Стрела кушиэля: Стрела Кушиэля. Редкий дар — Жаклин Кэри

Стрела кушиэля: Стрела Кушиэля. Редкий дар — Жаклин Кэри

Содержание

Читать онлайн «Стрела Кушиэля. Редкий дар» автора Кэри Жаклин — RuLit

Жаклин Кэри

Стрела Кушиэля. Редкий дар

Вы ошибетесь, если сочтете меня нежеланным ребенком, рожденным вне брака в сожительстве похотливых крестьян и проданным в служение в пору неурожая. Могу заверить, что я появилась на свет в Доме и получила надлежащее воспитание при Дворе Ночи, однако счастья мне это не прибавило.

Мне трудно обижаться на родителей, я отчасти даже завидую их беспечности. Когда я родилась, никто не подсказал им, что они нарекли своего первенца именем, приносящим неудачу. Они назвали меня Федрой, не зная, что имя это эллинское и вдобавок проклятое.

Заметьте, что и сразу после моего рождения у них еще имелись причины надеяться на лучшее. Мои глаза тогда еще не полностью раскрылись и были неопределенного цвета, да и внешность младенцев непостоянна и меняется чуть не каждую неделю.

Светлые локоны впоследствии могут обернуться черными как ночь кудрями, молочная бледность — смениться янтарным отливом, и так далее. Но когда чудесное преображение завершилось, несчастье стало очевидным.

Я родилась с изъяном.

Конечно, дело не в том, что мне не хватало красоты, даже в детстве. В конце концов, я родом из Земли Ангелов, а с тех самых пор, как Благословенный Элуа ступил на землю нашего честного народа и назвал ее своим домом, весь мир знает, каковы ангелийцы. Нежные черты моего лица воспроизводили в миниатюре материнские. Кожа, слишком светлая для канона Дома Жасмина, тем не менее была вполне приемлемого оттенка слоновой кости. Волосы, вившиеся в очаровательном беспорядке, цветом напоминали соболий мех в сумерках, и не один Дом счел бы их достоинством. Руки и ноги были ровными и точеными, а кости — изящными, но прочными.

Нет, изъян заключался в другом.

Он крылся в моих глазах, причем даже не в обоих, а только в одном.

Сущая мелочь, которая определила всю мою судьбу. Всего лишь точка, крапинка, крохотная цветная мушка. Будь она другого оттенка, возможно, все повернулось бы иначе.

Утратив младенческую переменчивость, мои глаза приобрели тот цвет, который поэты именуют бистровым — глубокий, переливчатый и темный, словно лесной пруд в тени древних дубов. За пределами Земли Ангелов, возможно, мои глаза назвали бы карими, но языки, на которых изъясняются вне границ нашей страны, чрезвычайно бедны, когда речь заходит об описании красоты. Итак, бистровый цвет, бездонный, подобный жидкому мраку, вот только в левом глазу на радужке возле черного зрачка выделялась цветная крапинка.

И она была красной, но красный — слишком тусклый эпитет для описания этой метки. Правильнее назвать ее алой или багряной: она была краснее бородки петуха или глазированного яблока во рту жареного поросенка.

Вот так я и вошла в мир: с приносящим неудачу именем и глазом, отмеченным кровавой точкой размером с булавочный укол.

Моя мать звалась Лилианой де Суврен. Она была посвященной Дома Жасмина, и ее род издревле служил Наамах. Мой отец — совсем другое дело — был лишь третьим сыном крупного торговца, и деловая хватка, принесшая моему деду заслуженный почет в Городе Элуа, оказалась растрачена в семени, от которого родились на свет старшие братья моего отца. Жизнь каждого из нас троих, наверное, сложилась бы лучше, если бы страсть привела отца к двери другого Дома, например, Брионии, чьи посвященные сызмальства учатся хитрости в обращении с деньгами.

Но Пьер Кантрель обладал невеликим умом и был одержим безмерной страстью, и потому, когда мошна на поясе распухла от монет, а мошонка между ног — от семени, он поспешил в Дом Жасмина, чувственный и праздный.

И там, конечно же, во время отлива разумных мыслей и прилива огня к чреслам, он и потерял свое сердце.

Со стороны это могло выглядеть по-другому, но Двор Цветов, Распускающихся в Ночи, — который только провинциальные пейзане называли иначе, нежели Двором Ночи — жил по целому своду трудных для понимания чужака законов и правил. Так и должно было быть, поскольку мы — странно, что я до сих пор употребляю «мы» — служили не только самой Наамах, но и великому Парламенту, потомкам Элуа и его Спутников, а иногда даже королевскому дому. О да, мы были востребованы сыновьями и дочерьми королевского рода, и гораздо чаще, чем королевский дом готов это признать.

Сторонние наблюдатели говорят, будто посвященных Двора Ночи разводят как породистый скот, чтобы рождались дети, соответствующие критериям определенного Дома. Это не так, или, во всяком случае, наши союзы ничем не хуже других браков, устроенных по политическим или корыстным соображениям. Мы женимся ради эстетики, это правда; но на моей памяти никого не заставили соединиться с неприятным ему или ей партнером. Это было бы нарушением заповедей Благословенного Элуа.

Жаклин Кэри — Стрела Кушиэля. Редкий дар читать онлайн

Жаклин Кэри

Стрела Кушиэля. Редкий дар

Вы ошибетесь, если сочтете меня нежеланным ребенком, рожденным вне брака в сожительстве похотливых крестьян и проданным в служение в пору неурожая. Могу заверить, что я появилась на свет в Доме и получила надлежащее воспитание при Дворе Ночи, однако счастья мне это не прибавило.

Мне трудно обижаться на родителей, я отчасти даже завидую их беспечности. Когда я родилась, никто не подсказал им, что они нарекли своего первенца именем, приносящим неудачу. Они назвали меня Федрой, не зная, что имя это эллинское и вдобавок проклятое.

Заметьте, что и сразу после моего рождения у них еще имелись причины надеяться на лучшее. Мои глаза тогда еще не полностью раскрылись и были неопределенного цвета, да и внешность младенцев непостоянна и меняется чуть не каждую неделю. Светлые локоны впоследствии могут обернуться черными как ночь кудрями, молочная бледность — смениться янтарным отливом, и так далее. Но когда чудесное преображение завершилось, несчастье стало очевидным.

Я родилась с изъяном.

Конечно, дело не в том, что мне не хватало красоты, даже в детстве. В конце концов, я родом из Земли Ангелов, а с тех самых пор, как Благословенный Элуа ступил на землю нашего честного народа и назвал ее своим домом, весь мир знает, каковы ангелийцы. Нежные черты моего лица воспроизводили в миниатюре материнские. Кожа, слишком светлая для канона Дома Жасмина, тем не менее была вполне приемлемого оттенка слоновой кости. Волосы, вившиеся в очаровательном беспорядке, цветом напоминали соболий мех в сумерках, и не один Дом счел бы их достоинством. Руки и ноги были ровными и точеными, а кости — изящными, но прочными.

Нет, изъян заключался в другом.

Он крылся в моих глазах, причем даже не в обоих, а только в одном.

Сущая мелочь, которая определила всю мою судьбу. Всего лишь точка, крапинка, крохотная цветная мушка. Будь она другого оттенка, возможно, все повернулось бы иначе.

Утратив младенческую переменчивость, мои глаза приобрели тот цвет, который поэты именуют бистровым — глубокий, переливчатый и темный, словно лесной пруд в тени древних дубов. За пределами Земли Ангелов, возможно, мои глаза назвали бы карими, но языки, на которых изъясняются вне границ нашей страны, чрезвычайно бедны, когда речь заходит об описании красоты. Итак, бистровый цвет, бездонный, подобный жидкому мраку, вот только в левом глазу на радужке возле черного зрачка выделялась цветная крапинка.

И она была красной, но красный — слишком тусклый эпитет для описания этой метки. Правильнее назвать ее алой или багряной: она была краснее бородки петуха или глазированного яблока во рту жареного поросенка.

Вот так я и вошла в мир: с приносящим неудачу именем и глазом, отмеченным кровавой точкой размером с булавочный укол.

Моя мать звалась Лилианой де Суврен. Она была посвященной Дома Жасмина, и ее род издревле служил Наамах. Мой отец — совсем другое дело — был лишь третьим сыном крупного торговца, и деловая хватка, принесшая моему деду заслуженный почет в Городе Элуа, оказалась растрачена в семени, от которого родились на свет старшие братья моего отца. Жизнь каждого из нас троих, наверное, сложилась бы лучше, если бы страсть привела отца к двери другого Дома, например, Брионии, чьи посвященные сызмальства учатся хитрости в обращении с деньгами.

Но Пьер Кантрель обладал невеликим умом и был одержим безмерной страстью, и потому, когда мошна на поясе распухла от монет, а мошонка между ног — от семени, он поспешил в Дом Жасмина, чувственный и праздный.

И там, конечно же, во время отлива разумных мыслей и прилива огня к чреслам, он и потерял свое сердце.

Со стороны это могло выглядеть по-другому, но Двор Цветов, Распускающихся в Ночи, — который только провинциальные пейзане называли иначе, нежели Двором Ночи — жил по целому своду трудных для понимания чужака законов и правил. Так и должно было быть, поскольку мы — странно, что я до сих пор употребляю «мы» — служили не только самой Наамах, но и великому Парламенту, потомкам Элуа и его Спутников, а иногда даже королевскому дому. О да, мы были востребованы сыновьями и дочерьми королевского рода, и гораздо чаще, чем королевский дом готов это признать.

Сторонние наблюдатели говорят, будто посвященных Двора Ночи разводят как породистый скот, чтобы рождались дети, соответствующие критериям определенного Дома. Это не так, или, во всяком случае, наши союзы ничем не хуже других браков, устроенных по политическим или корыстным соображениям. Мы женимся ради эстетики, это правда; но на моей памяти никого не заставили соединиться с неприятным ему или ей партнером. Это было бы нарушением заповедей Благословенного Элуа.

Но да, мои родители на самом деле плохо подходили друг другу, и когда отец попросил руки матери, дуэйна Дома Жасмина была вынуждена отказать. И неудивительно, поскольку моя мать являлась образцовой представительницей своего Дома: с медовой кожей, черными волосами и темными глазами, похожими на черные жемчужины. Отец же отличался бледностью, шевелюрой цвета льна и мутно-голубыми глазами. Кто мог предсказать, каким окажется плод такого союза?

Ущербным как я, конечно, что доказывает правоту дуэйны. Глупо отрицать очевидное.

Так как отец не смог получить возлюбленную, достигнув соглашения с Двором Ночи, он уговорил ее бежать. Мать была вольна это сделать, так как закончила свой туар в девятнадцать лет. Воспользовавшись позвякивающими в кошельке отца монетами, милостью деда и матушкиным приданым, заработанным после окончания туара, они улизнули.

Уверена, хотя мне и не представилось случая поинтересоваться у них самих (с четырех лет я больше никогда не видела своих родителей), что они надеялись произвести на свет идеальное дитя, сокровище Дома, которое дуэйна примет с распростертыми объятиями, дабы холить и лелеять, учить любить Благословенного Элуа и служить Наамах. Надеялись, что когда я закончу свой туар, Дом выделит моим родителям десятину. Уверена, именно так они и думали.

Наверняка, мечтать о таком будущем и приближать его любовникам было приятно.

Двор Ночи не склонен к излишней жестокости, и на время родов Дом Жасмина приютил мою мать. Неутвержденному мужу содержания из казны Дома не полагалось, но брак признали и смирились с ним, так как обряд был проведен по всем правилам перед лицом деревенского жреца Элуа. Если бы планы новобрачных сбылись, если бы моя внешность и зарождающийся характер соответствовали критериям Дома Жасмина, меня оставили бы там, чтобы вырастить для служения. Если бы я удовлетворяла требованиям какого-то другого Дома — как почти и получилось, — тамошняя дуэйна уплатила бы залог за мое воспитание до десяти лет: в этом возрасте меня официально приняли бы в новый Дом. В любом из этих вариантов мать смогла бы обучать новых посвященных и получать пенсию в счет моего туара. Так как мошна моего отца, как бы щедро он не изливал страсть, не полнилась золотом, именно на такой исход мои родители и рассчитывали.

Читать дальше

Жаклин Кэри ★ Стрела Кушиэля. Битва за трон читать книгу онлайн бесплатно

Жаклин Кэри

Стрела Кушиэля. Битва за трон

Так начались дни моего рабства у Гюнтера Арнлаугсона, лорда одного из самых западных скальдийских хуторов. Эти земли принадлежали племени марсов, находящегося, как я позже узнала, под дланью великого полководца Вальдемара Селига, Вальдемара Благословенного.

В первое мое  утро на хуторе меня разбудила Хедвиг и – о, радость! – провела меня в комнату для омовений. Там имелась лишь лохань, старая, зато размерами под стать великану-скальду, то есть я могла вполне вольготно в ней разместиться и искупаться в свое удовольствие. Удивленная тем, что я этого не умею, Хедвиг показала мне, как наносить воды и разжечь огонь в очаге, чтобы ее нагреть.

 «Пусть я и прожила всю прежнюю жизнь в услужении, – горько думала я, с трудом таща от полыньи тяжеленное ведро, – но, во всяком случае, мое положение было довольно высоким». Однако признаюсь, что никогда прежде я не получала такое удовольствие от омовения, как в тот день на хуторе Гюнтера, когда была вынуждена сама приготовить себе ванну. Даже недостаток уединения – Хедвиг сидела близ лохани на табурете и наблюдала за моим купаньем, а другие женщины то и дело заглядывали в комнату, оживленно переговариваясь между собой, – не умалял моего блаженства.

– Что это у тебя такое? – спросила Хедвиг, указывая на мой туар – увы, все еще незаконченный.

По крайней мере я хотя бы заплатила мастеру Тильхарду авансом. Если когда-нибудь мне доведется вернуться в Город Элуа, не сомневаюсь, туарье выполнит свою часть сделки. Я как смогла растолковала по-скальдийски, что такое «туар», подчеркнув, что это не просто татуировка, а символ служителей Наамах. Служение Наамах потребовало новых объяснений, которые озадаченные хуторянки внимательно выслушали.

– А вот это что? – поинтересовалась затем Хедвиг, показывая пальцем на заживающие порезы, нанесенные мне игрушкой Мелисанды Шахризай. – Тоже часть ваших… ритуалов?

– Нет, – коротко ответила я и опрокинула на себя ковш теплой воды. – Это не часть ритуалов Наамах.

Наверное, что-то в моем тоне пробудило в Хедвиг жалость, и она выгнала женщин из купальни. Сама же осталась, чтобы помочь мне выбраться из лохани и надеть платье из грубой шерсти, такое длинное, что подол волочился по полу.

– Ничего страшного, длинное – не короткое, подошьем, – прагматично сказала она и протянула мне видавший виды гребень, чтобы расчесать мокрые спутанные волосы.

Вымытая и причесанная, я наконец почувствовала себя полностью в своей шкуре впервые с тех пор, как посланец Русса вошел в салон туарье, и попыталась трезво оценить свое положение.

Большой зал чертога гудел как растревоженный улей. Именно там находилось сердце поселения скальдов. Раскинувшиеся окрест поля принадлежали теннам – воинам – Гюнтера, а земледелием занимались их вилланы – другими словами, крепостные крестьяне. За право возделывать землю они обслуживали своих теннов и выплачивали вождю отдельный оброк мясом и зерном. Когда Гюнтер с воинами не уезжали на охоту или в набег, они праздно убивали время в большом зале, соревнуясь в силе и в пении.

Гюнтер был неплохим вождем для своего селения. У скальдов довольно сложная правовая система, и дважды в неделю он выслушивал жалобы соплеменников, стараясь судить справедливо и непредвзято. Показательно, что когда он принял решение, по которому один из теннов должен был возместить своему же виллану стоимость сведенного со двора молодого бычка, воин беспрекословно подчинился.

Но все эти реалии я постигала со временем; тогда же, в первый свой день на хуторе, я лишь держала глаза открытыми, а рот на замке, пытаясь хоть в общих чертах свести концы с концами. Самого Гюнтера дневной порой я так и не увидела. Его тенны кишели в зале, с шутками и прибаутками полируя оружие и втирая густой медвежий жир в кожаную обувь. Они рассматривали и живо обсуждали меня, подталкивая друг друга локтями, но никто из них даже не попытался ко мне пристать, поэтому я перестала обращать на них внимание, про себя возблагодарив Элуа за то, что, похоже, став собственностью Гюнтера, оказалась неприкосновенной для его людей.

Пока мужчины перебрасывались солеными шутками и прохлаждались, женщины без устали трудились. Содержать огромный зал чертога в порядке было очень хлопотно: требовалось следить за несколькими очагами, готовить и подавать пищу, убирать за пьяными вояками, чинить одежду, прясть и шить. Немногочисленные домашние слуги помогали с самой тяжелой работой, но большая часть дел приходилась на плечи скальдийских женщин. Хедвиг раздавала им указания с дотошностью, доказывавшей, что и сама она не привыкла сидеть сложа руки. Когда я спросила ее, в чем будут заключаться мои обязанности, она отмахнулась со словами, что это решать Гюнтеру. Тогда я спросила, а нельзя ли мне выйти на улицу, поскольку беспокоилась о Жослене и хотела его повидать. Хедвиг закусила губу и отрицательно покачала головой. Думаю, будь я под ее началом, она разрешила бы мне выйти, но сейчас не осмеливалась встать поперек Гюнтеру – между ним и его рабыней.

Читать дальше

Жаклин Кэри — Стрела Кушиэля. Редкий дар » knigi-for.me: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн. Cтраница 4

В Персисе его захватили в плен, но Элуа лишь с улыбкой качал головой, а по стенам его темницы вились лозы, пока пленника заковывали в цепи. Слухи о странствиях Элуа дошли до самого Рая, и когда Благословенного заточили за решетку, некоторые из ангелов ответили на его зов. Решившись пойти против воли Единственного Бога, они спустились на землю в древний Персис.

Среди спасителей была и Наамах, старшая сестра, которая с улыбкой явилась к шаху и, опустив очи долу, предложила ему себя в обмен на свободу Элуа. Очарованный ею, властитель принял предложение, и до сих пор передается из уст в уста легенда о ночи шахских наслаждений. Когда дверь темницы Элуа открыли, оттуда заструился аромат цветов и сам Внук Божий вышел, напевая, в венке из виноградных лоз.

Вот поэтому, как объяснил брат Лувель, мы и боготворим Наамах, и считаем служение ей священным долгом.

После освобождения шах предал Элуа и его соратников. Их угостили крепким вином, в которое подмешали валериану. А пока ангелы спали, их погрузили на корабль без руля и без ветрил. Но, проснувшись, Элуа запел, и создания из морских глубин отозвались и помогли ладье переплыть море.

Корабль тогда пристал к берегам Бходистана. Наамах и другие ангелы последовали за Элуа, не зная и не желая знать, следит ли за ними Всевидящее Око Единственного Бога. Где бы они ни шли, они пели и вплетали в волосы цветы, что распускались под взглядом Элуа. В Бходистане люди жили по древним обычаям: поклонялись множеству богов, каждый из которых требовал своего. Но в непредсказуемом отношении этого народа к чужакам часто проскальзывало сочувствие. Приверженцы старых богов увидели в новоприбывшем свет и не причиняли вреда Благословенному, хотя и не следовали за ним, и потому он бродил и пел, а местные жители жестами желали ему мира и отворачивались. Когда Элуа голодал, Наамах за деньги возлегала с незнакомцами на рынке.

Из Бходистана путь Элуа проследовал на север, и очень долго Внук Божий шагал суровыми каменистыми тропами. И ангелы, и земные создания заботились о нем, иначе он бы непременно погиб.

Мне нравились северные истории, особенно про орла из Тирокского ущелья, который каждое утро перелетал высоченные утесы и горы льда, чтобы зависнуть над головой Элуа и уронить ему в рот ягоду.

В темных лесах глубинных земель Скальдии друзьями Благословенного стали волки и вороны. Но жившие там дикие люди не вняли ему, а продолжили размахивать жуткими топорами и призывать своих богов, обожавших кровь и железо. И Элуа пошел дальше, и там, куда он ступал, из мерзлой земли и камней пробивались подснежники.

Наконец он пришел в Землю Ангелов, у которой тогда не было названия — в красивый и плодородный край, где росли оливки, виноград и дыни и благоухала цветущая лаванда. И вот там люди с распростертыми объятиями приняли его, идущего по полям, и ответили ему песней.

Такова правда про Элуа и про Землю Ангелов, землю, где я родилась и которой принадлежу всей душой. Триста лет Благословенный Элуа и те, кто последовал за ним — Наамах, Анаэль, Азза, Шемхазай, Камаэль, Кассиэль, Эйшет и Кушиэль — прожили здесь. И все они, кроме Кассиэля, следовали заповеди Внука Божьего, которую напомнила дуэйне моя мать: Люби по воле своей. Так Земля Ангелов стала такой, какая она сейчас, и мир познал ангелийскую красоту, впрыснутую в кровь здешних родов семенем Благословенного и его Спутников. Только Кассиэль остался верен наказу Единственного Бога и отказался от смертной земной любви ради любви божественной, но Элуа тронул его сердце, и Кассиэль навеки остался подле него как брат.

Брат Лувель рассказал нам, что было дальше.

Между тем Единственный Бог думал только о смерти своего сына, Иешуа бен Иосифа, и о пути избранного им народа. У божеств время идет не так, как у смертных, и между двумя мыслями Бога могут родиться, прожить и умереть три поколения людей. Когда радостные песни ангелийцев достигли его ушей, он обратил взор на Землю Ангелов, на Элуа и тех, кто сбежал с небес, дабы последовать за ним. Единственный Бог послал на землю грозного архангела, чтобы тот вернул беглецов и заставил Элуа предстать перед троном деда. Но Благословенный встретил посланца улыбкой, подарил поцелуй мира, надел на шею венки из цветов и наполнил бокал сладкими винами, и растерянный глава божьего воинства вернулся к владыке с пустыми руками.

Тогда Единственный Бог понял, что его увещевания не действуют на Элуа, в чьих венах текла красная хмельная кровь его матери-Земли, переданная ему через земное лоно и слезы Магдалины. Но по той же причине Элуа оставался смертным, и потому рано или поздно должен был умереть. Единственный Бог долго думал и в конце концов послал к Элуа и его Спутникам не Победоносца, а архангела-глашатая.

«Если вы останетесь здесь и будете любить по воле своей, потомство ваше заполонит всю Землю, — молвил посланник. — А этого допустить нельзя. Вернитесь же мирно и встаньте по правую руку Господа своего, и все будет прощено».

Брат Лувель был хорошим рассказчиком: говорил мелодичным голосом и знал, где сделать паузу, чтобы слушатели затаили дыхание, жаждая узнать, что будет дальше. Как же ответил Элуа? Мы сгорали от нетерпения.

И учитель удовлетворил наше любопытство, продолжив повесть.

Благословенный Элуа улыбнулся глашатаю и, повернувшись к своему верному соратнику Кассиэлю, протянул руку за ножом. Взяв оружие, он чиркнул лезвием по ладони, порезав ее. Яркая кровь заструилась по пальцам и пролилась на землю, и там, куда упали багряные капли, зацвели анемоны.

«Мой дедушка Небо лишен крови, — сказал архангелу Элуа, — а я полон ею. Пусть он предложит лучшее место, где мы сможем любить, петь и жить так, как нам хочется, и куда с нами смогут пойти наши дети и их дети, и я отправлюсь туда».

Глашатай помолчал, дожидаясь ответа Единственного Бога.

«Такого места нет», — наконец произнес он.

И в этот миг случилось такое, чего до той поры не бывало много-много лет и больше уже не повторялось. Наша мать-Земля заговорила со своим бывшим мужем, Единственным Богом, и вот что она сказала: «Мы можем сотворить такое место, ты и я».

Так и была создана подлинная Земля Ангелов, недоступная смертным. В ее Жемчужные врата смертные могут войти, только миновав Медные, ведущие из мира живых. Благословенный Элуа и его Спутники покинули землю, не проходя через Медные врата, а устремившись сразу в Жемчужные: в волшебную новорожденную страну, которая простиралась за ними.

Но нельзя забывать, что нашу родину Внук Божий полюбил первой, и мы храним дарованное им название и чтим Элуа и память о нем с гордостью и любовью.

Книга: Стрела Кушиэля. Битва за трон — Жаклин Кэри Главная страница. — КнигаГо

Жаклин Кэри Стрела Кушиэля. Битва за трон

Глава 41 

Так начались дни моего рабства у Гюнтера Арнлаугсона, лорда одного из самых западных скальдийских хуторов. Эти земли принадлежали племени марсов, находящегося, как я позже узнала, под дланью великого полководца Вальдемара Селига, Вальдемара Благословенного.

В первое мое  утро на хуторе меня разбудила Хедвиг и – о, радость! – провела меня в комнату для омовений. Там имелась лишь лохань, старая, зато размерами под стать великану-скальду, то есть я могла вполне вольготно в ней разместиться и искупаться в свое удовольствие. Удивленная тем, что я этого не умею, Хедвиг показала мне, как наносить воды и разжечь огонь в очаге, чтобы ее нагреть.

 «Пусть я и прожила всю прежнюю жизнь в услужении, – горько думала я, с трудом таща от полыньи тяжеленное ведро, – но, во всяком случае, мое положение было довольно высоким». Однако признаюсь, что никогда прежде я не получала такое удовольствие от омовения, как в тот день на хуторе Гюнтера, когда была вынуждена сама приготовить себе ванну. Даже недостаток уединения – Хедвиг сидела близ лохани на табурете и наблюдала за моим купаньем, а другие женщины то и дело заглядывали в комнату, оживленно переговариваясь между собой, – не умалял моего блаженства.

– Что это у тебя такое? – спросила Хедвиг, указывая на мой туар – увы, все еще незаконченный.

По крайней мере я хотя бы заплатила мастеру Тильхарду авансом. Если когда-нибудь мне доведется вернуться в Город Элуа, не сомневаюсь, туарье выполнит свою часть сделки. Я как смогла растолковала по-скальдийски, что такое «туар», подчеркнув, что это не просто татуировка, а символ служителей Наамах. Служение Наамах потребовало новых объяснений, которые озадаченные хуторянки внимательно выслушали.

– А вот это что? – поинтересовалась затем Хедвиг, показывая пальцем на заживающие порезы, нанесенные мне игрушкой Мелисанды Шахризай. – Тоже часть ваших… ритуалов?

– Нет, – коротко ответила я и опрокинула на себя ковш теплой воды. – Это не часть ритуалов Наамах.

Наверное, что-то в моем тоне пробудило в Хедвиг жалость, и она выгнала женщин из купальни. Сама же осталась, чтобы помочь мне выбраться из лохани и надеть платье из грубой шерсти, такое длинное, что подол волочился по полу.

– Ничего страшного, длинное – не короткое, подошьем, – прагматично сказала она и протянула мне видавший виды гребень, чтобы расчесать мокрые спутанные волосы.

Вымытая и причесанная, я наконец почувствовала себя полностью в своей шкуре впервые с тех пор, как посланец Русса вошел в салон туарье, и попыталась трезво оценить свое положение.

Большой зал чертога гудел как растревоженный улей. Именно там находилось сердце поселения скальдов. Раскинувшиеся окрест поля принадлежали теннам – воинам – Гюнтера, а земледелием занимались их вилланы – другими словами, крепостные крестьяне. За право возделывать землю они обслуживали своих теннов и выплачивали вождю отдельный оброк мясом и зерном. Когда Гюнтер с воинами не уезжали на охоту или в набег, они праздно убивали время в большом зале, соревнуясь в силе и в пении.

Гюнтер был неплохим вождем для своего селения. У скальдов довольно сложная правовая система, и дважды в неделю он выслушивал жалобы соплеменников, стараясь судить справедливо и непредвзято. Показательно, что когда он принял решение, по которому один из теннов должен был возместить своему же виллану стоимость сведенного со двора молодого бычка, воин беспрекословно подчинился.

Но все эти реалии я постигала со временем; тогда же, в первый свой день на хуторе, я лишь держала глаза открытыми, а рот на замке, пытаясь хоть в общих чертах свести концы с концами. Самого Гюнтера дневной порой я так и не увидела. Его тенны кишели в зале, с шутками и прибаутками полируя оружие и втирая густой медвежий жир в кожаную обувь. Они рассматривали и живо обсуждали меня, подталкивая друг друга локтями, но никто из них даже не попытался ко мне пристать, поэтому я перестала обращать на них внимание, про себя возблагодарив Элуа за то, что, похоже, став собственностью Гюнтера, оказалась неприкосновенной для его людей.

Пока мужчины перебрасывались солеными шутками и прохлаждались, женщины без устали трудились. Содержать

5 любовно-фэнтезийных романов, которые увлекут тебя на много вечеров – HEROINE

Среди множества любовно-фантастических романов, рассказывающих об удивительных и порою опасных приключениях главных героев, не так легко разглядеть действительно стоящую и интересную литературу. Предлагаем тебе погрузиться в волшебный мир фэнтези: на сайте электронной библиотеки RuLit мы нашли несколько интересных романов, чей сюжет точно не оставит тебя равнодушной и заставит переживать за судьбу главных героев.

1. «Пропавший канцлер», автор неизвестен


Что бы ты сделала, если бы твой отец отказался от тебя и выгнал из родного дома в суровый мороз? Так произошло с главными героями книги «Пропавший канцлер» — наследным принцем королевства Альрия Слаем, сопровождаемым соратником-магом, и близнецами-простолюдинами Ниэлем и Далией, которые по случайности судьбы встретили друг друга, но еще не догадываются, что их связывает общий секрет.

Все вместе они отправляются в крепость Хэц, где одна за другой начинают вскрываться и другие тайны, в том числе о проклятье королевской семьи и о судьбе пропавшего пару веков назад канцлера королевства Борцэуса Врайта.

«Пропавший канцлер» понравится тем, кто любит готические романы с налетом мистики, рассказывающие о вампирах, магах, загадочных убийствах, о поисках правды и справедливости. Кстати, это первая книга, написанная неизвестным автором, есть еще и продолжение.

Читать книгу «Пропавший канцлер»

2. Жаклин Кэри «Стрела Кушиэля. Редкий дар»


Жаклин Кэри известна читателям прежде всего по фантастическим романам из серии «Вселенная Кушиэля», действие которых происходит на прекрасной земле ангелов. «Стрела Кушиэля. Редкий дар» — дебютная книга Кэри, за которую она получила литературную премию «Локус». Главная героиня, она же рассказчица, — талантливая и целеустремленная Федра но Делоне. Девушка родилась с небольшим дефектом — красным пятнышком в левом глазу, за что еще в детстве была продана в рабство.

Казалось бы, такое стечение обстоятельств должно было сломать Федру, но все сложилось иначе. Правда в том, что это не просто изъян, а метка стрелы ангела Кушиэля, которая преподносит особый дар — познавать удовольствие в боли. Из маленькой, хрупкой девочки она превратилась в искусную шпионку, которой предстоит столкнуться с предательством, отчаянием и смертельно опасными тайнами.

Можно сказать, получилось довольно увлекательное фэнтези с замысловатым сюжетом, наполненным еврейско-христианской мифологией, политическими интригами и неплохой БДСМ-составляющей, которое довольно приятно читать.

Читать книгу «Стрела Кушиэля. Редкий дар»

3. Елена Звездная «Мертвые игры: О смертельных схватках и их победителях»


Елена Звездная — российская писательница, нашедшая себя в жанре любовного юмористического фэнтези.«О смертельных схватках и их победителях» — ее четвертая книга из серии «Звездное настроение», рассказывающая о приключениях артефактора-некроманта Рии Каро, родившейся в семье боевого мага. События разворачиваются в стенах магической Академии «Некрос», в которую Рия попадает не по своему желанию.

Вскоре Рия становится победительницей смертельно опасного турнира «Мертвые Игры», чем привлекает внимание одного из самых талантливых магов Академии Норта Дастела, а вместе с тем становится целью загадочного убийцы.

Колдовские миры, любовь, тайны, интриги, черный юмор и харизматичные герои, которым действительно хочется сопереживать, — отличная комбинация для нескучного фентези. Недаром автор выпустила уже восемь книг об Академии некромантии.

Читать книгу «Мертвые игры: О смертельных схватках и их победителях»

4. Лорен Оливер «Делириум»


В трилогию о борьбе за любовь в мире американской писательницы Оливер Лорен входят книги «Делириум», «Пандемониум» и «Реквием». В недалеком будущем любовь считается опасной болезнью, известной под названием «амор делирия невроза», и находится под строжайшим запретом, нарушая который, человек подвергается жестокому наказанию. С наступлением совершеннолетия каждого подвергают процедуре вакцинации, которая способна обезопасить от влюбленности и любых связанных с ней переживаний.

«Делириум» — это история девушки Лины, которая с нетерпением ожидает вакцинации. Незадолго до своего восемнадцатилетия она встречает Алекса, который смог избежать введения лекарства. После разговоров с ним, у героини происходит глобальная переоценка ценностей и она понимает, что любовь вовсе не так страшна, как о ней говорят.

Читать книгу «Делириум»

5. Мара Вульф «Возвращение ангелов»


Первая часть атмосферной и очень красивой фэнтези-трилогии немецкой писательницы Мары Вульф, рассказывающая о борьбе людей с воинственными и жестокими ангелами, изгнанными из рая. История начинается в современной Венеции, где живет главная героиня ангельской саги — восемнадцатилетняя девушка Мун. Несколько лет подряд она наблюдает за тем, как ангелы стремительно разрушают город в поисках ключей от рая, а вместе с тем для развлечения возводят на площади Сан-Марко арену, где устраивают гладиаторские бои с местными жителями. Мун тоже приходится в них участвовать.

В одном из боев героине сказочно везет: от неминуемой смерти ее спасает один из ангелов — Кассиэль. Девушка остается в замешательстве, а когда ситуация повторяется, задается вопросом: «Возможно, не все ангелы так безжалостны, как хотят казаться?». Роман привлекает не только необычностью сюжета и красивой любовной линией, но и подробными описаниями практически лежащей в руинах Венеции. К слову, даже после таких (хоть и выдуманных) разрушений она до основания остается прекрасна.

Читать книгу «Возвращение ангелов»

RuLit — электронная библиотека с минималистичным интерфейсом: уверяем, разберется даже ребенок. Все книги удобно рассортированы по жанрам, которых достаточно много: от деловой литературы, биографий, учебных пособий и детективов до фантастики, юмора и фольклора. Самое приятное, что регистрация здесь не нужна, а большинство книг можно читать или скачивать бесплатно.

Посмотреть все жанры

Добавить в избранное

Статьи по теме:

7 книг для любителей «Игры престолов», похожих на «Песнь льда и пламени»



Зима близко. Как бы иронично это не звучало, но лето без новых серий любимого сериала кажется зимой для каждого поклонника «Игры престолов». Принимая во внимание задержку выхода 7 сезона и книги «Ветра зимы», легко понять, почему любители сериала сейчас чувствуют себя брошенными на произвол судьбы. Но не беспокойтесь, когда дело касается книг, мы готовы прийти вам на помощь. Конечно, вы можете прочитать или перечитать серию книг «Песнь льда и пламени», но ведь есть множество книг в жанре фэнтези, которые помогут вам скрасить этот нелегкий период ожидания. Вы познакомитесь с заговорщиками, такими же хитрыми, как и Варис, храбрыми воинами, которые напомнят вам о Джейме и любовными историями, ничем не уступающими отношениям Джона и Игритт. Борьба за власть, мифические существа и кровавые битвы – все это есть в этих книгах и вам действительно будет чем занять свою голову.

1. «Сто тысяч королевств», Н.К. Джемисин

Эта книга поглотит вас целиком и полностью. В королевстве, где богами правит одна семья, изгнанница Йэйне Дарр, полукровка из дикого Севера, внезапно оказалась в очереди на трон. Вы не сможете оторваться от истории о том, как упрямая Йэнна сражается со своими кузенами в эпической борьбе за власть.


2. «Обреченное королевство», Брэндон Сандерсон

Герои этой книги станут вашими близкими друзьями, а ее сюжет перенесет вас во времени и пространстве. Король убит убийцей-волшебником, молодой ученый должен совершить преступление, чтобы защитить свою семью, невольник пытается сплотить своих друзей по несчастью. А тем временем, сама материя вселенной меняется. Вы не сможете оторваться от этой книги со всей ее магией и войнами.


3. «Стрела Кушиэля», Жаклин Кэри

Заговоры, коварные придворные, вероломные поступки. В этой книге есть все, что делает «Игру престолов» такой занимательной. Федра, помеченная красным пятнышком в глазу, постигает искусство куртизанки и шпиона. Когда она обнаруживает заговор, который погрузит королевство в хаос, на кону оказывается все. 


4. «Сага», Брайан К. Вон, Фиона Стэплз

Вам обязательно стоит прочитать эту книгу. В этом графическом романе, два солдата, принадлежащие к враждующим сторонам, влюбляются друг в друга, и у них рождается ребенок. Фантастические животные, невероятные сюжетные повороты, неприкрытая жестокость и умопомрачительный секс, эта серия просто создана для поклонников «Игры престолов».


5. «Обманы Локки Ламоры», Скотт Линч

Вы не сможете оторваться от этой книги. Под крылом легендарного бандита Чейна Локк Ламора превращается в одного из самых блестящих преступников во всем королевстве. Ему даже удалось обмануть самого короля воров. Но когда в игру вступают темные силы, Лок вдруг оказывается пешкой в их игре. Сам Джордж Мартин прорекламировал эту книгу, так что ее наверняка стоит прочесть.


6. «Белая королева», Филиппа Грегори

Ощутите себя частью Войны роз. В этом произведении королевы исторического романа семья борется за власть и пытается разгадать многовековую загадку исчезновения принцев из Лондонского Тауэра.


7. «Алая королева», Виктория Авеярд

В этой увлекательной книге для подростков мир разделен на алых, обычных людей, и аристократов с серебристой кровью. Однако 17-летняя Мара Барроу, алая, обнаруживает, что обладает опасной силой, и ее увлекает в мир серебристых. Пойманная в сети предательства и лжи, Мара рискует всем, чтобы привести серебристых к падению.


Рассказать друзьям:

Подписаться на журнал:

Дротик Кушиэля (Трилогия Федры, #1) Жаклин Кэри

Здесь просто оговорка: это будет очень трудный обзор. Чтобы по-настоящему написать рецензию на эту книгу, я должен рассказать о своих взглядах на вещи и о том, как книги влияют на меня лично. Я открываюсь здесь, что всегда заставляет меня корчиться. Если вы читаете этот обзор и не согласны с моими взглядами на вещи, это совершенно нормально. Но я не собираюсь отрицать свои чувства, потому что это очень важно для меня, когда я рецензирую книгу, поскольку я читаю книги эмоционально, а не отстраненно.Сказав это, давайте отправим это шоу в путь.

Я могу придумать список причин, по которым мне не должна была понравиться эта книга, и я начну с него:

1. Я очень не люблю длинные книги. Как я сказал здесь другу, я читатель типа «нажми и брось» — это означает, что я люблю читать короткие и средние по длине (а иногда и более длинные) книги, заставлять их читать и переходить к следующей книге. Эта книга была огромной 901 страницей!

2. Проституция и оплачиваемый секс — это то, о чем я совершенно ненавижу даже мысль.Меня удивляет, что кто-то платит за секс или занимается сексом за деньги или финансовую поддержку/средства к существованию. Обычно я избегаю этого контента, как чумы, хотя большая часть моей натуры заключается в том, чтобы время от времени бросать вызов себе и своему восприятию мира. Это хорошо для меня, даже если процесс временами болезненный. В этой книге есть героиня куртизанка, хотя ее называют более уродливыми терминами, которыми я не пользуюсь. Мало того, ее проституция — это форма поклонения и почитания одного из ее божеств (если вы хотите называть падших ангелов божествами).

3. Я не люблю книги, в которых главные герои во время книги спят с большим количеством людей. Беспорядочные половые связи и сон — еще одна область, с которой мне просто некомфортно. Особенно мне не нравится читать о сексе без любви/эмоциональной связи. Эта книга была интересна тем, что секс Федры — это форма поклонения. Она не любила большинство людей, с которыми была близка, но любила Элуа, Нааму и Кушиэля, и это выражалось в ее сексе со своими покровителями. Возникновение священной природы секса в этой культуре связано с тем фактом, что ангел Наама ложилась с незнакомцами, чтобы поддержать Элуа и ангелов, когда они путешествовали по Terre D’Ange.Наверное, необходимо упомянуть, что покровитель может быть как мужчиной, так и женщиной. Веление Элуа звучит так: Люби, как хочешь , что устраняет всякое клеймо однополых отношений. Хотя я больше люблю читать романы о мужчинах и женщинах, мне не обязательно не нравятся однополые взаимодействия, так что это не было большой проблемой для меня.

4. Я очень ванильно отношусь к сексу. В смысле, я вообще не люблю читать о странном, темном, извращенном сексе. Особенно мне не нравится читать о садомазохистском/болезненном/унизительном сексе.Я не понимаю этой необходимости, и это не то, к чему я лично отношусь нормально. Главный герой этой истории — мазохист. Ее уколол Кушиэль (ангел, хранитель Ада и карающий заблудших). Это наказание из любви, чтобы спасти их души. Федра, обладающая дротиком Кушиэля, помечает один из ее темно-карих глаз красной чертой, что является видимым проявлением ее благосклонности или проклятия, чтобы иметь физиологию, которая делала боль приятной для нее, включая эмоциональную боль (что означает, что она была сексуально возбуждена). из-за унижения, принуждения или плохого обращения со стороны своего партнера).Я не буду здесь вдаваться в подробности. Я думаю, вы могли бы использовать свое воображение. Я просто оставлю это двумя словами, чтобы выразить свои чувства: Ick Factor! Большинство сексуальных сцен мне было очень неудобно читать. В защиту автора скажу, что в этой книге очень элегантные сцены секса (для темы). Каким-то образом ей удалось избежать того, чтобы они выглядели отталкивающими и безвкусными. Мое отвращение было основано на том, что моя собственная зона комфорта была превышена, а не на преднамеренных актах похотливости со стороны автора.

5.Я обычно не люблю истории с большим количеством политических интриг и ситуаций. Удивительно, но я обнаружил, что действительно проникся этим аспектом этой истории, и я был весьма увлечен запутанной паутиной заговоров против членов королевской семьи и знати. Я полагаю, что это произошло потому, что мисс Кэри проделала большую работу по вплетению Федры в этот гордиев узел очень интимным образом через своего приемного отца, Анафиэля Делоне. Федра становится рабыней Делоне, и ее обучают быть мастером-шпионом, а также куртизанкой.Ее навыки помогают ему в его тайном призвании к королевской семье, слушая и видя всех, выполняя свои обязанности куртизанки.

6. Вся культурная установка этой истории сильно отличается от того, к чему я привык. Удивительно, но эту часть было легче всего пройти. Когда я читаю фэнтези, я ожидаю, что автор построит свой собственный мир с нуля, и это может включать в себя другие религиозные верования. Мне проще, если автор основывает совершенно новый религиозный мир, оторванный от реального мира.Я могу легко отделить себя от того, что я знаю, принять концепции из истории и прочитать ее на свежую голову. В этой книге г-жа Кэри отворачивается от христианства налево и создает мир, в котором главное божество, которому поклоняются, Элуа, является сыном крови Иисуса, когда он был ранен на кресте, и его союза с Матерью-Землей. Другие члены пантеона — ангелы, которые решили пасть, чтобы сопровождать Элуа в его изгнании. Другими словами, повернуться спиной к Богу, чтобы следовать за Элуа. Людей с такими верованиями называют Д’Анджелинами, потому что они живут в стране, основанной Элуа и его Ангелами, под названием Терре Д’Анж (Земля Ангелов по-французски).Христианство все еще существует в мире, и его последователей называют иешуитами, в честь еврейского имени Иисуса Иешуа. По-моему, есть и мусульмане, но их называют аккадцами. Люди, соответствующие кельтам и пиктам Альбы (Британия) и Эйре (Ирландия), имеют свои собственные верования, а скалди, похожие на скандинавов, поклоняются скандинавскому пантеону. Несмотря на то, что это было совсем другое, я думаю, что г-жа Кэри совершила довольно творческий культурный генезис в этой истории.

Да, много причин, по которым мне не должна была понравиться эта книга.Несмотря на эти вещи, я любил эту книгу. Это было увлекательно. Это поддерживало мой интерес. Я заботился о персонажах. Федра была героиней, которую я любил. Мне не нравились ее свидания, и я закатывал глаза, когда она брала еще одно, как это делал Джоселин. Но как человек она мне понравилась. Я видел, что она была верна себе, и я не мог винить ее за это. Мне понравилось, как она происходила из очень скромного происхождения и сделала из себя что-то замечательное. Я любил ее верность и ее заботливое сердце.Мне нравилось, какая она умная. Она использовала все, чему ее учили, и все свои активы, чтобы выполнить то, что нужно было сделать. Хотя мне не всегда нравилось то, что она делала, я уважаю то, почему она это делала. Было очень важно видеть, как изменилось ее представление о себе и своем месте в мире. Люди смотрели на нее свысока как на «шлюху», но она была великим шпионом, дипломатом и невероятным тактиком. Я приветствовал ее, чтобы она нашла свое законное место в своем мире, потому что она заслужила его после всего, что она страдала и потеряла.Джослин мне тоже понравился. Хотя временами он был немного осуждающим, Федра тоже относилась к нему, но по-другому. Было совершенно ясно, насколько он предан ей, и он был очень верен своим убеждениям, следуя за Кассиэлем, ангелом, который все еще любил Бога, но чувствовал, что должен следовать за Элуа из верности. Я восхищался тем, что он пошел на жертвы, чтобы следовать своим убеждениям, но его любовь к Федре часто заставляла его нарушать свои клятвы, что в некотором роде показывало, насколько он был верен Кассиэлю. Несмотря на то, что он не был главным героем, мой разум всегда возвращался к нему, желая увидеть, что он делает и как реагирует на окружающие его ситуации.Все персонажи были настоящими и реалистичными, кто-то в хорошем смысле, кто-то в плохом. Но в этой истории не было одноразовых персонажей, пусть и игравших небольшие роли. И когда некоторые из персонажей, которых я полюбил, пострадали и умерли, это сделало чтение болезненным.

Поначалу у меня было много проблем со всеми названиями персонажей и людей, и стран. Но через некоторое время это начало обретать смысл, и я смог довольно хорошо связать их с существующей системой отсчета.Я думаю, что это было довольно блестяще задумано. Различные народы были чрезвычайно различны в культурном отношении, и я очень ценил время, которое мисс Кэри уделяла изучению их культур. Было интересно, как Д’Анджелины обладали большим культурным превосходством, которое им пришлось преодолеть, чтобы столкнуться с огромной угрозой изнутри и со стороны воинственной, устрашающей расы Скальди.

Что меня удивило, так это то, что я нашел военные аспекты очень увлекательными. Может быть, мне не следует удивляться, потому что я всегда восхищался воинами и культурой воинов.Мне показалось, что наблюдать за битвами и войнами, разворачивающимися глазами Федры, было очень интересно. Мне нравилось видеть, как она использовала свой особый набор навыков, чтобы помочь своей стране выиграть войну. Жертвы, которые она принесла своей стране, достойны восхищения. Она показала, что, хотя она не была воином в традиционном смысле этого слова, ее сердце было сердцем воина, готового отдать все, чтобы победить и одержать победу, даже если это потребует личных жертв и капитуляции.

Это была глубокая книга. Это вызвало у меня целую гамму эмоций, многие из которых были совсем не комфортными.Это действительно было эпично, и мне действительно не было скучно, что удивительно, учитывая его длину и сложность. В этой истории были некоторые очень неприятные аспекты, и ценности казались очень чуждыми тому, что я считаю священным. Однако в основе лежит общее. Любовь — это жертва, любовь — это даяние. Когда что-то важно для человека, он посвящает себя этому. Несмотря на то, что вероучения людей в этой книге казались чуждыми, я мог идентифицировать себя с идеей считать что-то священным в жизни и диктовать свои действия.

Как можно себе представить, не так-то просто обобщить мои мысли о книге, такой длинной и довольно сложной. Я думаю, что сделал все, что мог, и я не буду делать этот обзор дольше, чем это необходимо. Я должен быть честным и сказать, что я очень сомневаюсь, что буду продолжать читать эту серию. Это огромная инвестиция моего времени и энергии, когда книги такие длинные. И поскольку это привело меня в некоторые неудобные места, я не уверен, что хочу продолжать этот процесс со следующими книгами. На мой взгляд, я хочу думать о Федре и Жослене, которые счастливы, способны найти компромисс, который работает для них обоих, и имеют большую любовь.Я хочу оставить все как есть. Хорошо то, что эта книга хранится и хранит теплые воспоминания об этих персонажах, которые так много значили для меня. Возможно, когда-нибудь я перечитаю эту книгу, чтобы вернуться в этот увлекательный мир Д’Анджелинов.

Наследие Кушиэля — Каллах Горрим / Персонажи

Список главных героев находится здесь.

    открыть/закрыть все папки 

Одно из пяти племен Альбы и Эйре и нынешнее правящее племя Альба. Его священное животное — кабан.

     Нектана 

Нектана

Сестра бывшего Круарха и мать Драстена и его сестер.
Тропы, относящиеся к Нектане:
  • Страх взрослых: становится свидетелем убийства своей дочери во время битвы при Брин-Горридуме.
  • Исчезнувший папа: Хотя это никогда не показывалось в истории, это очень вероятно, учитывая культуру Альбы.
  • Пережить потомство: Она пережила свою младшую дочь Мойрид, погибшую во время битвы за Брин-Горридум.
  • Провидцы: Нектана может видеть настоящие сны, способность, которую она передает своим дочерям и внучкам.
  • Что случилось с мышью?: Она вообще не появляется в трилогии об Имриэле; подразумевается, что к тому времени она уже мертва.

     Брейдая маб Нектана 

Брейдая маб Нектана

Сестра Драстена, Сибила и Мойрида и дочь Нектаны. Ей снятся настоящие сны.
Тропы, относящиеся к Брейдайе:
  • Исчезнувший папа: Ее отец нигде в ее жизни; никто даже не знает, кто он.
  • Переживая потомство: Она переживает Дорелей, убитую Берликом из Магуин Донн.Брейдайя по понятным причинам не очень хорошо это воспринимает.
  • Провидцы: Ей снятся настоящие сны.

     Сибил маб Нектана 

Сибил маб Нектана

Средняя дочь Нектаны и будущая жена Гиацинта. У нее есть способность видеть настоящие сны.
  • Исчезнувший папа: Согласно албанской традиции, отец Сибила неизвестен и вообще не появляется в ее жизни.
  • Хорошие родители: Она и Гиацинта — это их двое детей.
  • Провидцы: Она может видеть настоящие сны.
  • Безответная любовь: Когда Д’Анджелины находятся в Альбе, Сибил влюбляется в Гиацинту, которую уже привлекают Мойрид и Федра, и она не отвечает на ее чувства взаимностью. В конце концов, однако, спустя годы им удается прийти к пониманию, когда Гиацинта оказывается в ловушке на Третьей сестре.

     Драстен маб Нектана 

Драстен маб Нектана

Драстен — Круарх Альбы и муж Исандры. В Дротик Кушиэля, его трон узурпирован, и он борется, чтобы вернуть его.После этого он ведет армию в Терре д’Анж, чтобы сразиться со Скальди. Его армия вместе с армией Исидора д’Эглеморта прорывает осаду Труа-ле-Мон и побеждает Скальди. Обычно он проводит полгода в Альбе и половину в Терре д’Анж. У него и Исандры две дочери: Сидони и Алаис.


Тропы, применимые к Драстену:

  • Младенцы Ever After: У него и Исандры двое детей — Алаис и Сидони.
  • Badass in Distress: В Kushiel’s Mercy он, как и почти все жители Города, околдован заклинанием карфагенян.Имриэлю и Сидони нужны силы, чтобы сломить их власть.
  • Проклятые герои: он и албанцы приходят на помощь Терре д’Анж во время вторжения Скальди. Они побеждают Скальди, присоединившись к армии Исидора д’Эглмора, чтобы освободить Труа-ле-Мон.
  • Темное и беспокойное прошлое
  • Пропавший папа: Его отец был убит Мальхоном после того, как последний узурпировал албанский трон.
  • Отметины на лице: На лице вытатуированы узоры вайды.
  • Прославленный в истории: Он просит Федру позаботиться о том, чтобы деяния альбанцев запомнились на случай, если они погибнут во время битвы при Труа-ле-Монте.
  • Хорошие родители: Он и Исандра и очень хорошие родители по отношению к своим двум дочерям.
  • Задира-инвалид: у Драстена хромает нога, из-за чего он хромает и причиняет сильную боль при ходьбе. Несмотря на это, он сильный боец, и его люди чрезвычайно преданы ему.
  • Счастлив в браке: Исандре, после событий Дарт .
  • Благосклонность Госпожи: Федра дает ему кольцо Исандры, которое он носит в бою.
  • Отношения на расстоянии: Он и Исандра проводят полгода порознь, потому что его обязанности требуют, чтобы он делил свое время между Альбой и Терре д’Анж.
  • Love Ruins the Realm: Inversion — его любовь к Исандре на самом деле спасает царство.
  • Неспособность затемнять: Имеет косолапость, но это не мешает его боевым способностям.
  • Благородный Дикарь: Д’Анджелины считают его таким из-за своей склонности смотреть свысока на людей, не принадлежащих к Д’Анджелинам.
  • Идеальный брак: когда Исандре было шестнадцать лет, они были обручены друг с другом и в конце концов влюбились друг в друга. Однако после того, как албанский трон был узурпирован, Ганелон отменил помолвку, посчитав, что оно того не стоит.Это привело к тому, что Исандра искала способ пожениться и быть вместе.
  • Парень гордой расы воинов: Альбанцы — раса гордых воинов, но Драстен скорее тихий и задумчивый, чем кровожадный.
  • Тихий: Он мало говорит, но когда говорит, то много.
  • Законный король возвращается: его трон узурпирован его двоюродным братом. Он восстанавливает его с помощью Федры и Далриады.
  • Правящая пара: Он и Исандра правят своими народами бок о бок.

     Мойрид маб Нектана 

Мойрид маб Нектана

Младшая дочь Нектаны. Она убита во время битвы за Брин-Горридум одним из отрядов Мелкона Узурпатора.

Тропы, относящиеся к Мойреаду:

  • Смерть персонажа: Она убита во время битвы при Брин-Горридуме во время неудачной попытки захвата заложников.
  • Милая девочка: Она очень добрая, с пониманием, которое далеко не по годам.
  • Провидцы: Она может видеть настоящие сны.

     Талоркан маб Брейдая 

Талоркан маб Брейдая

Сын Брейдайи, брат Дорелей и наследник Драстена. Первоначально он обручен со своим двоюродным братом Але де ла Курсель.

Тропы, относящиеся к Талоркану:

     Дорелей маб Брейдая

Дорелей маб Брейдая

Племянница Драстена и жена Имриэля. Она убита Берликом из Магуин Донн, чтобы предотвратить пророчество о том, что ее сын с Имриэлем вырастет, чтобы уничтожить Магуин Донн.


Тропы, применимые к Дорелей:

  • Девушка-боевик: Она умеет обращаться с луком и стрелами, как и большинство женщин Круитн, и может быть способным бойцом, если ей нужно.
  • Брак по договоренности: между ней и Имриэлем. Это не работает.
  • Бетти и Вероника: Бетти для Вероники Сидони.
  • Смерть Гипотенузы: Берлик убивает ее, чтобы предотвратить нежелательное будущее, а именно то, что она и сын Имриэля станут причиной конца Магуин Донн и их культуры.
  • Я хочу, чтобы мой возлюбленный был счастлив: Она заставляет Уриста пообещать увидеть Имриэля в целости и сохранности в объятиях Сидони, если с ней что-нибудь случится, потому что она действительно любит Имриэля и хочет, чтобы он был счастлив, а также не хочет, чтобы он поддаться горю, вине и горечи, которые, как она знает, он почувствует, если она когда-нибудь умрет.
  • Любовный треугольник: между ней, Имриэлем и Сидони.
  • Милая девочка: Она очень добрая и теплая, и никогда не обижается на других.
  • Шелк, скрывающий сталь: Она кажется доброй и простой снаружи, но, как выясняет Имриэль, в ней есть нечто большее.

     Фаолан маб Сибил

Круарх Альбы во времена Мойрина.

Kushiel’s Dart

infobox книга
Имя = kushiel’s dart

Image

Image
Автор = Jacqueline Carey
Cover_artist = John Jude Palencar
Country = США
Language = Anglish
Series = koosiel’s Legacty роман
издатель = Tor Books
выпуск_дата = 2001
media_type = печать (в твердом и мягком переплете)
страниц = 701 стр. (первое издание, в твердом переплете)
isbn = ISBN 0-312-87238-0 (первое издание, в твердом переплете)
priored_by =
follow_by = Kushiel’s Chosen

«Дротик Кушиэля » — первый роман Жаклин Кэри и первый роман из ее серии «Наследие Кушиэля».Идея этой книги впервые пришла Кэри, когда она читала библейскую книгу Бытия, и особенно отрывок о «сынах Божьих», входящих в «дочерей человеческих». Позже, когда она писала книгу для журнального столика, она столкнулась с еврейским фольклором, который более подробно соответствовал этой истории. Она основала Терре Д’Анж на основе нации, основанной мятежным ангелом. [ цитировать веб-сайт
последний = Кэри
первый = Жаклин
заголовок = Пораженный дротиком Кушиэля
работа = Бордерс
дата = 2001
url = http://www.bordersstores.com/features/feature.jsp?file=jacquelinecarey
accessdate = 2006-04-06
]

Мир Земли Анж

::»Основная статья: Земля Анж


3

Основан ангелами

::»Основная статья: Элуа и его спутники

События серии «Наследие Кушиэля» происходят в средневековом мире, смоделированном на Земле (карта в начале романов представляет собой карту Земли, творчески исторически названные страны).Главные герои родом из Терре д’Анж, занимающей территорию Франции.

Терре д’Анж был основан Элуа и его сподвижниками и, таким образом, является нацией потомков падших ангелов.

::»Полную историю об Элуа, его сподвижниках и основании Терре д’Анж см. в разделе Элуа и его сподвижники, Цикл Элуина.

Каждая провинция Терре д’Анж была основана одним из соратников Элуа , за исключением Кассиэля, поскольку он решил остаться верным Единому Богу

«Люби, как хочешь»

Полный текст статьи см. в разделе Элуа и его спутники и Двор Ночных цветов.

Девиз Элуа был «Люби, как хочешь». Это приводит к тому, что любовь и физическое удовольствие являются центральным аспектом общества в Terre d’Ange. Хотя брак существует в Terre d’Ange, он рассматривается наравне с другими формами любви, включая интрижку, любовную связь и т. д. Он также порождал принятие любой формы любви, будь то благоговейная или суровая, гетеросексуальная, гомосексуальная, или бисексуал. Обычно в рамках брака Д’Анджелин «зажигает свечу Эйшет», прося ее «открыть матку» женщины, чтобы она могла забеременеть.

Одним из центральных учреждений Terre d’Ange является служение ангелу Нааме. Таким образом, ее служанки — куртизанки (это слово обычно ассоциируется с проституцией, но Кэри придает ему более положительный оттенок). Из-за вышеупомянутых заповедей Элуа Слугами Наамы являются как мужчины, так и женщины, которые участвуют во всевозможных развлечениях.

Двор Ночных Цветов, или «Ночной Двор», находится в городе Элуа и состоит из Тринадцати Домов. В каждом доме есть глава, называемый Доуэйн.Каждый Слуга Наамы в долгу перед своим Домом за полученное обучение, а во многих случаях и за воспитание. Их долг считается выполненным, когда их марка, татуировка, покрывающая всю спину, завершена.

Правящие классы

Terre D’Ange существует в монархической системе, которой в настоящее время правит линия Курселя. Они происходят непосредственно от Элуа, и их характерным физическим атрибутом является изящная шея, что соответствует тому факту, что их эмблемой является Лебедь.

Каждый регион имеет свою правящую элиту в феодальной структуре.

Суды отделены от феодального правящего класса и функционируют аналогично современным европейским судам, включая различные уровни апелляционных судов. Окончательные апелляции могут быть поданы королю / королеве, которые либо рассмотрят дело, либо постановят, что предыдущие решения были уместными, и, таким образом, откажутся рассматривать апелляцию. Д’Анджелины, как известно, обращаются со своими преступниками и заключенными так же, как и современные европейские стандарты, хотя практикуются смертная казнь и публичные порки.Изнасилование является преступлением, караемым смертной казнью.

Краткое содержание сюжета

Детство Федры

::Смотри также статью Федра но Делоне

Федра родилась у Лилиан де Суверен, служанки Наамы и торговца Пьера Кантан. Она родилась светлокожей, черноволосой девочкой с проклятым эллинским именем. Больше всего ее отличает красная соринка в левом глазу, недостаток, из-за которого она не подходит для работы Слугой Наамы. Из-за бедности и нежелания Пьера Кантреля, чтобы его жена продолжала служить Нааме, Федра продана в Дом Цереуса Двора Ночных Цветов.

Федра выросла в Доме Цереусов, но стала изгоем из-за своего недостатка, который удерживает ее вне канонов Ночного Двора. В результате она никогда не сможет стать адептом одного из Двора Ночных Цветов. Поскольку она никогда не станет адептом, она должна окупить свою марку, зарабатывая деньги любым своим талантом.

Однажды, узнав о цикле Элуины, Федра уколола себе руку булавкой. Выражение ее глаз смутно напомнило Доуэну что-то. Она позвала лорда Анафиэля Делоне, поэта с разнообразными познаниями, и он цитирует строки из древней эпической поэмы, в которой Федра объявляется ангиссеттой, Избранницей Кушиэля; что она всегда найдет «удовольствие в боли».Он покупает ее марку, получив самую высокую цену, установленную в Cereus за ее годы. Чтобы сделать ее пригодной для его службы, Федра начинает изучать язык кердиччи в восемь лет, а в десять лет начинает свое ученичество у Делоне.

Другой ученик Делоне, Алкуин но Делоне, становится ее приемным братом. Они обучены физически, умственно и сексуально, чтобы быть учеными, шпионами и Слугами Наамы. Ее характер ангиссетты держится в секрете от всех гостей Делоне, чтобы сделать ее более ценной по мере того, как она растет и учится.В тринадцать лет Федра впервые встречает Мелисанду Шахризай, одну из немногих, кто с первого взгляда идентифицирует ее как ангиссетту. Когда они поступают на службу к Нааме, Делоне использует их навыки шпионов для своих придворных интриг, природу которых Федра и Алкуин-но-Делоне не всегда знают.

На службе Наамы

В четырнадцать лет Федра официально посвящает себя служению Нааме. Таким образом, она начинает свое ученичество на год позже, чем если бы она осталась в Ночном Дворе.

Ее девственную цену купил Чайлдрик д’Эссом, когда ей было шестнадцать, за четыре с половиной тысячи дукатов. Его покровительский дар позволяет ей начать работу над своей маркой, которую Делоне заказывает у Роберта Тилхарда.

Из-за положения Делоне Федра становится свидетельницей судебных процессов над Домом Тревальонов, на которых Лионетта и Бодуан приговариваются к смертной казни, Марк и Бернадетт — к изгнанию, а Гаспар де Тревальон полностью освобождается от ответственности, частично благодаря показаниям Делоне от его имени.Именно на этом суде Федра впервые видит то, что она называет сталью под хрупким цветком Исандры де ла Курсель в ее хладнокровном ответе на известие о предательстве в ее собственной семье. Она также отмечает большой интерес Исандры к Делоне.

Когда ее телохранитель Гай погибает в результате инцидента, связанного с Алкуином-но Делоне и политическими интригами семьи Стрегацца, Делоне нанимает Кассилин Жослен Веррей для защиты своих подопечных. Между Жосленом и Федрой сразу же возникает разногласие, поскольку он не одобряет направление работы Федры или ее характер ангиссетты, а Федра находит его суровым и слишком внушительным.В конце концов Делоне узнает, что той ночью Алкуин сделал свою марку (стал свободным гражданином Д’Анджелин). Любопытно иметь брата Кассилин Жослен Веррей в качестве охранника, поскольку Кассилин «защищает и служит» королевскому дому.

Одним из фактов существования Д’Анджелин является загадка Хозяина Проливов. Земля Анж отделена от Альбы небольшим водным каналом, который никто не может пересечь вот уже восемьсот лет. Говорят, что «Хозяин проливов» контролирует воду и не допустит никаких встреч между двумя народами.Федра все больше расстраивается, когда видит, что Алкуин работает над разгадкой этой тайны, и все же он не говорит ей, почему.

В самую длинную ночь Мелисанда Шахризай нанимает Федру на зимнюю маску. Она выставляет Федру напоказ перед дворянами Терре д’Анж, заставляя ее носить платье только из белого газа, усыпанное бриллиантами, и бархатный воротник-стойку с висящей на нем бриллиантовой слезой и прикрепленным поводком. Той ночью Федра полностью отдается Мелисанде, и когда Мелисанда использует против нее флешетты, она впервые дает свой «сигнал».Позже Мелисанда сообщает Федре, что ее хозяин Делоне и покойный дофин Роланд де ла Курсель были любовниками. Роланд был убит во время Битвы трех принцев еще до рождения Федры. Федра случайно сообщает Мелисанде, что Делоне ждет известий от Квинтилия Русса. Хотя в книге об этом прямо не говорится, это относится к тому факту, что Делоне попросил Квинтилия Русса попытаться пересечь пролив, и он ждет известий об успехе Русса. Сразу после этого Федра понимает, что допустила ошибку, раскрыв деятельность Делоне, но Мелисанда делает вид, что не обращает на это внимания.Подарок покровителя Мелисанды на ночь — руины платья из марли и бриллиантов, что дает ее Федре достаточно денег, чтобы завершить ее марку.

Жослен сопровождает ее к маркисту, но прежде чем капер может быть закончен, их прерывает матрос, который несет послание от адмирала Квинтилия Русса Делоне; он знает, что за домом Делоне наблюдают, и вместо этого пытается передать сообщение Федре. Она верит ему только тогда, когда он дает пароль «на печати принца, его единственного рождения», который, по мнению Федры, относится к кольцу, которое, как она видела, Исандра подарила Делоне.Сообщение от Русе: «Когда Черный Вепрь будет править в Альбе, Старший Брат присоединится». Это сообщение не имеет смысла для Федры, но, учитывая, что солдат сказал, что за домом Делоне наблюдают, она считает, что ее господин в опасности.

Федра и Жослен спешат домой, но обнаруживают, что Делоне уже мертв, а Алкуин умирает. Он показывает, что пароль был «cygnet», а не «signet», отсылка к Исандре, которую Делоне поклялся защищать. На последнем издыхании Алкуин говорит Федре рассказать Исандре о том, что произошло, довериться адмиралу Руссу и оставшимся Тревальонам, что Телезис де Морне знает об Альбе и что важной фигурой является Дофин, а не Ганелон.

Федра и Жослен спешат во дворец, но их отвергают стража Исандры и слуги Телезис. Пытаясь добраться до секретного прохода из театрального комплекса в комнаты Исандры, Федра и Джоселин встречают Мелисанду, которая ведет их в свои покои. Мелисанда предает их, накачивает Джоселина наркотиками и пытается заставить Федру передать ей сообщение Русса, чтобы она могла помешать планам Делоне, однако Федре удается сохранить сообщение в секрете. Затем Федру также накачивают наркотиками.Ошеломленная горем из-за смерти Делоне, больная от наркотиков и утомленная, Федра просыпается в кузове телеги и узнает, что ее продадут Скальди. Чтобы избавиться от улик, Мелисанда продала их обоих в рабство в Скальдию.

Интриги

Мелисанда знала, что Делоне был любовником Роланды и что Делоне поклялся своей жизнью защищать Исандру де ла Курсель, дочь Роланды и наследницу престола Терре д’Анж. Мелисанда, которая поняла, что клятва Делоне защищать Дофину может помешать ее планам узурпировать трон, отправила людей д’Эглмора шпионить за Делоне, но они провалили свое задание и убили Делоне и Алкуина, не выяснив сначала его намерений.

Однако Мелисанда не знала, что когда Исандре было 16 лет, она была тайно обручена с Драстеном маб Нектаной, законным правителем Альбы. Делоне пытался разгадать загадку Хозяина проливов, чтобы два наследника могли пожениться, а державы их стран объединиться. Таким образом, Русе атаковал проливы, чтобы попытаться добраться до Альбы, и получил сообщение от Хозяина проливов.

Лавери в Скальдии

Джоселин изначально отказывается подчиниться Скальди и, скорее всего, был бы убит, но Федра вмешивается и убеждает Скальди не причинять ему вреда.Вместо этого он прикован к своим собакам, пока Федра не сможет убедить его, что им лучше всего послужит послушание. Она начинает учить его скальдскому языку. Федра становится постельной рабыней Гюнтера Арнлаугсона, лорда поместья. Ее в некоторой степени защищает Хедвиг Арнильдсдоттир, дочь предыдущего лорда, и она проводит часть своего времени, изучая песни и истории от женщин-скальдов. Отношения между Федрой и Джоселином впервые начинают меняться в ночь, когда Гюнтер и его люди возвращаются из набега на город Д’Анджелин.Это напоминает им о серьезности их положения и создает между ними истинное сострадание и взаимопонимание.

Гюнтер отводит Федру и Джоселина к Всесущему, принадлежащему Вальдемару Селигу, и преподносит их обоих в качестве подарков Селигу. Федра становится постельной рабыней Селига и узнает о его планах вторгнуться в Терре д’Анж, предав предателя герцога Исидора д’Эглеморта. Ее знания о политических махинациях становятся еще больше, когда она видит в комнате Селига письмо к нему от Мелисанды Шахризай, которая помогает Селигу предать Исидора.Таким образом, Мелисанда играет как с Исидором д’Эглемортом, так и с Вальдемаром Селигом, и независимо от того, кто из них победит, Мелисанда будет в союзе с ними и получит выгоду.

Федра придумывает план побега и убеждает Джоселина согласиться с ним. Первоначально она намеревается взять с собой письмо Мелисанды, но отказывается от этого, понимая, что это даст Селигу понять, что она знает его планы. Джоселин маскируется под воина-скальда, убивая нескольких охранников, чтобы он и Федра могли сбежать из лагерей.

Лучшим наездникам Селига требуется четыре дня, чтобы догнать Федру и Жослена; в то время как Джоселин сражается с несколькими из них, молодой Харальд Безбородый из поместья Гюнтера пытается вернуть Федру; она убивает его своим кинжалом, чтобы сбежать.

Через несколько дней пути Федра и Жослен укрываются в пещере, где Федра залечивает его раны, и в конце концов они занимаются сексом. На следующее утро они находят выгравированный на стене пещеры знак Благословенного Элуа и понимают, что он и его Спутники отдыхали в том же месте во время своих странствий.

Федра и Жослен в конце концов достигают Терре д’Анж.

секретность в Терре д’Анж

Вернувшись в Терре д’Анж, Федра и Жослен сталкиваются с людьми маркиза ле Гарда, одного из союзников Камлаха; она берет имена из Дома Цереуса и говорит им, что она Сурия из Трефайла, а Джоселин — ее двоюродный брат Джарет, беженцы из города, на который напали Скальди. Когда кажется, что их собираются взять под стражу, Джоселин угрожает их командиру ножом и требует лошадей для их побега.Они идут по дороге, называемой Путь Эйшета, пока не встречают на дороге повозку йешуитов. Иешуиты дают им убежище, когда узнают в Джоселине Кассилину, с которой их народ разделяет близость. Они везут Жослена и Федру в город Элуа; в благодарность Федра дарит им маленького серого пони, который проделал с ней весь путь от Скалдии.

Оказавшись в городе Элуа, Федра решает, что единственный человек, которому она может доверять, — это ее старый друг Гиацинт, которого они с Джоселином немедленно разыскивают.От Гиацинты Федра узнает, что ее и Жослена заочно судили и осудили за убийство Делоне, Алкуина и всего дома. От их имени выступили несколько человек, в том числе Гаспар Тревальон и Сесиль Лаво-Перрен. Решив, как лучше всего добраться до Исандры, Федра отправляет Телесису де Морнэ сообщение, написанное в виде любовной поэмы на Круитне, которое может быть не понято в случае перехвата. Телезис приходит к Гиацинте, чтобы забрать их и принести Исандре.

Исандра хочет немедленно очистить имена Федры и Жослена, но Федра убеждает ее, что это означало бы раскрыть их руку слишком рано и дала бы Исидоре понять, что Исандра знала о его предательстве.Вместо этого Исандра помещает Федру, Жослена и Гиацинта под королевскую опеку.

Недавно коронованная королева Исандра де ла Курсель в отчаянии, потому что она может доверять только нескольким придворным, которые, как она уверена, не работают на Мелисанду. В качестве решения Исандра делает Федру своим послом в Альбе и Эйре, потому что без поддержки армии Исидора д’Эглеморта Терре д’Анж должна иметь поддержку альбанских войск, чтобы победить Скальди. Федре удается сделать это, пройдя через лордов Эйрана Далриады, помогая Драстену мабу Нектане совершить дела, которые он должен сделать, чтобы привести свою армию в Терре д’Анж.Черный кабан является символом клана Драстена, таким образом, требование Старшего Брата выполнено.

Миссия в Альбе

Исандра решает отправить Федру в качестве своего посла в Альбу и Эйре, чтобы убедить Далриаду помочь Драстену вернуть себе трон, чтобы Драстен мог привести свою армию в Терре д’Анж, чтобы помочь Исандре победить Скальди. . Федра соглашается, хотя и с некоторой неохотой, сомневаясь в ее способности служить в этом качестве. Джоселин, которому не хочется покидать ее, клянется своим мечом в служении Исандре, предает анафеме Братство Кассилин, и ему разрешено сопровождать Федру в Альбу.

Демонстрируя свою доброжелательность, Исандра тайно приводит маркиста Роберта Тилхарда к Федре, чтобы ее капер мог быть завершен до ее путешествия, что позволило ей уйти как действительно свободная гражданка Д’Анджелин. Когда Федра пытается встать перед ней на колени, Исандра отвергает это, объявляя их двоюродными братьями. В нежный момент Исандра просит показать завершенную марку, а затем объясняет Федре важность соблюдения ее помолвки с Драстаном маб Нектаной, называя себя «рабыней престола».Федра рассказывает Исандре историю капера и почему Слуги Наамы носят его. Затем Исандра также дает Федре дневник ее отца Роланда, так как там много написано о хозяине Федры Делоне.

Гиацинте приходит в голову идея безопасно доставить Федру к адмиралу Квинтилию Руссу, путешествуя по маршрутам Цингани, неизвестным Д’Анджелинам. Он маскирует Федру под своего кузена, подручного проститутки Цингани, а Джоселина под «Мендаканта», странствующего барда из Эйсанды.На конной ярмарке в Кушефе Гиацинт воссоединяется со своим дедом и большой семьей; единогласно принят в качестве одного из них. На конной ярмарке Федра видит Мелисанду Шахризай и замирает от страха, что ее найдут. Гиацинта использует «дромонду» (дар гадания, принадлежащий Цингани), чтобы заверить ее, что Мелисанда ее не увидит. За это семья Гиацинта изгоняет его, потому что только женщины Цингани должны использовать «дромонду».

Путешествуя по Кушету, группу перехватывает Квинсель де Морбан, правящий герцог Кушета.Чтобы получить безопасный проход к флоту Квинтилия Русса, не задавая вопросов об их миссии, Федра предлагает свидание на одну ночь с герцогом. Это принимается, и на следующее утро они достигают флота Русе.

Хозяин проливов пытается остановить их переход к Альбе, приближается к ним в яростной буре, как лицо в волнах, и требует пошлины. Вспоминая историю Телезис де Морнэ, Федра оплачивает их проезд одной из скальдских песен очага, которым ее научила Хедвиг Арнильдсдоттир.

Хозяин проливов пропускает их, и они подходят к далекому западному берегу Эйре, где их ждет делегация; Мойрид, младшая сестра Драстена маб Нектаны, увидела их приход в пророческом сне.

В Альбе и Эйре

Федра и ее спутники отправляются на встречу с Далриадой. Они входят в зал через «Дверь Солнца», что является большой честью, поскольку ею пользуются те, кто занимает второе место по рангу. Здесь Федра сообщает Драстену, что цена брака с Исандрой помогает ей защитить свой трон от вторжения, и что Хозяин проливов позволит альбанцам перейти в Терре д’Анж только после того, как Драстен вернет себе трон.Совместные лорды Далриады, Грейн и Имонн, приветствуют делегацию Д’Анджелин и становятся частью дискуссии о том, начинать войну или нет. Грэйнн хочет помочь восстановить Драстена на его троне, но Имонн не считает, что это их борьба, думая, что Д’Анджелины приносят только неприятности. В конце концов они примиряются только тогда, когда Федра занимается сексом с Грайном. Поскольку Имонн не выносит, когда у Грайна есть то, чего нет у него, он спрашивает Федру, почему она продолжает ему отказывать. Федра говорит ему, что Д’Анджелины любят сильных мужчин, а не тех, кто боится битвы.Затем Имонн говорит, что он не слаб и докажет свою храбрость, отправившись в битву за Терре д’Анж.

В последовавшей битве Федра проводит ее с Нектаной и ее дочерьми, а Джоселин охраняет их. К сожалению, это место оказывается не на 100% безопасным, поскольку на них нападает небольшая группа, и одна из дочерей Нектаны, Мойрид, умирает. После окончания битвы Федра посвящает в рыцари выживших людей Квинтилия Русе, завещав их примерно двадцати солдатам. Той ночью она спит с Гиацинтом, чтобы утешить его в горе о смерти Мойреда, и, таким образом, приходит к пониманию точки зрения Наамы, выраженной Бальзам-Хаусом.

После битвы Руссе сообщает Федре, что он пообещал своим людям, что все, кто выживет в битве, будут посвящены в рыцари и получат титул «Шевалье». Федра сдерживает обещание Русса и, как эмиссар королевы, посвящает своих людей в рыцари. Эти мужчины видят в Федре талисман удачи и делают ее своим личным символом, называя себя Мальчиками Федры. На марше к побережью они создают себе флаг: черный флаг с рваным красным кругом посередине и внутри круга золотой дротик с острием и оперением! Они представляют это ей и начинают распевать шутливо-похабные маршевые песни.Федра потрясена и немного смущена, но объявляет всем, что для тех, кто выживет, она распахнет двери Ночного Двора и устроит вечеринку, которую никто из них никогда не видел!

Загадка Хозяина проливов

На обратном пути через проливы к Терре д’Анж Хозяин проливов обращается к ним в последний раз и требует ужасную цену: ему нужен ученик, прежде чем корабли смогут уехать. Чтобы определить, кто, он дает им загадку, чтобы решить.Федре удается решить его, но прежде чем она успевает ответить, Гиацинт использует «дромонду», чтобы получить ответ, и, сказав это, должен взять на себя проклятие до конца своих дней. Той ночью Федра снова спит с Гиацинтом в качестве последней дани их дружбе.

Битва при Труа-ле-Мон

Они наконец достигают Терре д’Анж в разгар битвы со Скальди. Они узнают, что армия Д’Анджелин в основном засела в крепости Труа-ле-Мон. Федра придумывает план, как заманить Скальди в ловушку между стенами города и наступающей армией.Однако сил Дома Сомервиллей, Дома Тревалион и Олбанов было недостаточно. Чтобы прорвать линию Скалди, им понадобится больше людей. Федра достигает невозможного, когда они случайно натыкаются на предательские силы Исидора д’Эглмора. Она рассказывает д’Эглеморту о том, что Мелисанда предала его Вальдемару Селигу, и что он будет мертвецом, несмотря ни на что. Она предлагает ему выбрать способ своей смерти, предлагая ему восстановить свою честь и умереть героем, сражаясь за Терре д’Анж.д’Эглеморт клянется помочь Д’Анджелинам, чтобы он мог досадить Мелисанде и убить самого Селига.

На следующее утро они планируют атаковать армию Скальди и направиться прямо к Селигу, потому что знают, что если они убьют лидера Скальди, буйный характер племен Скальди возобладает, и огромная армия будет разбита. Зная, что этот план сработает наиболее эффективно и даст Д’Анджелинам величайшее преимущество, если те, кто находится в городе, узнают о нем заранее, Федра решает предпринять самоубийственную попытку прокрасться через линии Скалди и предупредить тех, кто находится на зубчатых стенах, чтобы они не стреляли по Исидору. войска.Зная, что никто не позволит ей так пожертвовать собой, она тихо ускользает из лагеря Альбан-Д’Анджелин глубокой ночью. Ей удается добраться до стены и выкрикнуть сообщение, которое нужно передать Исандре, прежде чем Скальди утащат ее вниз.

Когда Селиг узнает, что она сделала, он начинает сдирать с нее кожу заживо в качестве сообщения Исандре; показывая это за пределами досягаемости стрелы. Однако почти сразу же его прерывает Джоселин, который последовал за Федрой из лагеря, и бросает вызов Селигу в холмганг.Селиг соглашается, но когда Джоселин понимает, что даже если он выиграет бой, они не уйдут живыми, он переходит в положение «терминала» (заключительный акт, где Кассилин убивает себя и своего подопечного одновременно). Однако, увидев спасательный отряд, покидающий форт, Джоселин быстро меняет свое мнение и убивает похитителя Федры. Отвлечение Холмганга дало войскам в замке достаточно времени, чтобы организовать спасательный отряд для нее и Джоселина, которые таким образом были спасены от верной смерти.Их приводит внутрь Баркиэль Л’Энверс, и Исандра немедленно приводит к Федре целителя. Затем Федра сообщает ей лицом к лицу, что семитысячная армия, наполовину альбанцы и наполовину люди Исидора, приближается к городу и атакует утром. Она также уверяет Исандру, что Драстен жив, коронован и радостно едет на войну, потому что он едет к ней.

Федра наблюдает за оставшейся частью битвы с Исандрой, выглядывая из бойницы на зубчатой ​​стене. Она видит Исидора д’Эглеморта, еще не умершего от семнадцати ран, полученных им в бою, который бросается на Вальдемара Селига.Он убивает Селига, и битва выиграна, а побежденные Скалди бегут обратно в Скалдию.

После битвы Федра находится на полях, помогая утешать раненых и поить раненых и умирающих. Она находит Исидора и дает ему воды, прежде чем стать свидетелем его смерти. Федра проводит большую часть следующих нескольких недель в качестве личного помощника Исандры, переводя между Круитн и Скалди. Она также пишет письма для Альбанов и Далриад, которые очень хотят отправить своих родственников домой.

После битвы

Вскоре герцог Морбан приводит Мелисанду Шахризай, проданную ее родственниками Мармионом и Персией Шахризай, в крепость в цепях.Сначала Мелисанда отрицает все обвинения, выдвинутые против нее, пока Исандра не удивляет ее Федрой, которая выходит вперед, чтобы обвинить Мелисанду. Она признана виновной в государственной измене и приговорена к казни на следующее утро. Мелисанда просит Федру навестить ее в ее камере ночью. В этом разговоре она показывает, что вместо того, чтобы позволить Селигу править Землей д’Анж, она имела все намерения захватить контроль над Скалдией. Федра оставляет ее и проводит ночь в одиночестве на городских зубчатых стенах, но позже обнаруживает, что Мелисанда каким-то образом сбежала из своей камеры до рассвета.Исандра допрашивает всех, даже Федру, но затем извиняется за то, что навлекла на нее какие-либо подозрения.

Исандра полностью очищает имя Федры и передает ей все поместья Анафиэля Делоне. Федра настаивает на продаже дома в городе Элуа, так как после всего случившегося ей невыносимо жить там. В этот момент Федра официально становится графиней де Монрев, унаследовав также поместье матери Делоне в Сиовале.

После свадьбы Исандры и Драстена Федра отправляется в Монрев с Жосленом и тремя ее новыми слугами, шевалье Реми, Ти-Филиппом и Фортуном, остатками Мальчиков Федры.Чтобы помочь ей привыкнуть к деревенской жизни, Сесиль Лово-Перрен отправляет своего Пурнелла Фриоте и его жену Ришелин в качестве сенешалей поместья. Поселившись, Федра и Жослен отправляются в Л’Арен, чтобы найти Таави и Данеле; они возвращаются с Сетом бен Явином, ученым-иешуитом, который соглашается научить Федру языку хабиру, чтобы она могла найти секрет освобождения Гиацинта с его острова.

Вызов Мелисанды

Прожив несколько месяцев спокойной жизнью в поместье Монтрев, старый друг Делоне, Гонзаго де Эскабарес, приезжает из Ла Серениссимы с неведомым подарком от таинственной женщины в таверне.Подарок открывается, и оказывается, что это плащ Федры из сангуары, который она потеряла, когда Мелисанда продала ее Скальди. Из этого Федра знает, что Мелисанда поставила перед ней задачу найти ее и должна решить, как реагировать на это знание.

История в «Дротике Кушиэля»

География

Как отмечалось выше, карта мира Terre D’Ange представляет собой карту Земли с аналогичными границами стран, но переименованными, как правило, с намеками к историческим именам/местам.

::»Для полного текста и географии мира см. «Места в Наследии Кушиэля». [ cite web
last = Holcombe
first = John
title = Translating Racine
date = 2007
url = http://www.textetc.com/workshop/wt-racine-1.html
accessdate = 2007 -08-02
] В серии «Наследие Кушиэля» несколько раз упоминается, что Федра — «имя несчастья», и что она приносит несчастье многим людям, которых встречает.Это связано с тем, что Федра была трагическим персонажем, поэтому ей «не повезло».

Мелисанда Шахризай: Имеет две возможные производные. Это французская форма имени Мелисса, что означает «медовый». Второе производное могло происходить от «старого» немецкого имени Milucent, производное от которого — «Amalaswinth». Оно состоит из германских элементов «amal», означающих «работать» или «труд», и «swinth», что означает «сила». Его сочетание «работать на силу» обычно интерпретируется как «честолюбие».’ [ цитировать веб-сайт
последний =
первый =
title = Babynamesocean.com
date =
url = http://www.babynamesocean.com/german_names/meaning_of_Milucent.html
accessdate = 2007-08-02

]

Cinhil Ru: В сериале есть упоминания об албанском правителе, который помог свергнуть тиберийцев и изгнать их из Альбы. Это «возможно» отсылка к легенде о короле Артуре. Одна популярная школа легенд об Артуре гласит, что король Артур был вовсе не римским королем, а коренным бретонским королем, который на самом деле изгнал римлян из Британии и защитил свой народ от варваров (саксов, эйранов).Эта идея существовала с 12 века нашей эры, когда Джеффри Монмутский опубликовал свою псевдоисторию «Historia Regum Britanniae» («История королей Британии»). В нем рассказывается история о том, как император Рима потребовал дань от короля Артура, который отказался и отбросил римские армии обратно в Рим. Эта тема также появляется в таких книгах, как эпопея Марион Зиммер-Брэдли «Туманы Авалона» и трилогия Розалинд Майлз о Гвиневере, а также в фильме 2004 года «Король Артур» (с Клайвом Оуэном и Кирой Найтли).

Вальдемар Селиг: В культурном отношении Вальдемар Селиг и его племена похожи на древних восточных варваров. Есть много параллелей между Селигом и древним «Бичом Божьим», Аттилой Гунном. Аттила Гунн вторгся в Западную Европу, и его было не остановить, пока он не был побежден и убит в Галлии (средневековое название Франции, географически параллельное Земле Анж). Хотя об Аттиле мало что известно, одна распространенная история связана с его предполагаемой женитьбой на женщине по имени Гонория, которая была сестрой императора Западной Римской империи.Аттила вторгся в Галлию, чтобы встретить Гонорию и жениться на ней (сравнение с Мелисандой Шахризай). Первая битва, в которой Аттила потерпел поражение, произошла в Галлии, недалеко от города Труа. В «Дротике Кушиэля» Селиг потерпел поражение в Труа-ле-Мон. [ цитировать сеть
последняя =
первая =
авторссылка =
соавторы =
название = Аттила, король гуннов
работа =
издатель =
дата =
url = http://www.boglewood.com/timeline/ attila.html
format =
doi =
accessdate = 2007-12-08
]

Божества

Адонай: Отсылка к монотеистическому Богу, которому поклоняются евреи, мусульмане и христиане.«Адонай» на иврите означает «Бог». В серии «Наследие Кушиэля» большинство упоминаний Адонаи ближе всего к ветхозаветному, еврейскому толкованию Бога. Точно так же многие мифы, окружающие Его, происходят из еврейского фольклора.

Иешуа бен Йосеф: Эквивалент Иисуса, сына Иосифа, сына Бога. Иешуа был казнен римлянами через распятие, и ему поклоняются его последователи, ешуиты. В отличие от средневекового христианства, ешуиты больше похожи на евреев (пряди волос, черная одежда, речь на хабиру = иврит) и переживают подобное обращение во времена Римской империи.Как и евреи, ешуиты, как правило, подвергаются остракизму по всей Европе, хотя их нет в Terre d’Ange.

Мария из Магдалы: В «Наследии Кушиэля» Мэри — человеческая мать Элуа. Миф Д’Анджелина гласит, что Элуа был зачат через кровь Иешуа бен Йосефа и слезы Магдалины. Согласно христианской Библии, Мария Магдалина была одной из ближайших подруг Иисуса и первой обнаружила, что он воскрес. Некоторые подозревают, что Иисус и Мария были любовниками, а некоторые даже предполагают, что они были женаты, хотя обе теории дискредитированы Римско-католической церковью.Также существовала теория, что беременная Мария бежала от римлян и поселилась в южной Галлии. В поп-культуре это упоминается в «Коде да Винчи».

Персонажи «Дротика Кушиэля»

Семья Делоне

*Phèdre nó Delaunay – Главный герой
*Анафиэль Делоне – Благородный, Федра и наставник Алкуина
*Alcuin nó Delaunay – молочный брат Федры
*Жослен Веррей – Cassiline Brother
*Guy – изгнанный брат Cassiline

Королевская семья Terre D’Ange

*Ganelon de la Courcel – Король Terre d’Ange
*Rolande de la Courcel – сын Ганелона де ла Курселя, дофина 90 200 * Изабель Л’Энверс – жена Роланда; Принцесса-консорт
*Ysandre de la Courcel– дочь Роланда и Изабель, Дофина

«См. Дом Курсель.

Спутники Элуа

*Элуа – «Незаконнорожденный», сын Иешуа, Магдалины и Матери-Земли
*Наама – ангел
*Анаэль – ангел
*Кассиэль – 0 ангел
*Шемхазай – ангел
*Азза – ангел
*Кушиэль – ангел
*Эйшет – ангел
*Камаэль – ангел

«Увидьте Элуа и его спутников».

*Хозяин проливов – контролирует моря между Альбой и Землей д’Анж
*Гиацинт, сын Анастайзии – Цингани, «Принц путешественников».
*Друстан маб Нектана – сын Нектаны; Принц Пикти
*Вальдемар Селиг – военачальник Скальди

Награды и номинации

«Дротик Кушиэля» получил премию Locus Award 2002 за лучший первый роман. цитировать веб-сайт
title = 2002 Locus Awards
издатель = The Locus Index to SF Awards
url = http://www.locusmag.com/SFAwards/Db/Locus2002.html
accessdate = 2006-12-28
] Это было также номинирован на премию Gaylactic Spectrum Awards 2002 года.[ цитировать веб-сайт
название = 2002 Gaylactic Spectrum Awards
издатель = The Locus Index to SF Awards
url = http://www.locusmag.com/SFAwards/Db/Spectrum22002.html
accessdate = 28-12-2006
]

Ссылки

Фонд Викимедиа. 2010.

Прочитать дротик Кушиэля (Трилогия Федры #1)

— У нас мало времени, — объявила Исандра, сидя прямо в кресле и глядя прямо на меня и Джоселина.«Что бы ни случилось сегодня, я хочу, чтобы вы оба знали, что я издал прощение перед тем, как мы покинули Город, заявив о вашей невиновности в смерти Анафиэля Делоне. И все, кто здесь, знают это».

Слезы навернулись на глаза. — Спасибо, миледи, — пробормотал я, переполненный благодарностью за то, что она помнит такое в самый разгар войны. Джоселин поклонился, вторя моей благодарности с искренним пылом.

Исандра отмахнулась от них. — Прости, что не осмелилась раньше, — прямо сказала она.«Но если бы известие дошло до д’Эглемора или Мелисанды Шахризай, это бы их насторожило. И даже до самого конца мы не были полностью уверены, кому можно доверять».

— Вы не нашли Мелисанду, — сказал я, надеясь услышать обратное. Исандра мрачно покачала головой.

«Братство Кассилин держало глаза и уши открытыми, передавая сообщения, но мы не осмеливались искать открыто, по той же причине, по которой я не мог публично простить вас. Если бы у нее была возможность связаться с Вальдемаром Селигом, она могла бы сказать его мы были готовы, и он изменил бы свои планы.Наши шансы были достаточно малы при их нынешнем состоянии, — добавила она, серьезно кивнув на стены крепости.

— Конечно, — вежливо ответила я, хотя хотела бы, чтобы это было не так. Исандра стояла и ходила, бросая беспокойные взгляды на дверной проем Ее собственные охранники Кассилин стояли в стороне, внимательно наблюдая и время от времени украдкой поглядывая на Джоселина, который их игнорировал. , что Драстен маб Нектана правит как Круарх в Альбе? Он что-нибудь от меня прислал?»

Вот и все.За всем этим я забыл, что на карту поставлено сердце молодой женщины. Тогда я почти улыбнулся; к моему удивлению, Джоселин так и сделал, пригнув голову, чтобы скрыть это, и прищурившись в уголках глаз. «Ваше величество, я видел его коронованным до того, как мы покинули берег Альбы».

Я твердо сказал и честно добавил: «Если он не послал ни слова, то это потому, что он не знал, что я намеревался сделать. А я не сказал ему, потому что я не надеялся пережить это последнее путешествие, и его честь здорово, что позволили мне это сделать.Я видел, снова и снова, что он рисковал собой вместо своего народа. Но это, я могу вам сказать. Единственный среди наших союзников Драстен маб Нектана едет в Труа-ле-Мон с гордо поднятой головой и радостным сердцем, потому что он едет к вам. Мечта, которую вы разделили вместе, о двух могущественных нациях, правящих бок о бок, живет в нем. Если бы его люди не поднялись, чтобы последовать за ним, он отправился бы снова занять свой трон в одиночку, и если бы он пал при попытке, его последняя мысль была бы о вас.

Исандра сохранила сдержанность, но ее бледные щеки залились румянцем. «Спасибо», — пробормотала она. родной брат. Он мужественный и хороший лидер, и я думаю, что в своей спокойной манере Круитна он безумно влюблен в тебя.

Ее румянец стал еще гуще. язвительно, скрывая свою реакцию.

— Нет, — криво сказал Джоселин, взглянув на меня. «Они не.»

«Ваше величество!» В дверях появился солдат в кольчуге, с каской под мышкой. «Небо начинает светлеть. Милорд де Сомервиль хотел бы поговорить с вами».

Исандра ушла, взяв с собой свою охрану и слуг, оставив Джоселина и меня наедине.

Тяжело говорить об этом после того, что произошло.

«Как ты узнал?» — мягко спросил я.

Он покачал головой.— Не знаю. Я проснулся и понял, что что-то не так. Когда я увидел, что ты ушел, я просто понял. И я знал, что сделает Селиг, если поймает тебя.

«Я думал, что ты предал нас всех из-за своей клятвы. До конца.» Я должен был сказать это. «Мне жаль.»

«Я тебя не виню.» Он одарил меня своим кривым взглядом. «Вы знаете, это то, что изучает каждый Кассилин, терминус. Но никто никогда не использовал его на памяти живых». Он изучал свои руки. — Я чуть не убил нас обоих.

«Джослин». Я коснулся его лица.«Я знаю. И до самой смерти я буду благодарен за это». Я хотел еще, так много еще сказать ему, но не мог найти слов, да и времени не было. Джоселин схватил меня за руку и крепко сжал.

«Это избавило бы Гиацинту от необходимости топить меня, если бы я позволил Селигу завладеть тобой», — сказал он с легкостью, которую не чувствовал ни один из нас. Мы могли слышать крики за дверью и топот бегущих ног. — Ты можешь идти? Мы могли бы выяснить, что происходит.

«Я бы пошел сюда, если бы вы позволили мне», сказал я, пытаясь встать.— Тебе нужно найти своего отца.

Джоселин наклонил голову, прислушиваясь, затем покачал ею. «Слишком поздно. Я только помешаю и отвлеку его от битвы». Он грустно улыбнулся. «По крайней мере, он знал, что я не убийца, до конца».

Это было слабое утешение, но оно должно было сойти. Я сжала его руку еще раз, вместо того, чтобы сказать что-то еще. «Ну давай же.»

ВОСЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТЬ

Мы прошли через крепость, бочком вдоль стен, чтобы избежать рядов мчащихся солдат.Хуже всего было подняться на юго-восточную башню по узкой спирали лестницы. Жослен изо всех сил старался заслонить меня, но проход был слишком узок; раз или два я чуть не вскрикнул, когда моя спина задела грубый выступ камня.

Тем не менее, мы пробились наверх и добрались до зубчатых стен восточной стены, верно догадавшись, что там будет стоять командная вахта.

В свинцовом предрассветном свете это было похоже на сцену прямо из ада. Я был в лагере Скалди, но до сих пор не понимал, какой была жизнь осажденных в крепости.

Океан Скальди хлынул на равнину внизу, разбиваясь подобно волнам о край рва, копья и стрелы устремлялись вверх к парапету. На зубчатой ​​стене дымились и воняли горшки с фео д’Эллас, требушет, указывающий на восток, работал и ждал. Лучники пригнулись к бойницам с арбалетами, их секунданты стояли рядом с натянутой и готовой заменой. Длинный лук может выпустить шесть стрел на один болт арбалета на поле боя, но нет лучшего оружия для защиты камня.

Среди этого хаоса, спокойного и спокойного, за одним из высоких зубцов зубчатой ​​стены стояла Исандра де ла Курсель, королева Терре д’Анж, и беседовала с Перси де Сомервиллем, Каспаром Тревальоном и Баркиэлем Л’Энверсом. Заметив нас с Джоселином в башне, де Сомервиль послал отряд солдат сопровождать нас, прикрывая щитами оружие Скальди.

— Хорошо, — спокойно сказал де Сомервиль. «Я рад, что ты здесь. Селиг взял себя в руки. Он все еще сосредоточен на нападении, но только что отправил разведывательные отряды в шести направлениях, и я думаю, что он усилил охрану по периметру.Каков угол подхода Гислена?»

«Прямо на восток», сказал я, указывая на предгорья. двигаться с первыми лучами солнца?»

«Два часа?» — догадался я.

Джоселин покачал головой. «Они будут двигаться в спешке, и часовые Селига дадут предупреждение задолго до того, как они туда доберутся. Я бы не беспокоился о разведывательных отрядах — они не ровня «Круитне», — но как только они окажутся на ровной поверхности, их заметят.Скальди не будут ждать, они возьмут битву на себя. Я думаю, не больше часа.

«Если Селиг разделит свои силы, у нас будут проблемы.» Баркьель Л’Энверс покрепче засунул конец своего бурнуса под шлем. «Он мог бы оставить десять тысяч человек.

Я приподнялся на цыпочки, чтобы заглянуть в бойницу. Внизу, вне досягаемости стрелы, Вальдемар Селиг ехал на высоком коне, могучая фигура, ходил взад и вперед вдоль линии, выкрикивая увещевания Скальди.

— Они последуют за Селигом, — сказал я, отступая. — Если он повернется, они все разбегутся. И Исидор д’Эглмор целится в него.

Я видел, как мало им это все еще нравилось, не доверяя д’Эглмору. Я не винил их.

— Да будет так, — наконец сказал Перси де Сомервиль. «Двоюродная сестра.» Он кивнул Каспару Тревальону. «С твоим народом в Аззале мы можем избавить тебя от поля боя, и ты единственный, кому я доверяю делать выбор. С армией, собранной внизу, нам нужен сигнал, который мы можем увидеть из сторожки.Используйте требушет и feu d’Hellas. Если Селиг прорвется на восток и его армия последует за вами, стреляйте на восток, и мы попадем им в тыл. Если он разделит свои силы, стреляйте на запад, а мы пойдем налево и вступим в бой с их слабой стороной».

«Будет сделано, — пробормотал Каспар Тревальон. — Элуа со всеми нами».

Они взяли свое прощание, затем мужчины пожимают друг другу руки. Перси де Сомервиль поклонился Исандре.

«Ваше величество,» сказал он серьезно. «Я служил под началом вашего деда много лет.Но если я умру сегодня, я умру горд тем, что служил под вашим началом.

Она стояла очень высокая и прямая на серых стенах зубчатых стен. «И я служила вам, граф де Сомервиль. Да благословит тебя Элуа.

К моему удивлению, Баркьель Л’Энверс ухмыльнулся и поцеловал племянницу в лоб. — Береги себя, Исандра, ты чертовски хорошая королева. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы ты остался один. Он кивнул на нас с Джоселином. — Оставь этих двоих при себе, хорошо? Кажется, их чертовски трудно убить.»

Мне не всегда нравился Due L’Envers, но тогда я не могла не полюбить его.

Когда они ушли, Исандра вздрогнула и закуталась в свой темно-синий плащ с вышитым серебром курссельским лебедем на воротнике. плотно вокруг нее.

«Я должен поговорить с Фарренсом де Марше, который командует командой требушетов на западной стене», — извиняющимся тоном сказал Каспар Тревальон. «Не спуститесь ли вы вниз в безопасное место, ваше величество?»

«Нет». Исандра покачала светлой головой: «Я останусь здесь, милорд.Terre d’Ange стоит или падает с нами в этот день, и я тоже.»

«Мы останемся,» сказал я Каспару. «достаточно. Он кивнул и быстро отправился в путь, взяв с собой роту щитов.

Мы стояли там и смотрели, как небо светлеет, когда на востоке вспыхнул рассвет, и солнце медленно начало выходить из-за горизонта. Джоселин внимательно следил за Мы были окружены стрелой, высматривающей нашу армию Горстка гвардейцев Дома Курсель Исандры, а также ее вездесущие Кассилины окружили нас, но все же, я думаю, не было никого, с кем она осмелилась бы высказать свое мнение.

«У меня все еще есть ваша книга, ваше величество,» сказал я на данный момент, пытаясь что-нибудь сказать. — Дневник твоего отца. Он в моих вещах, в нашем лагере. Я держал его при себе все это время.

«Вы читали?» Она грустно улыбнулась. «Это было очень красиво, я думал.»

«Это было. Он тоже любил мудро. Делоне жил памятью об этой любви.» Я не упомянул Алкуина, хотя теперь был рад, что Делоне познал второе счастье.

«Я знаю.» Исандра взглянула вниз, во двор далеко внизу и впереди нас, заполненный плотной массой мужчин.«Я рад, что он помирился с моим дядей перед смертью. Думаю, моя мать причинила ему много боли».

«Да». Я не мог возразить ей. «Люди делают это ради любви или ради власти».

«Или честь.» Она сочувственно посмотрела на меня. «Мне жаль, что вы втянулись в эту Федру. Пожалуйста, знайте, что бы ни случилось, я благодарен вам за ту роль, которую вы сыграли. И за… за то, что вы рассказали мне о Друс-тане». Она улыбнулась Джоселину. — Вы оба. Что стало с вашим другом? — спросила она тогда, вспоминая.«Цингано? Он с армией Гислена?»

Было больно думать о Гиацинте; У меня перехватило дыхание, и я встретился взглядом с Джоселином, оглянувшимся из бойницы. — Нет, ваше величество, — сказал я. «Это длинная история, наше путешествие, и путь Гиацинта может быть самым длинным».

«История Мендаканта», пробормотал Джоселин.

Мы рассказали ей там, на зубчатых стенах осажденного Труа-ле-Мон, пока стрелы стучали по зубцу, а ее охрана стояла на страже. Я начал это, но Джоселин рассказал лучше, со всем мастерством, которое он приобрел в своем облике Мендаканта.Это была его дань уважения Гиацинте, и я отдал ее ему, как он отдал мне свою, в последнюю ночь на этом пустынном острове.

Думаю, Гиацинте понравилось бы.

Каспар Тревалион вернулся и обнаружил, что его королева с благоговением округлила глаза, не зная, верить или нет нашему рассказу.

— Де Марше готов, — резко сказал он, возвращая нас к ужасной реальности нашего положения. — Он будет стрелять по моей команде. Какие-нибудь признаки д’Эглмора или альбанцев?

«Нет, милорд.» Я наблюдал, как Джоселин рассказывал историю о Гиацинте и Хозяине проливов.»Еще нет.»

Каспар взглянул на небо, которое стало бледно-голубым, когда солнце неуклонно всходило. — Молись, чтобы они нас не подвели, — мрачно сказал он. — Они почти засыпали ров у барбакана щебнем, а саперы Селига копают под северо-западной башней. Фарренс сказал, что они чувствовали, как дрожит камень под ногами. Они тоже передвигают одну из осадных башен к северной стене. подпустили его на смертельную близость, если помощь не придет».

«Он придет», — сказал я с уверенностью, которой не чувствовал.Здесь было труднее поверить.

«Он приближается.» Джоселин, стоявший спиной у бойницы, прижался глазом к окошку. Его руки, прижатые к стене, сжаты, кончики пальцев впиваются в камень. «Оно идет. Мой господин! Смотри!» Не обращая внимания на стоянку, он схватил Каспара за руку и прижал к стене.

Каспар Тревалион молча посмотрел, потом отпрянул. — Ваше величество, — сказал он, жестом приглашая ее посмотреть. Исандра долго поворачивалась, затем отошла и судорожно вздохнула.

«Федра», прошептала она. «Вы привели их. Вы должны видеть.»

Я подошел к бойнице, снова встав на цыпочки и не обращая внимания на боль от ран, и посмотрел.

Вдалеке, у подножия холмов, к крепости приближалась сияющая серебристая линия.

Высоко на зубчатых стенах Труа-ле-Мон мы имели преимущество в поле зрения, несмотря на большее расстояние; тем не менее, вскоре часовые Селига заметили их продвижение.Ни один из его разведывательных отрядов не вернулся живым, и хорошо, что Гислен нашел тропу, по которой они могли спуститься незамеченными, но невозможно было спрятать целую армию, когда они оказались на ровном месте.

Я уступил место Исандре у бойницы — она была Королевой, меньшего я не мог сделать — но это была агония — не видеть. Я терпел, сколько мог, затем вышел из-за зубца и остановился у низкой зубчатой ​​стены. Джоселин был всего в шаге от меня, и на мгновение я подумал, что он вытащит меня обратно в безопасное место, но он только кинул на меня быстрый взгляд и сел рядом со мной, скрестив перед собой наручи.

Нам нечего было бояться, так как внимание скалди начало меняться.

Ничто из того, что я когда-либо видел, не может сравниться с ним, если только это не бушующие моря под принуждением Хозяина проливов. Она была такой огромной, армия Скальди, раскинувшаяся по равнине, как океан. Весть пришла из восточного арьергарда, крошечные фигурки часовых Селига метались по растерзанной земле, и могучая армия начала наступать.

Он с рябью врезался в окраины его сил и, вздыбившись, двигался к нам.К тому времени, когда он достиг гребня и разбился о крепость, повергнув наших нападавших в хаос, серебряная линия наступающих солдат приблизилась.

Крайние ряды Скалди разбились, мчась пешком и верхом по равнине, чтобы сразиться с приближающимся врагом. Серебряный строй остановился и сжался, преклонив колени, и лучники Гислена де Сомервиля из Л’Агнацита открыли огонь поверх их голов, дождем черных стрел, выгнувшихся на скалди. Затем шеренга поднялась, щиты поднялись, образовав слиток серебра, и двинулись вперед.

Это были Камелинские солдаты, рожденные для меча и тренированные на дюйм своей жизни. Недисциплинированные и свирепые в бою, Скальди разбивались о них, как волна о стену, разбиваясь, падая, рванулись назад. И стена продвигалась.

У подножия крепости началась массовая неразбериха, саперы и инженеры Скальди покинули свои посты. Бесстрашный в рукопашной, Вальдемар Селиг скакал взад и вперед, крича на них, приказывая им оставаться на своих местах.

Беспорядочно и беспорядочно, они удерживали достаточно, чтобы наши силы были прижаты к Труа-ле-Мон.

Далеко через равнину серебристая линия пехоты д’Эглемора продвигалась вперед, неумолимо продвигаясь к орде Скальди, которая захлестнула их с обеих сторон, угрожая сокрушить их своей численностью.

Именно тогда албанские силы нанесли удар.

Кавалерия на правом фланге, боевые колесницы на левом, пехотинцы, роящиеся за обоими, хлынувшие из-за камалинской пехоты, дикие и ужасающие, превратили всю битву в хаос.

Но цифры были против них.

Даже на таком расстоянии я мог видеть, как кровь течет красными реками, видеть, как убивают наших союзников. Я повернулась, не осознавая этого, и обнаружила, что мои руки сжимают руку Каспара Тревалиона.

«Дай сигнал!» — умоляла я его в отчаянии. «Они там вымирают!»

У подножия крепости, за рвом, держалась дисциплина Селига, десять тысяч человек. Каспар покачал головой, игнорируя мою хватку.

«Мы должны пройти через ворота», — сказал он тяжелым от горя голосом.«От нас им ничего не будет, если люди Селига смогут отстреливать нас одного за другим».

Я отскочил от него с резким криком, глядя на поле боя.

Чуть не утонув в море Скалди, Камалинская пехота каким-то образом удержала свою позицию. Теперь они окопались, подняв щиты, отбиваясь от ужасного числа, и разошлись.

Медленно, как открывающиеся массивные ворота, очередь прервалась и открылась. Зазвучал единственный рог, чистый и дерзкий, его звук перекрывал крики.

Камелинская кавалерия бросилась в брешь; союзники Камлаха, все, кто остался, с Исидором д’Эглемортом во главе.

Он предал наш народ и все, что нам дорого. Я не оправдываю это. Но если поэты воспевают последнее обвинение Исидора д’Эглмора, то они делают это не без оснований. Я знаю. Я был там. Я видел, как конные союзники Камлаха врезались в десятки тысяч скалди, как клин, с лицами, сияющими боевыми огнями Камаэля, с пением мечей.

Шок от этого прошёл через армию Скальдов.

Я также услышал крик, который возник, когда Скальди отступили перед ними, некоторые умирали, некоторые уносились прочь.»Килберхаар!» — кричали они, падая и убегая. «Килберхаар!»

Кэри, Жаклин: 9780446500029: Amazon.com: Books

From Publishers Weekly

Помеченный обзор. Великолепная четвертая книга из серии «Наследие Кушиэля» Кэри знаменует собой начало новой трилогии, действие которой происходит в Терре д’Анж, переосмысленном автором мире эпохи Возрождения. История начинается с того места, где остановился третий том, «Аватор Кушиэля » (2003), хотя Имриэль-но-Монрев-де-ла-Курсель, принц крови, теперь ведет повествование вместо незабываемой героини предыдущих книг, Федры-но-Делони.В детстве Имриэль был брошен своими предательскими родителями и подвергся ужасным унижениям со стороны пиратов. Позже, спасенный и усыновленный Федрой, он становится авторитетом и изучает множество навыков, включая сексуальное мастерство. У него бурный роман с замужней женщиной, и, наконец, он переживает ужасную осаду города, обнесенного стеной, который он мужественно защищает. Призрак зловещей, отсутствующей матери Имриэля, Мелисанды Шахризай, нависает над действием. Достоверный и захватывающий, это героическое фэнтези во всей красе. (июнь)
Copyright © Reed Business Information, подразделение Reed Elsevier Inc. Все права защищены.

Из книжного списка

*Помеченный звездочкой обзор* Родители-изменники, проклятие крови Кушиэля в его венах и невыразимые преступления, которые он перенес, когда ребенок-раб сильно повредил Имриэль. Чувствуя себя испорченным и неспособным к добру, он опасается, что неправильно воспользуется даром Кушиэля. И все же он вынужден преодолевать темные силы, которые сформировали его. Любовь Федры и Жослена, его любимых приемных родителей и величайших защитников Терре д’Анж, помогла ему исцелиться.Он отлично справляется с тем, чтобы вести себя как принц крови, третий в очереди на престол, пока ему не исполнится 18 лет. Тогда бушующие внутри конфликты угрожают сокрушить его. Доведенный до предела своим первым визитом в Дом Валериана со своими двоюродными братьями Шахризай и разгневанный сильным, извращенным желанием, которое является наследием Кушиэля, в импульсивном моменте он вспыхивает на Федре — и безвозвратно меняет свой мир. Сейчас он на пути к взрослой жизни, сначала остановите Тибериум. Путешествуя и живя просто, он надеется найти себя.Вызывая тот же ошеломляющий трепет, что и триптих Kushiel’s Dart (2001), Kushiel’s Cho sen (2002) и Kushiel’s Avatar (2003), трилогия Имриэля близится к сокрушительному началу. Необычайно самосознательный молодой Имриэль в своих зрелых мыслях и эмоциях является чрезвычайно правдоподобным и симпатичным персонажем. Между тем, Кэри продолжает вдумчиво и уважительно переосмысливать садомазохизм в образах красоты, силы и эротики, прочно укоренившихся в священном. Умная, сексуальная, душераздирающе человечная, Кэри в своих лучших проявлениях опьянения. Paula Luedtke
Copyright © Американская библиотечная ассоциация. Все права защищены.

Об авторе

Жаклин Кэри — автор получившей признание критиков серии исторических фэнтезийных романов «Наследие Кушиэля» и эпической фэнтезийной дилогии «Раскол». Заядлая читательница, она начала писать художественную литературу в качестве хобби в старшей школе. После получения Б.А. Степени психологии и английской литературы в колледже Лейк-Форест и понимая, что она все еще не знает, кем хочет стать, когда вырастет, она приняла участие в программе обмена работой и провела шесть месяцев, работая в книжном магазине в Лондоне.Живя за границей, в окружении книг, желание профессионально писать стало движущей силой. По возвращении она всерьез занялась писательской карьерой, которая осуществилась десять лет спустя. В возрасте десяти лет она уговорила упрямого вожатого разрешить ей одолжить «Персидского мальчика» Мэри Рено, который пробудил в ней любовь к мифологии и исторической фантастике на всю жизнь. Такие произведения, как « Я» Роберта Грейвса , « Клавдий» и серия « Дом Никколо» Дороти Даннетт, продолжают влиять на ее творчество.Ее любовь к фэнтези также была вдохновлена ​​​​в раннем возрасте такими произведениями, как «Хроники Нарнии» К. С. Льюиса и «Хроники Придейна» Ллойда Александра. Являясь общепризнанным сторонником библиотечных исследований старой школы, Жаклин также является заядлым интернет-наркоманом и использует Интернет для исследований, текущих событий и развлечений. Онлайн-исследования для Kushiel’s Scion варьируются от таких тем, как римская номенклатура, до разрушения плотин. Текущие мероприятия включают в себя ежедневные посещения прогрессивных сайтов, таких как Daily Kos, Eschaton и Talking Points Memo.А так как всем нужно несколько неприятных удовольствий, она посещает такие сайты, как «Телевидение без жалости», «Иди нахуй» и «PostSecret».

Ежедневные низкие цены на Walmart.ca!

Интернет-магазины в Канаде: низкие цены каждый день на Walmart.ca!

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Зима согревает горячими сбережениями!

Только онлайн. Пока количество в силе.

Зима согревает горячими сбережениями!

Только онлайн.Пока количество в силе.

Зима согревает горячими сбережениями!

Только онлайн. Пока количество в силе.

Зима согревает горячими сбережениями!

Только онлайн. Пока количество в силе.

Сладости от души

Шоколад, конфеты и другие угощения по приятным низким ценам.

Сладости от души

Шоколад, конфеты и другие угощения по приятным низким ценам.

Сладости от души

Шоколад, конфеты и другие угощения по приятным низким ценам.

Сладости от души

Шоколад, конфеты и другие угощения по приятным низким ценам.

Будь суров зимой

Необходимая вещь для уборки снега, которая поможет пережить сезон.

Будь суров зимой

Необходимая вещь для уборки снега, которая поможет пережить сезон.

Будь суров зимой

Необходимая вещь для уборки снега, которая поможет пережить сезон.

Будь суров зимой

Необходимая вещь для уборки снега, которая поможет пережить сезон.

Утилизируйте свою косметику

Сдавайте использованную косметику в отдел обслуживания клиентов для переработки — новая и эксклюзивно в Walmart.

Утилизируйте свою косметику

Сдавайте использованную косметику в отдел обслуживания клиентов для переработки — новая и эксклюзивно в Walmart.

Утилизируйте свою косметику

Сдавайте использованную косметику в отдел обслуживания клиентов для переработки — новая и эксклюзивно в Walmart.

Утилизируйте свою косметику

Сдавайте использованную косметику в отдел обслуживания клиентов для переработки — новая и эксклюзивно в Walmart.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Зима согревает горячими сбережениями!

Только онлайн. Пока количество в силе.

Зима согревает горячими сбережениями!

Только онлайн. Пока количество в силе.

Зима согревает горячими сбережениями!

Только онлайн. Пока количество в силе.

Зима согревает горячими сбережениями!

Только онлайн. Пока количество в силе.

Сладости от души

Шоколад, конфеты и другие угощения по приятным низким ценам.

Сладости от души

Шоколад, конфеты и другие угощения по приятным низким ценам.

Сладости от души

Шоколад, конфеты и другие угощения по приятным низким ценам.

Сладости от души

Шоколад, конфеты и другие угощения по приятным низким ценам.

Будь суров зимой

Необходимая вещь для уборки снега, которая поможет пережить сезон.

Будь суров зимой

Необходимая вещь для уборки снега, которая поможет пережить сезон.

Будь суров зимой

Необходимая вещь для уборки снега, которая поможет пережить сезон.

Будь суров зимой

Необходимая вещь для уборки снега, которая поможет пережить сезон.

Утилизируйте свою косметику

Сдавайте использованную косметику в отдел обслуживания клиентов для переработки — новая и эксклюзивно в Walmart.

Утилизируйте свою косметику

Сдавайте использованную косметику в отдел обслуживания клиентов для переработки — новая и эксклюзивно в Walmart.

Утилизируйте свою косметику

Сдавайте использованную косметику в отдел обслуживания клиентов для переработки — новая и эксклюзивно в Walmart.

Утилизируйте свою косметику

Сдавайте использованную косметику в отдел обслуживания клиентов для переработки — новая и эксклюзивно в Walmart.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

Скидка до 20% на одежду для фанатов Канады

Найдите все, что вам нужно, чтобы поддержать болельщиков по низким ценам.

Пока есть в наличии.

JavaScript отключен

Извините, для правильной работы этой веб-страницы требуется JavaScript.

Пожалуйста, включите JavaScript в вашем браузере и перезагрузите страницу.

Жаклин Кэри | Группа книг Hachette

Предыдущие публикации Жаклин Кэри включают различные рассказы, эссе, научно-популярную книгу «Ангелы: небесные духи в легендах и искусстве » и серию бестселлеров «Наследие Кушиэля».

Читать далее Значок стрелкиЗначок стрелки

Получайте рекомендации, предложения и многое другое от Hachette

Нажимая «Зарегистрироваться», я подтверждаю, что прочитал и согласен с Политикой конфиденциальности Hachette Book Group. и Условия использования

Автор

Святые заблудшие

Постапокалиптическая научная фантастика встречается с городским фэнтези в продолжении Жаклин Кэри к Санта-Оливии, где две девушки борются за то, чтобы остаться вместе и изменить мир.После их…

Купить книгу Значок стрелкиЗначок стрелки

Благословение Наамы

Вернувшись в Terre d’Ange, Мойрин обнаруживает, что королевская семья разбита. Разбитый безжалостным горем из-за потери жены, королевы Жанны, король Даниил…

Купить книгу Значок стрелкиЗначок стрелки

Проклятие Наамы

Жаклин Кэри, автор бестселлеров «Нью-Йорк Таймс» из серии «Наследие Кушиэля», представляет вторую книгу своей новой пышно придуманной трилогии о дочери Альбы,…

Купить книгу Значок стрелкиЗначок стрелки

Поцелуй Наамы

Правнучка Алаиса Мудрого, дочь Магуина Донна и двоюродная сестра Круарха Альбы, Мойрин узнает, что ее отцом был…

Купить книгу Значок стрелкиЗначок стрелки

Санта Оливия

Пышно написанная с богатыми и яркими персонажами, Санта-Оливия — это интерпретация Жаклин Кэри супергероев комиксов и классического мифа об оборотнях.Лу Гаррон был…

Купить книгу Значок стрелкиЗначок стрелки

Милосердие Кушиэля

Жаклин Кэри, автор бестселлеров New York Times «Потомок Кушиэля» и «Правосудие Кушиэля», представляет последнее приключение в трилогии об Имриэле. Дорогой платой за…

Купить книгу Значок стрелкиЗначок стрелки

Наследник Кушиэля

Биологические родители Имриэля де ла Курселя — самые ненавистные предатели в истории, но его приемные родители, графиня Федра и воин-жрец Жослен, принадлежат Земле д’Анж…

Купить книгу Значок стрелкиЗначок стрелки

Правосудие Кушиэля

Кровные родители Имриэля де ла Курселя — самые ненавистные предатели в истории, а его приемные родители, Федра и Жослен, — величайшие защитники Терре д’Анж.Украдены, замучены,…

Купить книгу Значок стрелкиЗначок стрелки Значок стрелкиЗначок стрелки Значок стрелкиЗначок стрелки

© 2022 Hachette Book Group
Часть данных на HachetteBookGroup.com предоставлена ​​Books In Print®. Copyright 2022 ООО «ПроКвест». Все права защищены. Все права на изображения книг или других публикаций принадлежат первоначальным владельцам авторских прав.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.