего феминизма), — это не политика и структуры власти, в которых доминируют женщины. Вместо этого нужно перейти от игры с нулевой суммой к системам и структурам изобилия, где власть создается и распределяется.Этот третий вариант лучше всего описать как «теорию сияния» Энн Фридман и Аминату Соу: «Я не сияю, если ты не сияешь». Он понимает, что когда я тебя поднимаю, когда ты «светишь», мой собственный «свет» становится ярче. Это теория силы, основанная на умножении, а не на сложении и вычитании. Он выходит за рамки конкуренции и дуализма «меньше-больше».

Этот феминизм будущего прокладывает путь в мир, где у всех людей есть поддержка для полной реализации своего потенциала. Где каждого работника ценят за его вклад в нашу экономику, а женщины-специалисты, работающие дома, не укрепляют власть за счет домашних работников, которые поддерживают их в своих домах.Где мы смотрим друг на друга в поисках ценности, которую мы можем добавить, а не силы, которую мы можем взять. Только тогда мы сможем построить общество, в котором мы ценим каждого человека, его жизнь и его вклад с достоинством и уважением. Это конец политики с нулевой суммой и будущее феминизма.

Ай-джен Пу — директор Caring Across Generations , группы защиты интересов семей и домашних работников, а также директор Национального альянса домашних работников.


Феминизм нашего будущего будет держать меня целиком.В будущем мы будем считать само собой разумеющимся, что я феминистка, латиноамериканка, гомосексуальная и прогрессивная. Феминистское движение будет привязано к опыту чернокожих, латиноамериканцев, азиатов и коренных народов. Оно будет основано на политике освобождения, суверенитета, принадлежности и построения движения. Это будет феминизм организаторов и интеллектуалов, феминизм художников и новаторов и феминизм президентов и политических лидеров. Хорошо то, что сегодня в моем сообществе это не кажется невозможным или далеким.

Кармен Рохас. Предоставлено Кармен Рохас

Проблема, которую я вижу в сегодняшнем феминизме, заключается в том, как он финансируется. Как новый президент финансируемого на национальном уровне фонда — самого молодого и единственного латиноамериканца, занимавшего эту должность в стране — я беспокоюсь, что подавляющая часть финансирования организаций феминистского движения продолжает поступать в организации белых и богатых. Меня беспокоит, что нам как спонсорам нравится принадлежать к нашим организациям и сетям, если они не входят в состав руководства или советов директоров.

Я беспокоюсь, что нам потребовалось слишком много времени, чтобы расширить сферу феминистской повестки дня за пределы женщины-президента и абортов. Я беспокоюсь, что мы не видим паритета в финансировании тех, кто стремится решить проблему лечения черных матерей с помощью нашей системы здравоохранения, политического представительства наших коренных и азиатских сестер, защиты наших транс сестер и того факта, что это требует Латинам 23 месяца, чтобы заработать то, что средний белый мужчина зарабатывает за 12 месяцев. Все мы должны быть в авангарде феминистского движения 21 века.

Следующая волна феминизма станет основной частью движений за экономические возможности, политическую власть и представительство. Речь идет о защите уязвимых среди нас и привлечении к ответственности тех, кто делает нас небезопасными, а также о создании и создании демократии и экономики, которые работают для всех нас. Следующая волна приближается к нам, и я с нетерпением жду возможности сдаться ее возможности.

Кармен Рохас — основательница лаборатории Workers Lab и будущий генеральный директор Фонда Маргариты Кейси, который предоставляет гранты малообеспеченным семьям, выступающим за перемены.


Белые феминистки должны признать демонтаж белого превосходства основным проектом феминизма.

Речь идет не о том, чтобы стать лучшим «союзником», хотя, безусловно, не существует действительного феминизма, который не ставил бы во главу угла освобождение цветных женщин. Белое превосходство буквально построено на подчинении женщин: мужчины-сторонники белого превосходства стерилизуют цветных женщин против своей воли, позволяют им умирать от беременности и родов с поразительно высокой скоростью, а также прямо насилуют и убивают их — все, что только может помешать им иметь больше детей. .И они отказывают белым женщинам в нашей телесной автономии, чтобы мы не решили не иметь детей или не иметь родителей с кем-то, кроме белого мужчины.

Жаклин Фридман. Предоставлено Жаклин Фридман

Вот почему нет пути к феминистскому освобождению, который не предполагал бы демонтажа белого превосходства. И по причинам как эффективности, так и справедливости, труд по его разборке непропорционально ложится на плечи белых феминисток.

Слишком много белых женщин признают превосходство белых из-за сделки, которую они им предлагают: поддержите власть белых мужчин, которые видят в вас не более чем комбинацию домработницы, племенной кобылы, трофея и раздающего секс, и вы сможете владеть частью этой отраженной силы против цветных людей, представителей ЛГБТК и многого другого. Мужчины-сторонники превосходства белых также предлагают «защитить» белых женщин от воображаемого темного мужчины, скрывающегося в кустах, никогда не упоминая, что те же самые белые мужчины сами представляют собой величайшую опасность для безопасности женщин, которых они хотят любить.

Мы все прямо сейчас переживаем ежедневные последствия этой дьявольской сделки между белыми мужчинами и белыми женщинами. Если белые феминистки смогут придумать, как убедить больше белых женщин разорвать пакт о превосходстве белой расы, это может привести к политическим преобразованиям.

Представьте себе тектонический сдвиг, который может произойти, когда белые женщины признают, что белые патриархальные мужчины никогда не будут относиться к нам как к равным людям; когда мы отзываем свое согласие подчиняться им и массово присоединяемся к цветным женщинам, уже находящимся в авангарде феминизма.Когда белые женщины перестанут доверять белым мужчинам больше, чем цветным женщинам (или даже нам самим), феминизм будет неудержим.

Жаклин Фридман — писательница и активистка-феминистка. Она ведет подкаст Unscrewed , исследующий пути к сексуальному освобождению, и является соредактором новой книги Believe Me: Как доверчивые женщины могут изменить мир.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *