Современное русское кино: 10 лучших российских фильмов за последние 10 лет

Современное русское кино: 10 лучших российских фильмов за последние 10 лет

Содержание

Лучшие российские фильмы по версии зарубежных критиков

7.9

Рейтинг журнала Screen — один из главных показателей успеха фильма на любом фестивале. Несколько критиков из разных стран голосуют за каждый фильм конкурса по пятибальной шкале. У фильма Андрея Звягинцева в 2017-м году рейтинг был самым высоким в конкурсе, 3,2 балла. С этой оценкой были согласны практически все журналисты фестиваля, но жюри сочло фильм достойным лишь Приза жюри, престижной, но не главной награды.

7.8

Молодой режиссёр из Кабардино-Балкарии отучился в Нальчике в мастерской у Александра Сокурова, привёз свой дебют в Канны — и сразу получил приз ФИПРЕССИ в конкурсе «Особый взгляд», который профессионалы часто оценивают даже выше, чем основной. Туда собирают самые новые, радикальные и просто неожиданные фильмы, и Кантемир Балагов среди них не затерялся.

7.4

Картина Андрея Звягинцева — самый громкий российский фильм начала тысячелетия по версии зарубежной кинопрессы. Ни про один другой фильм никогда не писали такие восторженные рецензии, ни один так близко не подошёл к «Пальмовой ветви» и «Оскару». Среди его достижений также «Золотой глобус», который вручает Голливудская ассоциация зарубежной прессы, а также рейтинг в 92 балла на metacritic.com и включение в лучшие десятки фильмов года авторитетными изданиями уровня Sight & Sound. Награда ФИПРЕССИ у фильма тоже имеется — вручена в Палм Спрингс.

7.9

У дебютного фильма Андрея Звягинцева тоже был восторженный приём прессой. Фильм получил «Золотого льва», но у него также и два награды ФИПРЕССИ, одна в том же Палм Спрингс, другая в Салониках. С того самого момента за творчеством Звягинцева следит вся мировая критика.

6.9

Тоже награда ФИПРЕССИ в Тромсё в придачу к призу жюри в «Особом взгляде». Для Андрея Звягинцева признание прессы здесь было особенно важным, потому что данная картина ознаменовала переход этого автора от абстрактных историй общечеловеческого свойства к более конкретным, пусть и универсальным по сути, сюжетам с узнаваемыми российскими реалиями.

7.7

В лучах солнца

2015 / Документальный фильм / Чехия, Россия, Германия, Латвия

Один из самых резонансных отечественных фильмов десятилетия, хит Netflix, победитель десятков фестивалей. 93% на rottentomatoes.com, 81 балл на metacritic.com, приз ФИПРЕССИ на «Послании к человеку» в Петербурге. Пожалуй, ни одна неигровая лента русского режиссёра за последние десятилетия не удостаивалась такого признания.

7.1

Алексей Попогребский — один из немногих режиссёров в мире, у которого все фильмы получили награды ФИПРЕССИ. Эта картина — в Тромсё, «Простые вещи» — в Карловых Варах, «Коктебель», снятый совместно с Борисом Хлебниковым, — на ММКФ, где фильм стал сенсацией и получил также Специальный приз жюри.

8.0

Дочь

2012 / Драма, Детектив / Россия

Ещё реже ситуация, когда дебют (да и вообще любой фильм) получает сразу две премии ФИПРЕССИ. Александр Касаткин и Наталья Назарова сняли очень скромную, тихую, недорогую картину в Касимове на Оке. Они, конечно, никак не могли ожидать, что их за него наградят жюри ФИПРЕССИ в Таллине и Варшаве — это огромная честь, которую нельзя переоценить. В российском прокате фильм посмотрели 6,8 тысяч зрителей.

8.2

Эйфория

2006 / Комедия, Драма, Мелодрама / Россия

Та же судьба была уготована дебютному фильму модного театрального автора Ивана Вырыпаева, который для него полностью поменял эстетику, создав для экрана подлинное визуальное пиршество. Жюри ФИПРЕССИ в Хайфе и Киеве (МКФ «Молодость») вручили ему призы, не сговариваясь. Однако Вырыпаев после этого вернулся к более привычным театральным выразительным средствам и больше призов ФИПРЕССИ не получал.

8.3

В Хайфе российские фильмы вообще отмечают довольно часто. Скажем, фильм о молодости Иосифа Бродского, решённый с невероятной художественной силой, удостоился приза ФИПРЕССИ к большому удовольствию зрителей, многие из которых могли себе позволить не читать субтитры, а понимать оригинальный язык картины.

Победитель ММКФ тоже получил в Хайфе приз ФИПРЕССИ, хотя в фильме очень много настолько тонких нюансов, что, казалось бы, интернациональному жюри в обоих случаях он должен был бы остаться непонятным. А не понял его в итоге российский зритель: в нашем прокате картина собрала обидные 48 тысяч долларов.

Стыд

2013 / Драма / Россия

После «Кинотавра» фильмы обычно едут в Карловы Вары, и там уже, как считается, они поверяются международной публикой. Фильм Юсупа Разыкова, жёсткий, неуютный, холодный, как душа главной героини, вдовы затонувшего подводника, получил там приз ФИПРЕССИ, и, как считают, заслуженно.

7.5

Жить

2011 / Драма / Россия

Тёплый приём ждёт российское кино и в Висбадене, где проходит МКФ goEast. Так, хоррор Василия Сигарева здесь был удостоен приза ФИПРЕССИ, и та же награда здесь в другие годы доставалась фильмам «Небесные жёны луговых мари» Федорченко и «Кочегар» Балабанова. Вкус у жюри этого фестиваля, как можно понять, вполне радикальный.

7.9

Впрочем, для Алексея Федорченко, пожалуй, куда важнее приз ФРИПРЕССИ в Венеции, тем более что он шёл рука об руку с призом экуменического жюри и призом основного жюри за операторскую вопросу. Сегодня Федорченко относится к важнейшим российским авторам, хотя российский зритель в большинстве своём не в курсе этого.

Отец и сын

2003 / Драма / Россия, Нидерланды, Германия, Франция, Италия

Единственная премия Александра Сокурова в XXI веке от ФИПРЕССИ — в Каннах. Даже фильм «Фауст», который чествовали в Венеции, зарубежные критики не поняли в полной мере. Сокуров — режиссёр элитарный, и ценят его почему-то больше проницательные коллеги, чем критики других стран.

8.3

Фильм Анны Меликян — тоже лауреат ФИПРЕССИ, причём в Берлине, что очень почётно. Впрочем, слава фильма ограничилась в итоге больше Россией, но такие почётные призы вообще иногда бывают раз в жизни. А иногда не случаются вовсе.

8.0

Андрей Кравчук не всегда был режиссёром монументальных блокбастеров вроде «Адмирала» и «Викинга». Европейская критика до сих пор знает его как автора замечательной реалистической картине «Итальянец», которая получила приз ФИПРЕССИ в Лечче, удостоилась высокой оценки критики в Берлине и замечательно прошла по многим фестивалям в разных странах.

7.1

12

2007 / Драма, Криминал, Триллер / Россия

Американская критика посмотрела фильм придирчиво, но в итоге оценила его очень высоко, сравнивая с картиной Сидни Люмета. Популярнейший американский критик Роджер Эберт отметил, что «Россия получила этот фильм именно в тот момент, когда он ей остро необходим». Стивен Холден в The New York Times с удивлением отмечает, что несмотря на большую продолжительность фильма, он всё равно смотрится на одном дыхании. Оценки американской прессы, в основном, колебались от «очень хорошо» до «отлично».

Обозреватель The Hollywood Reporter поставил фильму высшую оценку из возможных после премьеры в конкурсе Венеции. Солидарна с ним оказалась и рецензент The Playlist. Ничего удивительного: на новом витке своего творчества Андрей Кончаловский нащупал идеальную грань между игровым и документальным началами и создал неожиданно для всех кинопроизведение в традиции Роберта Флаэрти. Правда, журналисты Венеции были поражены, что Андрей Сергеевич не привёз на фестиваль непрофессиональных актёров из фильма, объяснив, что не хотел их вырывать из естественной среды обитания.

13 лучших российских фильмов по версии «Кинократии» — Российская газета

«Кольская сверхглубокая»

Фото: kinopoisk.ru

Начнём с хоррор-блока. Неожиданно в России вдруг стали появляться, и не штучно, а на регулярной практически основе, высокого мирового уровня хорроры. Один из которых — по совместительству первый российский бодихоррор. И сразу отличный. Да, он очень похож на короткометражку Нила Бломкампа трёхлетней давности и на другой российский фантастический фильм ужасов, куда более раскрученный и успешный (о нём чуть позднее), но концепция и техническое исполнение всё искупают. Незаурядное прочтение известной советской легенды о звуках ада, доносящихся из самой глубокой в мире скважины, с хищными грибами-паразитами удивительной красоты — таких восхитительных практических эффектов и пластического грима в уходящем году больше нигде не было. (Рецензия)

«Побочный эффект»

Фото: kinopoisk.ru

А это — первый российский постхоррор. Прекрасная Александра Ревенко играет ведьму, которая проживает в московском Доме на набережной (это прямо напротив Кремля, если что, одно из самых козырных мест прописки), тайно работает на высокопоставленных господ, а в свободное время портит жизнь простым гражданам с помощью своей особой, грибной магии. Потому что нечего с нечистой силой связываться, сами виноваты. Стремясь охватить сразу несколько обширных областей, фильм далеко не везде в равной степени преуспевает, но тут, во-первых, как минимум уважения достоин уже сам масштаб мышления, а во-вторых, где преуспевает, там преуспевает. В области психоделической хтони, например. А это самое главное. (Рецензия)

«Спутник»

Фото: kinopoisk.ru

Закрывает блок отечественный космохоррор, покоривший заграницу: тут и фестивальные премии, и просто премии, и попадание во всяческие топы. За фильм Егора Абраменко можно только порадоваться, пусть он и крайне далёк от идеального. Но не будем сейчас о набивших оскомину советских чиновниках-злодеях, про скупую дозировку экшна и графические недостатки. Мы сегодня о хорошем, поэтому вспомним нетривиальный сюжет, добротную атмосферу и симпатичного ушастого космического монстра, навестившего СССР без приглашения, удачное актёрское трио Фёдоров — Акиньшина — Бондарчук. Ну и порадуемся ещё раз. (Рецензия)

«Серебряные коньки»

Фото: kinopoisk.ru

Несколько преждевременно выпущенное в широкий прокат новогоднее кино с твёрдым потенциалом блокбастера, которому реализоваться в полной мере помешала пандемия. Оригинальный сеттинг нарядно украшенного фонариками и аллюзиями на современность имперского Петербурга служит отличным антуражем как для классической истории любви бедного юноши и девушки из высшего общества, так и для лихих покатушек с участием пиратов-марксистов-конькобежцев с харизматичным трикстером во главе и полицейских с дубинками, им противостоящих. Оказывается, эксплуатировать народную любовь к зимним забавам можно не только посредством насильного скрещивания спортивной драмы с мюзиклом. (Обзор)

Kitoboy

Фото: kinopoisk.ru

Полнометражный дебют режиссёра Филиппа Юрьева, получивший приз на Венецианском фестивале, умело использует невероятные чукотские красоты и суровый бедный быт дальнего российского приграничья. Повествование плавно переходит из трагикомичного рассказа о простом юноше, влюбившемся в вебкам-гёрл (Кристина Асмус снова отличилась), в причудливую сюрреалистичную притчу о том, что запретные плоды не всегда сладки, тёртые джинсы нередко оказываются слишком малы и, в конце концов, есть вещи на порядок выше. (Обзор)

«Блокадный дневник»

Фото: kinopoisk.ru

Основанный на воспоминаниях и повести «Дневные звёзды» советской поэтессы Ольги Берггольц, а также на «Блокадной книге» Даниила Гранина и Алеся Адамовича фильм Игоря Зайцева показывает первую зиму блокады — по свидетельствам, самый тяжёлый период этих страшных 900 дней. Обратившись к бесценному материалу, собранному известными литераторами, Зайцев создал визуально мощное, леденящее кровь полотно с мощными актёрскими работами, к финалу, несмотря ни на что, обнаруживающее место теплу и надежде. Заслуженный «Золотой Святой Георгий» ММКФ и несколько номинаций «Золотого орла», где картина имеет все шансы взять главный приз. (Обзор)

«Трое»

Фото: kinopoisk.ru

Анна Меликян, сняв свою странноватую «Фею», сумбурную и перегруженную всем на свете, вновь обратилась к жанру мелодрамы, где вполне преуспела. На экране, как и обещано, трое: Константин Хабенский, Виктория Исакова и Юлия Пересильд. Как нетрудно догадаться, речь идёт о любовном треугольнике: у с виду успешной и любящей пары в отношениях накопилось немало проблем, и тут-то очень кстати объявляется молодая, симпатичная и подкупающе скромная особа, становясь катализатором кризиса. Неглупый и не поверхностный образец жанра, у которого в активе — не лишённое оригинальности художественное решение. (Обзор)

«Доктор Лиза»

Фото: kinopoisk.ru

Один день из удивительной жизни Елизаветы Глинки, которую она посвятила тем, кто нуждается в помощи: медицинской, материальной, моральной, какой угодно. Сумасшедший ритм, со всех сторон — требования, проблемы, угрозы и, что куда важнее, — просьбы, мольбы, увещевания. От такого беспрерывного стресса любой другой бы сошёл с ума. Кроме тех, для кого служение людям — вопреки всему — единственный мыслимый способ существования. Это постоянно читается в больших, сочувствующих, всепрощающих глазах великолепной Чулпан Хаматовой, у которой в фильме Оксаны Карас («Хороший мальчик») масса замечательных партнёров: Андрей Бурковский, Константин Хабенский, Тимофей Трибунцев и другие.

«Русский рейд»

Фото: kinopoisk.ru

Название говорит само за себя: культовая дилогия Гарета Эванса оказала на лихой боевик Дениса Крючкова непосредственное влияние. Влияние сугубо благотворное: с драками, перестрелками и прочим зубодробительным экшном здесь полный порядок. А большего от такого кино и не надо. Одновременно слово «рейд» здесь несёт особую смысловую нагрузку с национальной спецификой: речь идёт о силовом захвате завода. Словом, если в прошлом году в номинации «Пацанское кино года» у нас безальтернативно победил приквел «Решалы», в этом тоже всё вполне очевидно.

«Гроза»

Фото: kinopoisk.ru

Григорий Константинопольский продолжает гнуть свою линию. Художественная её, линии, составляющая заключается в переносе русской литературной классики на реалии современной РФ. Составляющая содержательная прямо вытекает из художественной и выражается в тезисе, что у нас в стране ничего не меняется. Тезис сей трудно назвать бесспорным, но в процессе его формулировки Константинопольский порой совершает находки, которым не откажешь ни в любопытности, ни в остроумии. С выводами же соглашаться, чтобы получить удовольствие, вовсе не обязательно. (Рецензии: раз, два)

«Как Надя пошла за водкой»

Фото: kinopoisk.ru

Маленькая кинопьеса, выросшая из кинопьесы поменьше, выросшей из просто маленькой пьесы. Две сестры, чеховские такие барышни, живут на чеховской же (по духу в смысле) даче. Одна из них притаскивает мужичка, чтоб тоже с ними жил и по хозяйству помогал. А мужичок экзистенциально пьянствует, половину жизни проводя из-за этого в бессознанке. И жена ещё у него имеется, которую он именует не иначе как Псина. Кинопьеса поменьше называлась «Русская смерть». Исчерпывающе. Финальная, так сказать, версия эту «Русскую смерть» целиком в себе содержит, а также содержит продолжение. И оно в том же духе. Экзистенциальном. Сцена, где Евгений Цыганов безысходно грызёт огурчик, — идеальная иллюстрация к 2020 году. (Рецензия)

«Человек из Подольска»

Фото: youtube.com

Тоже маленькая кинопьеса, выросшая из пьесы, но уже без промежуточных звеньев, прямая экранизация с незначительными изменениями и двойным финалом. И не про экзистенциальную русскую тоску, а как бы про русский абсурд. Хотя на самом деле ничего такого уж абсурдного здесь нет. Вернее, есть, но меньше, чем кажется. Человек нетрудно догадаться откуда попадает в отделение полиции, и там с ним происходят различные необычные вещи, которые суть не что иное, как фантазия, накрученная вокруг утрированно буквального понимания термина «воспитательная работа». Как минимум это увлекательно. И немало поучительно. (Обзор)

«Внутренний огонь»

Фото: youtube.com

И напоследок ещё одна камерная вещь. Не пьеса, но что-то вроде. Черновой вариант сценария этого фильма назывался «В ожидании Гаги», и совершенного зря название не оставили, потому как очень подходит. Не оставили, вероятно, из опасений, что подумают, будто с Леди Гагой как-то связано. А Гага — это наркодилер, в квартире которого большая часть сюжета разворачивается. Четверо мужчин сидят и Гагу ждут, травя истории, и почти каждая история так или иначе про потерю каких-то частей тела. Гагу играет рэпер Хаски, одного из четырёх мужчин — бывший сенатор Евгений Тарло, скончавшийся через месяц после премьеры, Юрий Чурсин — в эпизодической, но чрезвычайно яркой роли мстительного гея. Начинается всё с Сэмюэла Беккета, продолжается хардкорной достоевщиной с примесью чернейшего юмора, а завершается мощнейшим бэд-трипом с бегающим по потолку карликом. Один из самых недооценённых фильмов года, однозначно. (Рецензия)

культурологический аспект – тема научной статьи по искусствоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Literatura

1. Asafev B. O simfonicheskoj i kamernoj muzyke. — L.: Sov. kompozitor, 1961. — 251 s.

2. Vysheslavcev B. P. Vechnoe v russkoj filosofii // Vysheslavcev B. P. Jetika preobrazhennogo Jerosa / vstup. st., sost. i komment. V V. Sapova. — M.: Respublika, 1994. — S. 154-325.

3. Gulyga A. V. Formuly russkoj idei [Jelektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: http://socarchive.narod.ru/ rasn/rusproj/proj01/story05.htm (data obrawenija: 18.05.2012).

4. Il’in I. A. Aksiomy religioznogo opyta: issledovanie: v 2 t. — Parizh,1953. — M.: Russkaja kniga, 2002. -482 s.

5. Il’in I. A. Put’ k ochevidnosti // Il’in I. A. Ja vgljadyvajus’ v zhizn’. Kniga razdumij / per. s nem.

O. Koltypinoj; komment. Ju. Lisicy. — M.: Jeksmo, 2007. — S. 323-511.

6. Il’in I. A. Religioznyj smysl filosofii. — M.: AST, 2007. — 258 s.

7. Klimkov O. Opyt bezmolvija [Jelektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: http://www.orthodox-book.ru/ index.php?option=com_content&view=category&id=114:2012-04-02-20-23-39&Itemid=66&layout= default (data obrawenija: 12. 05. 2012).

8. Martynov V. I. Zona opus posth ili rozhdenie novoj real’nosti. — M.: Izdatel’skij dom «Klassika — XXI», 2005. — 288 s.

9. Rahmaninov S. V. Literaturnoe nasledie: v 3 t. — M.: Sov. kompozitor, 1961. — T. 1. — 648 s.

УДК 008:930.85(470)«/8»/«19»

Н. Н. Гашева

СОВРЕМЕННОЕ РОССИЙСКОЕ КИНО: КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

В статье рассматривается современное российское кино как актуальный вид искусства в отечественной культуре. Выделяются и анализируются наиболее значимые семантико-стилевые тенденции кинопроцесса на примере фильмов М. Разбежкиной, К. Серебренникова, А. Федорченко, А. Балабанова, И. Вырыпаева, А. Учителя, С. Смирнова и др. Делается вывод о том, что кино создает образ времени на языке самого времени и конкурирует с научным дискурсом в интерпретации смысложизненной проблематики.

Ключевые слова: актуальный вид искусства, экранная парадигма, интерпретирующий разум, ин-тегративность киноязыка, православно-христианский архетип, этномифологизм, интертекстуальность. микроистория, экзистенциальный тип коммуникации.

N. N. Gasheva

MODERN RUSSIAN CINEMATOGRAPHY: CULTUROLOGICAL ASPECT

The article reviews modern Russian cinematography as an actual kind of art in the national culture. The most significant semantic and stylistic trends of the film processing are revealed and analysed on the example of films by M. Razbezhkina, К. Serebrennikov, А. Fedorchenko, А. Balabanov, I. Vyrypaev, А. Uchitel, S. Smirnov and others. It is deducted that cinematography creates an image of time in the language of time itself and competes with scientific discourse in interpretation of the life purpose problem.

Keywords: actual kind of art, film paradigm, interpreting mind, integrity of cinematic language, Orthodox-Christian archetype, ethnomythologism, intertextuality, microstory, existential type of communication.

Сегодня, в условиях смены культурной парадигмы с вербальной на экранную, кино как вид экранной культуры следует рассматривать в качестве актуального вида искусства, способного с наибольшей полнотой выражать существо культурного самосознания и психологии своего времени. При этом киноискусство развивается в условиях новейших информационных технологий и создает новую эстетику с помощью виртуальных возможностей. Можно сказать, что кино создает сам образ времени на языке этого времени.

Кроме того, в ситуации перехода культуры от логоцентрического разума к разуму интерпретирующему, когда, по выражению М. Хайдеггера, интерпретацию следует трактовать не как способ понимания бытия -гносеологически, а как способ бытия человека — онтологически, — кино, в силу интегра-тивности своей природы, может восприниматься как универсальная форма герменевтики современной культуры. Ибо кино оперирует не только и не просто определенным набором знаков, но набором стратегий их восприятия, набором методологических стратегий герменевтики.

Сегодня подлежит специальному выяснению, что представляет собой в наши дни философия культуры, какую специфическую информацию она может и должна добывать в условиях параллельного развития конкретных культурологических дисциплин и активизации различных способов художественного моделирования культуры. Современный этап развития культурологической мысли отличается широким развитием рядом с философским ее рассмотрением (а подчас и в конфронтации с ним) различных конкретнонаучных культурологических дисциплин, с одной стороны, и форм художественнообразного постижения культуры — в прозе и поэзии, живописи и музыке, театре и кинематографе, — с другой.

Нам представляется, что современное российское кино вполне адекватно и внятно демонстрирует свое лидерство в контексте других искусств как репрезентативный для современной культуры вид художественного творчества, как форма культурного самосознания. При этом в рамках постмодернистского пространства современное российское кино осваивает новые стилистические формы художественного высказывания, сочетающие реализм и условность. Да и сам реалистический способ киноосвоения действительности претерпевает существенные изменения. Справедлива точка зрения современного исследователя Л. С. Яковлева, отмечающего, что «доктрина реализма уже не служит адекватным инструментом описания сегодняшней реальности кинематографом: в пространстве постмодерна возможно создание гибридных текстов» [5, с. 94]. Многослойность кинотекста, сочетающего различные языки и интегрирующая различные уровни восприятия, во многом обеспечивается за счет синтетической природы кино, впитавшего не только опыт литературы и других видов искусства, но и методологические открытия современного научного дискурса, философской и культурологической мысли. Как и спонтанный жизненный опыт, кинотекст воздействует на нас одновременно на уровне чувственно-эмоциональном, рациональном и интуитивном (подсознательном). При этом обоюдная активность автора, реципиента и реального культурного контекста создают семантико-семиотическое пространство интерсубъективности. Современное российское кино выстраивает сложный нарративный рисунок, разбивая пространственное и временное единство, обращаясь к ассоциативности, опредмечивая сферы внутренней жизни человека, прибегая к аналитической, метафорической, декоративной и орнаментальной раскадровке пространства, когда изображение становится мыслью, сло-

вом, символом, а взаимопроникновение мысли и факта, наблюдения и авторской оценки претворяется в формах метафорического и символического киномонтажа.

Представляется возможным в многоликом пространстве современного российского кинопроцесса обозначить следующие семантико-стилевые тенденции: православно-христианская, этномифологическая, интертекстуальная и микроисторическая. Нет смысла четко разграничивать их и выделять различные типы киновысказывания в рамках авторского кино, поскольку речь идет именно об авторском кино. Этих четких границ не существует в самом кинопроцессе. Можно говорить о диффузном характере их проявления. По сути, в каждом из рассматриваемых нами кинотекстов, присутствуют православные, этномифологические, интертекстуальные, микроисторические интенции при наличии общей экзистенциальной направленности того или иного произведения. Н. А. Хренов выдвигает идею «о существовании в современном российском кинематографе феномена, который можно было бы обозначить как «Новая волна», общим свойством проявления которой является ориентация на экзистенциальную проблематику, а также синтез романтизма и символизма в целях воспроизведения метафизического и универсального образа реальности»[4, с. 67].

В начале XXI века художественный постмодернизм находит яркое выражение в механизмах адаптации классических сюжетов к массовым формам художественного сознания, в опыте ремейков произведений прошлых лет, в тиражировании культурного наследия, когда автор продолжает чужие, либо пристраивает собственные тексты к классическим. Ситуация, в которой нагромождаются приемы художественного заимствования, иронии — показательный и непременный атрибут кризисного состояния современной культуры. Впрочем, в истории искусства не

раз так бывало: устойчивые художественные качества рождались в результате хаотических сплетений, когда в процессе случайных экспериментов выделялся повторяющийся признак, постепенно становившийся обязательным и приобретавший надиндивидуаль-ное значение. Современное российское кино научается схватывать, сопрягать и устанавливать нечто общее между явлениями, прежде казавшимися несопоставимыми. Художественное кино последних лет убеждает, что поэтические матрицы художественной мысли (ментальные архетипы, топосы) свойственны современной отечественной культуре при всей ее повышенной личностности, принципиальной оригинальности.

В полемике со структурализмом и рецептивной эстетикой нарратология выдвигает понятие глубинной повествовательной структуры, которая должна учитываться в «конфликте интерпретаций» и интенций автора и реципиента. При всем многообразии художественной реальности в названных кинофильмах матрицы (принципы поэтики) фиксируют некоторые ее общие особенности. «Приключения» русской идеи на уровне профанирования сакральных жанров мифа, сказки, притчи, в их синтезе с антиутопией, общность мотивов, инвариантность системы образов, композиции, темпоритм точки зрения, выражаемой в характере монтажа -служат сигналами для создания у зрителя определенного ассоциативного ряда. Непластические ментальные идеи воплощаются на языке визуальной образности.

«Перекличка» художественных текстов отечественного кино убеждает, что русская идея — не абстрактный предмет умозрительной философии, касающийся прошлого, не анахронизм, а реальное явление современной культурной жизни России, проблема, стоящая перед каждым, кому небезразлична судьба его родины. В центре внимания авторского кино проблема внутреннего раскола

русского мира. Дилемма «культурная интеллигенция и народная почва» рассматривается кинематографом в контексте, заданном А. Солженицыным в его знаменитых обращениях к соотечественникам «Как нам обустроить Россию» и «Беглецам из семьи». Осмысление трагических событий русской истории ХХ века, распад всех связей, крушение жизненного уклада, опустошающий атеизм, духовное бездорожье, выраженное опять же в емкой солженицынской формуле «России, полностью проигравшей двадцатый век» — акцентирует ответственность и очевидную вину культурной личности за внутренний раскол российской жизни. В фильме М. Разбежкиной «Яр» перед зрителем разворачиваются поразительные по своей поэтичности и драматизму картины народно-почвенной русской жизни с ее полуязыческим — полухристианским колоритом. Русская деревня начала ХХ века. Режиссер показывает противоречия этого бытия, где есть все: и добро, и зло, и смирение, и чистота, и простодушие, хитрость, грех, жестокость. Именно в народе хранятся истины жизни на земле, без которых человеку невозможно, — вера, надежда и любовь, -а также представление о естественной справедливости, «земном законе», выработанное всей жизнью народа, неразрывной с бытием природы. Фильм воссоздает архетипический универсум, пробуждая в сознании зрителя прапамять, создавая ситуации узнавания, опознавания сакральных смыслов бытия. Местные жители существуют внутри живого мифа и по его магически-анимистическим правилам, непостижимым логическим сознанием. В мифологическом топосе все возможно: здесь уживаются и добрые, и злые духи, возможно, при помощи особого обряда, изгнание ведьмы с обжитого людьми пространства. И никто не сомневается в том, что Бог живет и в деревне, и в лесу, и на реке. Бог повсюду, в избытке. Он освящает жилье

и пищу, труд и урожай, рождение и смерть. «Конкретная метафизика» (П. Флоренский) почвенного бытия выразительно разворачивается перед зрителем в форме медленного монтажа, подробной (в стиле живописи И. Репина) реалистической детализации мира. Этот русский мир самобытен и вне-историчен — ни цивилизация, ни идеология не в состоянии его изменить. Его можно только разрушить. Бегство героя-интеллигента в город, осознаваемое им самим как спасение своей личности для творческой созидательной жизни и освобождение от инверсии и энтропии национально-природного, иррационального, почвенно-созерцательного, инерционного существования в режиссерской интерпретации трактуется как духовное банкротство. Метафизическая тотальность предательства оттеняется глубоко-символическим образом деревенской бабы-возницы, по-матерински покровительственно-жалостливой по отношению к оторвавшемуся от корней горемыке-русскому страннику, заблудившемуся в хитросплетениях обстоятельств и бегущему от самого себя. Визуальноакустическая семиотика режиссерской точки зрения включает в структуру кинообраза культурософский контекст Н. Бердяева «нечто бабье в русской душе». Метафорически фильм символизирует трагическую судьбу самого С. Есенина, погубленного новым железным веком.

В фильме К. Серебренникова «Юрьев день» взаимопроникновение обозначенных тенденций также становится формой выражения устойчивой в национальной культуре мифологемы «Русская идея», которая представлена в образной структуре фильма как необходимость возврата культурной личности к «почве», с тем, чтобы, разделив с народом его судьбу, пожертвовав собой, отрекшись от себя, собственных амбиций на исключительность, выбрать смирение, страдание, спасти этот вырождающийся и

гибнущий народ, помочь ему занять достойное место в мировой цивилизации. Взамен «почва» даст элите возможность привести ее нравственные ориентиры в согласие с православными идеалами, что является необходимым условием дальнейшего братского слияния элиты и «почвы» в целостный русский мир и его воскрешение. Сюжет фильма обращает зрителя к архетипической схеме возвращения к корням. Героиня фильма — примадонна — перед эмиграцией в цивилизованную Европу привозит сына на родину. Образ заброшенной русской провинции, забытой властями, оставленной на произвол судьбы благополучной элитой, спасающейся бегством с тонущего корабля. Однако не все так просто. Русский мир оказывается живым, пространство родины волшебно, оно не отпускает от себя просто так, посылает испытания, искушения, как в сказке. Троекратным повтором, предлагая героине три дороги, три судьбы, трех потенциальных сыновей, которых она никак не может узнать (мотив угадывания-узнавания — тоже из области чудесного). Амбивалентное русское пространство соединяет реальность и сверхреальность. Столкновение с непознанным, загадки, волшебный русский мир подбрасывает героине в качестве неких мистических подсказок. Местные жители не понимают ее вопросов, русские люди живут, как будто в двух совершенно разных «Рос-сиях», приезжие — пришельцы с другой планеты. Мотив вавилонского столпотворения усиливается с появлением в кадре родственника хозяйки, у которой поселилась примадонна. Образ спившегося бродяги крупным планом в кадре представляет собой полную деградацию и первобытное полузвериное обличье осиротевшей без Бога, утратившей божий образ и подобие нации, изъясняющейся на смешанном наречии животных выкриков и дикой жестикуляции. Голос примадонны, старательно-профессионально исполняющей

на непонятном простому народу итальянском языке оперные арии, пропадает, еще больше затрудняя общение интеллигентной героини со своим народом. И наконец, блуждая по городку среди трущоб и помоек, в поисках утраченного сына, она видит неопалимую купину — горящий ветхозаветный куст, увиденный Моисеем, которого Господь благословил на спасение своего народа. Чтобы общаться с Богом, человеку важнее иметь не голос, а слух, не случайно в финале картины героиню, решившую петь в церковном хоре, суровая регентша спросит, есть ли у нее слух («желающий слышать, да услышит»). Воздух родины растворяет единственного сына героини, давая ей взамен других русских мальчиков, так же как и ее родной сын, нуждающихся в материнской заботе, любви, помощи. Символика кинообразного языка обыгрывает семантику христианских знаков, отталкиваясь от каламбура и пародии: подтягивающийся на перекладине ворот юноша, как бы примеривается к распятию, а через несколько минут он примет крест настоящего страдания. Герой проходит через стеклянные двери на фоне креста, раскидывая руки, повторяя: «Бог или рацион?» Героиня в поисках сына тоже растворяется в воздухе родины, отказавшись от призвания, вступает на путь смирения и подвижничества. На том месте, где много лет назад был дом ее деда, теперь туберкулезный диспансер для заключенных. Слиться с народом, разделить его страдания -эта семантика визуально выражена в решении героини — она красит волосы дешевой стандартной краской местного производства. Вот теперь она ничем от них не отличается, теперь они понимают ее язык, их объединяет общий русский крест. Символика креста в фильме соотносима с еще одним важным библейским символом. Это — источник воды — утоляющий великую жажду в Ветхом Завете, когда Моисей ударяет посохом по

камням, чтобы напоить свой народ в безводной пустыне, — и, наконец, — как откровение самого Христа-Логоса (вода вечной жизни), так просто открывшего свою миссию на земле в диалоге с самарянкой у колодца. В начале духовного испытания, выпавшего на долю героини, она никак не может вспомнить названия реки в городе своего детства. Все попытки узнать название реки у встречного местного народа напрасны, так как забыт столичной примадонной и сам народный язык — язык родины — встречные шарахаются от нее, как от инопланетянки. Далее, измученная неизвестностью и бесплодными поисками сына героиня, припадая к колонке, машинально утоляет физическую жажду, но не находит душевного утешения и освобождения от груза ментальной ответственности. Ее тщетная истерика, бунт, яростные попытки уничтожить источник воды — знак неготовности к подвигу терпения и смирения (с миром — живой и мудрой жизнью, ее, сокрытыми от человека, таинственными законами примирения). Символична сцена, в которой героиня спасает от смерти истекающего кровью уголовника в туберкулезном диспансере (где погибают последние представители брошенного государственной и преданного духовной элитой русского народа), по-матерински прижимая его исхудавшее болезненное обнаженное тело к своей груди, обмывает от крови и грязи его голые ноги. Режиссерский монтаж отсылает зрительскую память к сюжету снятия с креста и оплакивания Иисуса Христа девой Марией. Образ Богоматери, теряющей и оплакивающей сына, на Руси издавна был одним из самых сокровенных, как и системообразующий для русской культуры образ матери-земли. В фильме мать встает на путь жертвы, отдавая себя чужим чахоточным сыночкам, христианскому народу, принявшему в истории, по выражению В. Соловьева, «образ раба».

Думается, что авторское кино, преодолевая крайности постмодернизма, обращается к методологии христианского реализма (С. Франк), раскрывающего необходимость ответственности человека за активное проникновение в мир сверхмирной благодатной силы. Современное кино пробуждает в человеке генную память о существовании целостного национально-культурного Бытия и наличии своего предопределенного места в нем.

Развитие киноискусства связано со многими областями культуры — технически, мировоззренчески, эстетически. Являясь наиболее мобильным и коммуникативным из искусств, кинематограф образует наиболее подвижные формы интеграции. Интеграционные процессы, начиная с девятнадцатого века, становятся одними из определяющих в мировой культуре. При этом создается единое культурно-информационное пространство. Процессы интеграции сопровождаются двумя тенденциями — к стандартизации и индивидуализации. Кино как образное самосознание современной культуры стремится к воплощению индивидуального, раскрывая через уникальность художественного, общее состояние сегодняшнего мира.

Так, например, обращение современного кино к проблеме этномифологизма представляется нам связанным с поисками новых форм культурной идентичности — процессу, который в 1990-2000-е годы интенсифицируется и имеет во многом противоположную направленность по отношению к модернизации и унификации культурных ценностей в постсовременном глобальном мире. Следует отметить активизацию мифологического сознания в современную эпоху. Кризис смыслов и утрата онтологических оснований человеческой экзистенции способствовали тому, что миф и мифология становятся фундаментальной формой постижения реальности. Миф детерминирует движущие силы культурного сознания эпохи постмодерна.

Говоря об особенностях развития современного киноискусства, необходимо отметить, что сегодня исследователи фактически не уделяют внимания мифотворчеству в практике современных кинорежиссеров. Н. Е. По-чинина, автор единственной серьезной работы, посвященной изучению мифопоэтики в современном кино (на материале творчества Э. Кустурицы), справедливо отмечает, что ремифологизация современного кинематографа обусловлена, прежде всего, тем, что «диахронизм мифа тесно и органично перекликается с характерными принципами искусства XX — начала XXI века» [3, с. 4]. Для нас важным показателем актуальности обозначенной тенденции является наличие целого ряда примеров в мировом кинематографе последнего времени. Это такие заметные киноявления, как фильмы «Семь лет в Тибете» Жан Жака Анно (1997), «Вавилон» Алехандро Гонсалеса Инярриту (2005) и некоторые другие. Думается, в русле этой тенденции следует рассматривать также фильмы А. Федорченко «Овсянки» (2010) и А. Балабанова «Кочегар» (2010).

Так, в фильме А. Федорченко по сценарию Д. Осокина «Овсянки» в сверх-концентрированном виде проявился интерес к этнокультурной мифологии. Формально, на уровне фабулы, перед нами история вполне заурядных людей: муж и любовник едут хоронить свою женщину, захватив с собой двух птичек-овсянок. В пути и в процессе погребального действа муж рассказывает бывшему любовнику своей умершей жены историю их не очень счастливой жизни. А в конце, в результате автомобильной катастрофы, их машина уходит на дно реки. Однако в художественном мире фильма сюжетное начало оказывается сразу же подчиненным мифологическому, не просто «уравновешивается», а именно через подключение к мифу, обогащается экзистенциальной семантикой. В результате перед зрителем нето-

ропливо разворачивается мифопоэтическая картина, неразрывно связывающая в единое целое две самоценные судьбы: уходящего из истории навсегда мифического финноугорского народа и вдовца — представителя этого народа, пытающегося в своей запоздалой исповеди осознать собственную вину перед умершей любимой женой. Символика фильма контрастно противопоставляет две реальности: мир профанный, это мир современного безликого мегаполиса, с его стандартами, урбанистическим пейзажем, затерянностью человека в лабиринтах городских джунглей, и мир мифопоэтический — живой и целостный, где главное — человеческие лица — крупным планом, открытость скорбящего об утрате сердца, исповедальная откровенность в проявлении чувств, естественность природного ландшафта, река, огонь погребального костра, птицы — символ одновременно непосредственной живой жизни, освобождения и, своего рода, проводницы на тот свет, выполняющие в фольклорномифологической традиции многих народов функцию медиаторов, связывающих мир здешний с потусторонним. Любой народ жив, пока живы его традиции и обряды — герои совершают древний ритуал погребения, приобщаясь к ценностным истокам своей культуры. Через символику обряда герои про-никаютвтаинственнуюсвязьмеждувременем, рождением, смертью, воскресением, любовью. Мир перестает быть для них непроницаемой массой объектов, произвольно соединенных вместе, но преображается в живой космос, упорядоченный и полный смысла. В конечном счете, фатальная тоска угасания этнической культуры преодолевается воскресшей творческой тягой к структурированию Логоса в индивидуальном прозрении героя, от имени которого ведется рассказ. Показательна в этом смысле история его собственной жизни, обусловленная трагедией отца, спившегося графомана, увидевшего

бессмысленность своих попыток хоть как-то запечатлеть бытие этноса в стихах и обнару-жевшего полную невостребованность своего призвания среди деградирующих соплеменников. Сцена утопления в проруби пишущей машинки на глазах у подрастающего сына трагикомична, но и символична — это жест отречения от стези народного акына и акт духовного самоубийства в глазах собственного ребенка. Как не стоит земля без праведника, так не живет и не развивается народ без своего акына. Не в этом ли причина угасания этноса? Мифологическая структура киноповествования погружает зрителя в цикличный хронотоп, высвечивает кульминационные моменты духовных прозрений двух последних могикан на обочине чуждой им, и по всем очевидным признакам, тоже деградирующей, глобальной цивилизации: холодный блеск огней, ослепляющих, но не согревающих, агрессивный грохот городской техники, продажная любовь случайных ночных бабочек, одиночество и отчуждение в многолюдной и равнодушной человеческой толчее. Вдовец внезапно, обмывая тело любимой, по древнему архаическому обряду, открывает для себя причину смерти жены, нелюбившей его и неродившей ему ребенка (нет ребенка — нет продолжения, нет надежды на бессмертие): Танюша очень любила птиц — но только не в клетках, ее девичья фамилия была Овсянка и вполне рифмовалась с именем ее тайного возлюбленного — Аиста) — надо было отпустить ее из клетки на свободу — как этих птичек! Может быть, тогда она бы не умерла? Однако смерть в мифе лишена безысходного трагизма. Общая эмоциональная окраска истории, рассказанной в фильме, — смирение. Смерть героев в финале представлена как инициация — начало новой жизни, воскресение в вечности, где вдовец найдет свою Танюшу и они с ней теперь, конечно же, будут счастливы, ибо, пережив горе потери, он

стал совсем другим человеком, а Аист, потомок непутевого акына, найдет на дне реки пишущую машинку своего отца и продолжит его дело, чтобы не исчезла в забвении вечности история его этноса. Безысходность реальности разрешается в мифе.

В идеально простроенном, просчитанном фильме А. Балабанова «Кочегар» мир предстает как жесткая контрастная структура. Этнокультурный миф и мифологический герой, убежденный, что плохие люди должны гореть, здесь, как будто органично вмонтированы в подтекст, в подсознание современного, лишенного каких бы то ни было индивидуализирующих примет, безликостандартного мегаполиса. Сюжет построен на короткой истории любви, ревности и мести «маленького человека» — представителя якутского этноса — Большому миру глобальной цивилизации. Киноповествование балансирует на рискованном стыке величественного античного мифа и задыхающегося от немоты театра Абсурда — между трагической героикой эпических подвигов древних легенд и ничтожеством измельчавшей про-фанной повседневности. Обыденный кадр режиссер наполняет прозаическим ужасом и экзистенциальной тоской бытия. Архе-типические смыслы транслируются напрямую из изображения. Художественный мир фильма аллегоричен. Россия 1990-х годов представлена режиссером как антиутопия, с победившей жестокостью и утратой нравственных ориентиров. Современный российский город живет новыми — неархаическими мифами: это мифы власти, насилия, секса, денег. Основное занятие обитателей этого антимира — охота на врагов. Отличие современного охотника от архаического лишь в том, что сняты все табу.

Изображая обыденность насилия, Балабанов не показывает ее истоков, акцентируя тотальный распад, энтропийность современной цивилизации. Где-то в недрах

этого хаоса — фактически, в преисподней, у вечного огня кочегарки, прозябает Майор-якут, контуженный в Афгане, с октябрят-ской звездочкой на банной фетровой шапке. Режиссер сводит человеческую экзистенцию к предельно лаконичному набору фундаментальных констант: поддерживать огонь, помогать любимой дочке, наказывать зло. Композиция действия обнажена до предела, словно в древнем якутском мифе, который гораздо реальнее и больше связывает утлое существование человека с Бытием, укореняет его онтологически, чем эта недостоверная, полная случайностей, злободневность. Восстановление в памяти героя этого мифа о добром якуте, пригревшем русского разбойника, который предает якута и насилует его жену, потребность воскресить миф и записать (тоже — подсознательное призвание акына!), передать его потомству (две девочки-школьницы, в бессознательной тоске по идеалу, скомпрометированному текущей историей, забредают в кочегарку послушать легенду — приобщиться к древней мудрости героических поколений допотопных времен, более достоверных и реальных, в их ощущении, нежели отнюдь не героические «подвиги» богатырей сегодняшнего дня) -своеобразная аллегорическая кульминация всей этой истории. Однако миф воскресает не только как Логос, но и на уровне героического поступка героя, убивающего убийц своей дочери. «Плохие люди должны гореть» — традиционная установка мифологического сознания рушится, когда личный опыт якута сталкивается с хаосом реальности. Миф преображается, обогащаясь новым смыслом в ярко индивидуализированном поступке героя, трансформирующего миф в высокую трагедию.

Интертекстуальная тенденция широко и вариативно представлена в современном российском кино. (См., например, такие филь-

мы, как «Изображая жертву» К. Серебренникова, 2006, «Кислород» И. Вырыпаева, 2009, «Европа-Азия» И. Дыховичного, 2008). Понятие интертекстуальности, введенное в научный дискурс Ю. Кристевой, трактовалось ею как «вариант бахтинского диалогизма»: «интертекст как “диалог”, повторение уже ранее сказанного слова, преемственность традиции» [2, с. 40]. Это может быть ремейк, дописывание чужого текста, пародия. Интертекст понимается прежде всего как диалог, творчество на основе взаимодействия с традицией, уже известным в культуре текстом. Однако всегда в результате интертекстуальной интерпретации происходит расширение семантического пространства текста. Фильм Серебренникова «Изображая жертву» пронизан параллелями с фильмами «Плюмбум или опасная игра» В. Абдрашитова, «Курьер» К. Шахназарова, и, в общем, подхватывает и развивает тему нового молодого героя в современном социокультурном контексте. Однако более существенной оказывается очевидная отсылка к В. Шекспиру с его трагическим гуманизмом и глубиной философского обобщения. Главный герой фильма, Валя, с его страхами перед жизнью и смертью, стремлением ускользнуть от всяческих посягательств на свободу своей личности, предстает одновременно и как характеристика времени, портрет поколения, причем, не одного, а сразу нескольких, и — как свидетель и критик времени, в котором все — сплошная имитация, эрзац, заменитель реальной жизни симулякрами. Современный Гамлет страдает душевными «фантомными болями», прячется, старательно маскируется от внешнего вмешательства и тут же ежесекундно вопрошает: кто я? что я? Наложение на классический сюжет балагана современности, траве-стирование высокой трагедии подчеркивает онтологическую недостоверность и сюрреалистическую абсурдность настоящего.

В свою очередь, фильм И. Вырыпаева «Кислород», смешавший все жанры, нарочито разрушающий границу между документальным и художественным, реальностью и игрой, интимным, сокровенным существованием и Большой историей, про-фанным и сакральным, — фильм-диалог, фильм-вопрошание современного человека, обращенное и к собственной душе, и к другому человеку, и к культуре, и к истории, и, наконец, к Господу Богу, попытка оправдания человеческой правды перед лицом правды Божьей. Это, конечно, прежде всего, взволнованное авторское высказывание, направленное против монотонности восприятия жизни и Слова Божьего. Контекст библейских заповедей становится полем напряженного испытания и осмысления главных человеческих ценностей, таких как любовь, свобода, жизнь, счастье, совесть. Музыка, речитатив, ритм сверхсложного монтажа, экспрессионистская эстетика кадров, переложение на язык кинотехники вербатим -вида театрально-документального представления, — все направлено на создание прово-кативного эффекта восприятия. Визуальновербальный текст завораживает многозначностью ассоциаций, распадается на цитаты.

Микроисторическая тенденция проявляет себя в таких, например, фильмах, как «Тоталитарный роман» Вяч. Сорокина (1998), «Кружовник» А. Ихо (2007), «В Париж» С. Крутина (2009), «Край» А. Учителя (2010), «Жила-была одна баба» С. Смирнова (2011). Современный исследователь С. Зенкин, говоря о сходстве микроистории и филологии, отмечает, что «та и другая обращают историю к проблематике языка, которым обычно ведает филология. Но здесь и кардинальное различие между ними, так как филология, в отличие от микроистории, ориентирована, прежде всего, не на социальную, а на культурную контекстуализацию» [1, с. 365].

В еще большей степени, как мы полагаем, это относится к искусству. Каждый из названных фильмов рассказывает неповторимую и трагическую историю конкретного человека с его индивидуальной судьбой, сопрягая ее с макроисторией. Это история отчаянной и неравной борьбы маленького незаметного человека за свое счастье перед лицом Большой истории. Фильм «Жила-была одна баба» С. Смирнова раскрывает частную жизнь одной женщины и четырех ее мужчин. Главная героиня — неграмотная крестьянка. Антоновское восстание на Тамбовщине показано глазами простой крестьянки и через ее жизнь. Крестьянская Россия уподобляется Граду Китежу, который медленно, но неуклонно уходит под воду. Вообще микроистория как научная методология стремится к изучению ментальности «маленького человека», традиционно теряющегося в истории. Микроисторический анализ предполагает изучение частных явлений, происходящих в жизни отдельных людей, с целью выявления господства представлений и тенденций в обществе в целом. Становление микроистории как отдельной сферы научного исследования связано с современной ситуацией постмодерна в гуманитарных науках. Это истории забытых людей, маргиналов, побежденных. Установка на деидеологизацию, отделение описания от оценки, отказ от предвзятоканонической интерпретации — вот ее принципы. Однако на этом общность ми-кроисторической научной методологии и собственно художественного подхода в современном кино заканчивается. Для микроистории все же устойчивым остается желание остаться в рамках объяснительной, а не понимающей, каузальной, а не герменевтической парадигмы, удержаться от опасности, грозящей многозначностью увлечения смыслом, способного увести доказательную историческую реконструкцию в произвольность художественной интерпретации.

Для ученого-микроисторика граница между словом историка и словом исторического лица непереходима. Микроисторик не слышит диалогических интенций в речи исторических лиц. Микроисторик отказывает культуре в многозначности. Вместо анализа смысла он дает каузальное объяснение того или другого факта. Искусство же вообще и искусство кино, в частности, обращаясь к микроисторической парадигме, опирается прежде всего на экзистенциальный тип диалога, предполагающий не субъектнообъектную, а субъектно-субъектную форму коммуникации, порождающую ситуацию полифонической многозначности. Кино крупным планом разворачивает перед зрительским сознанием непосредственное свидетельство времени, озвучивая и визуализируя переживания людей-участников событий, не отбрасывая как второстепенные, а внимательно и скрупулезно фиксируя, неосо-

знанные моменты, случайные подробности, поскольку именно в них и заключены главные «улики» для исторической реконструкции, в них всегда есть свой собственный, уникальный, индивидуальный, смысл, который история не вправе игнорировать. Таким образом, кино сосредоточено не на учете каузальной обусловленности, но на раскрытии интенциональных смыслов в свидетельствах маленького частного человека. Поскольку история изначально есть история конкретного человека. С точки зрения российского кино, история всегда конкретна, уникальна, личностна.

Противоречия современной культуры не поддаются индуктивному анализу. Необходима дедуктивная методология. Кино задает эту дедукцию само по себе, благодаря своей синтетической структуре, метафоричности, способности к интегрированию интерферентных смыслов и интертекстуальных связей.

Литература

1. Зенкин С. А. Микроистория и филология // Казус индивидуального и уникального в истории / под ред. М. А. Бойцова, И. Н. Данилевского. — М.: Наука, 2007. — С. 365-377. — С. 365.

2. Кристева Ю. Бахтин, слово, диалог и роман // Диалог. Карнавал. Хронотоп. — 1994. — № 4. -С. 40-55. — С. 40.

3. Починина Н. Е. Мифопоэтика в современном кино: автореф. дис. … канд. наук по специальности

24.00.01 — Теория и история культуры. — Томск: ТГУ, 2010. — 30 с. — С. 4.

4. Хренов Н. А. «Новая волна» в российском кинематографе: фильмы А. Звягинцева // Теория искусства и художественное воображение XXI века. — 2011. — № 2 (3). — С. 67-74. — С. 67.

5. Яковлев Л. С. Российское кино в эпоху смены парадигм // Теория искусства и художественное воображение XXI века. — 2011. — № 2 (3). — С. 94-107. — С. 94.

Literatura

1. Zenkin S. A. Mikroistorija i filologija // Kazus individual’nogo i unikal’nogo v istorii / pod red. M. A. Bojcova, I. N. Danilevskogo. — M.: Nauka, 2007. — S. 365-377. — S. 365.

2. Kristeva Ju. Bahtin, slovo, dialog i roman // Dialog. Karnaval. Hronotop. — 1994. — № 4. — S. 40-55. —

S. 40.

3. Pochinina N. E. Mifopojetika v sovremennom kino: avtoref. dis. … kand. nauk po special’nosti

24.00.01 — Teorija i istorija kul’tury. — Tomsk: TGU, 2010. — 30 s. — S. 4.

4. Hrenov N. A. «Novaja volna» v rossijskom kinematografe: fil’my A. Zvjaginceva // Teorija iskusstva i hudozhestvennoe voobrazhenie XXI veka. — 2011. — № 2 (3). — S. 67-74. — S. 67.

5. Jakovlev L. S. Rossijskoe kino v jepohu smeny paradigm // Teorija iskusstva i hudozhestvennoe

voobrazhenie XXI veka. — 2011. — № 2 (3). — S. 94-107. — S. 94.

список картин, которые стоит посмотреть

Российское кино любят ругать, сравнивать с советским и по возможности избегать его совсем.

Егор Беликов

кинокритик и любитель поспорить

Профиль автора

Я хочу показать, насколько самобытными стали отечественные фильмы за последние годы.

В этой подборке много дебютов, мультфильм, короткий метр, документалки, грандиозный арт-проект и целых два фильма Андрея Звягинцева.

Как я провел этим летом, 2010

Кратко: получил статуэтку Берлинского кинофестиваля и доказал миру, что Россия — это не только Тарковский
Режиссер: Алексей Попогребский
Главные роли: Сергей Пускепалис, Григорий Добрыгин

Сюжет. Два полярника, постарше и помладше, несут вахту на научной станции. Один узнает страшную для другого новость и сходит с ума, потому что не в силах ее рассказать.

Что особенного. Это камерная драма, разыгранная всего двумя артистами и снятая в суровых условиях на Чукотке. Режиссер Попогребский пользуется инструментарием того же Андрея Тарковского — длинные поэтичные планы, метафоры вместо сюжетных поворотов — и развенчивает героический образ: работники полярной станции, плакатные персонажи советской пропаганды, оказываются не так идеальны, как принято о них думать.

Неадекватные люди, 2010

Кратко: российская комедия нового формата, отличная от советской и американской
Режиссер: Роман Каримов
Главные роли: Илья Любимов, Ингрид Олеринская, Евгений Цыганов

Сюжет. Уставший от самого себя 30-летний менеджер Виталий пытается начать новую жизнь и по совету знакомого психолога переезжает из Подмосковья в Москву. Там он сталкивается с начальницей-совратительницей и соседкой-нимфеткой.

Что особенного. Советское кино подарило нам много безоговорочно любимых комедий — смешных, но уже засмотренных до дыр. Дебютный полный метр Романа Каримова совсем на них не похож. Это кино разговорное, почти без визуального юмора, не натужно смешное, а снятое с презрительной авторской усмешкой. Быт офисного планктона и его потерянность воспроизводятся в самых неприятных деталях, а сюжет приводит нас к любовной драме в духе набоковской «Лолиты».

Сердца бумеранг, 2011

Кратко: камерная история маленького человека
Режиссер: Николай Хомерики
Главные роли: Александр Яценко, Рената Литвинова

Сюжет. У машиниста метро диагностируют патологию сердца. Шансы, что оно остановится, — 50 на 50. Казалось бы, для героя ничего не изменилось: он мог и раньше умереть в любой момент в результате несчастного случая, но на деле изменилось все.

Что особенного. Камерная черно-белая драма от каннского лауреата Николая Хомерики мало была в прокате и быстро забылась. Судьба фильма «Сердца бумеранг» оказалась соизмерима с судьбой его героя, маленькому и незаметному в масштабах вселенной, для которого главное потрясение в жизни — встреча с гадалкой и женская грудь. Сложно не отождествлять себя с этим совсем не выдающимся, но зато живым человеком.

Елена, 2011

Кратко: самый феминистский и приземленный фильм одного из главных российских режиссеров
Режиссер: Андрей Звягинцев
Главные роли: Надежда Маркина, Андрей Смирнов, Елена Лядова

Сюжет. Пожилая домохозяйка Елена вышла замуж по расчету за богатого бизнесмена Владимира. Но помогать финансово тот не рвется, а затем и вовсе решает отдать наследство дочери от первого брака. Тем временем Елене нужно спасти внука, живущего с родителями в спальном районе, от призыва в армию.

Что особенного. Начиная с «Елены» Андрей Звягинцев, которого на родине считают снимающим на экспорт, резко ушел от метафоричности к суровой реальности. Эта опустошающая драма начинается в гламурной атмосфере элитной квартиры, но затем обращается к узнаваемой эстетике спальных районов. Елена, одна из сильнейших героинь в современной истории российского кино, оказывается в центре настоящей античной трагедии, где воля злого рока пересиливает добрые побуждения.

Рассказы, 2012

Кратко: все, что нужно знать о русском мире за пределами интернета
Режиссер: Михаил Сегал
Главные роли: Андрей Мерзликин, Игорь Угольников, Любовь Аксенова, Владислав Лешкевич (группа «Каста»)

Сюжет. Издательство отказывается публиковать сборник рассказов молодого писателя, аргументируя это тем, что романы продаются лучше. Все, что происходит дальше, — экранизация этого несуществующего сборника.

В одной истории молодая семья планирует свадьбу и на встрече с организатором внезапно обсуждает всю дальнейшую жизнь. Во второй для поиска пропавшей девочки сотрудники полиции используют мистическую связь провинциальной библиотекарши с Пушкиным. А в третьей вся страна, начиная с автомастера и заканчивая президентом, оказывается повязана в коррупционных схемах.

Что особенного. Этот фильм, собранный из коротких историй, не рассыпается на юмористические скетчи, как многие киноальманахи вроде «Елок». Все новеллы, собранные вместе, образуют мощное и злободневное высказывание о кризисе самоидентификации в масштабах не только личности, но и всего народа.

Жить, 2012

Кратко: апофеоз темы смерти в российском кино
Режиссер: Василий Сигарев
Главные роли: Яна Троянова, Алексей Филимонов, Ольга Лапшина, Евгений Сытый

Сюжет. Отдельные новеллы в этом фильме сюжетно связаны только местом действия — промозглой провинциальной Россией. Отец-игроман кончает жизнь самоубийством, его сын тяжело переживает утрату и сходит с ума. Влюбленные едут в церковь на венчание, когда мужчину избивают до смерти в тамбуре электрички. У женщины, страдающей алкоголизмом, отбирают опеку над детьми, и они гибнут в аварии.

Что особенного. «Жить» — из тех фильмов, по которым российскому кино ставят диагноз «снимают одну чернуху». Его и правда тяжело смотреть, но о сложной и некомфортной теме смерти можно говорить только так — без прикрас и ложных надежд.

Горько, 2013

Кратко: навсегда связал в сознании русскую пьянку и хоррор
Режиссер: Жора Крыжовников
Главные роли: Егор Корешков, Юлия Александрова, Александр Паль, Сергей Светлаков

Сюжет. Молодожены решают отгулять две свадьбы в один день: одну с караоке и конкурсами от тамады, другую модную, как в «Инстаграме». К сожалению, приглашенная родня — отчим невесты, работающий в городской администрации, и брат жениха, на днях вышедший из тюрьмы, — рушат все планы.

Что особенного. Жанры ужасов и комедии ближе, чем кажется. Первый, как принято думать, никак не дается отечественным режиссерам. Но «Горько» — не на шутку пугающий фильм, который лишь притворяется комедией. Стилизация под хоум-видео, как в «Ведьме из Блэр», подчеркивает будничность ужаса, с которым сталкиваются герои, а Александр Паль в роли пьяного зека страшнее, чем Пирамидоголовый из «Сайлент Хилла».

Трудно быть богом, 2013

Кратко: фантазия на тему, как выглядел бы мир без культуры
Режиссер: Алексей Герман
Главные роли: Леонид Ярмольник, Юрий Цурило

Сюжет. Ученый с Земли выживает на планете, очень похожей на нашу, но с оговорками: развитие цивилизации остановилось примерно за 700—800 лет до нашего времени, а эпохи Возрождения там и вовсе не случилось.

Что особенного. Поздние фильмы Германа-старшего всегда про строительство грандиозных миров, перегруженных деталями. Кажется, что мы не видим и сотой части всей картины: в кадре кто-то непрерывно кряхтит, сопит, бормочет под нос, чавкает жидкой грязью под ногами, заглядывает в кадр, а потом мгновенно исчезает. Смотреть на это может быть не всегда приятно, но так и задумывал автор, который хотел доказать, что сделать из толпы настоящее общество могут только культура и искусство.

Географ глобус пропил, 2013

Кратко: рассказ о печальной судьбе постсоветской интеллигенции
Режиссер: Александр Велединский
Главные роли: Константин Хабенский, Анфиса Черных, Елена Лядова, Александр Робак

Сюжет. Пермский интеллигент и пьяница Служкин сбегает от безработицы и неурядиц с женой в обычную школу, куда устраивается учителем географии. Во время вылазки на природу с классом героя ждет эмоциональное пробуждение.

Что особенного. Служкин в исполнении Хабенского — карикатура на вечно помятую, ворчливую и аморфную постсоветскую интеллигенцию. Но в «Географе» важнее не подтекст, а его декадентская уютность. Этот фильм словно костер, над которым можно погреть руки вечером.

Мы не можем жить без космоса, 2014

Кратко: трогательный современный мультфильм о дружбе навек
Режиссер: Константин Бронзит

Сюжет. Двое друзей участвуют в программе подготовки космонавтов. Совсем скоро их разлучат: одного выберут для полета, второй навсегда останется дублером.

Что особенного. Этот короткометражный мультфильм Константина Бронзита был номинирован на «Оскар» — узнаваемая айдентика советских покорителей невесомости оказалась понятна и у нас, и среди членов американской киноакадемии. Это мультфильм без единой реплики, который при помощи простейшей визуальной метафоры выбивает почву из-под ног и объясняет, что только во внутреннем космосе все могут быть счастливы и неразлучны.

Комбинат «Надежда», 2014

Кратко: честно и искренне о больном
Режиссер: Наталия Мещанинова
Главные роли: Максим Стоянов, Данил Стеклов, Степан Девонин, Дарья Савельева, Полина Шанина

Сюжет. Норильская молодежь живет мечтами о лучшем завтрашнем дне, но он никогда не наступает. Один мечтает показывать фокусы на корпоративах, другой — накопить на джип, но почти все как один собираются поскорее уехать из загрязненного города за полярным кругом.

Что особенного. Наталья Мещанинова старалась показать безнадегу без всяких прикрас. Для такой задачи Норильск — идеальное место действия, ведь комбинат «Надежда» здесь работает вхолостую, а надежды на лучшую жизнь почти всегда остаются мечтами. Говорить о такой России всерьез можно только нецензурно, поэтому особенно импонирует, что речь героев не прикрашена «киношными» оборотами.

Левиафан, 2014

Кратко: исчерпывающее кино о столкновении человека с высшими силами, а вовсе не о том, что в России плохо жить
Режиссер: Андрей Звягинцев
Главные роли: Алексей Серебряков, Елена Лядова, Владимир Вдовиченков, Роман Мадянов

Сюжет. Привычный уклад жизни угрюмого автослесаря и его жены фатально рушится, когда их интересы сталкиваются с интересами мэра их северного города. И никакой адвокат из Москвы не в силах помочь.

Что особенного. «Левиафан» ругали за то, что он продает западной публике негативный образ страны. Хотя еще в первой сцене скелет грандиозного, явно невозможного животного намекает зрителю на мифологичность сюжета. Этот фильм Звягинцева — вовсе не колонка на злобу дня о том, как плохо живется в поселке Териберка с коррумпированными властями, а притча о мире, который всегда оказывается сильнее одинокого человека.

Рай, 2016

Кратко: не Великая Отечественная война, а Вторая мировая, о которой у нас почти не снимают
Режиссер: Андрей Кончаловский
Главные роли: Юлия Высоцкая, Филипп Дюкен, Якоб Диль

Сюжет. Идет война. Русская княгиня-эмигрантка и участница французского сопротивления, коллаборационист и нацистский офицер рассказывают Богу, как они умерли.

Что особенного. Кончаловский — режиссер-космополит: в СССР его фильмы клали на полку, а в США и Европе давали снимать и показывать кино. Возможно, именно поэтому ему удается снимать по-настоящему интернациональные фильмы с разными точками зрения на сложные темы.

Аритмия, 2017

Кратко: образцовое кино о живых людях и стрессе, разрушающем жизнь
Режиссер: Борис Хлебников
Главные роли: Александр Яценко, Ирина Горбачева

Сюжет. В семье молодых медиков кризис. Им не хватает времени и на любовь, и на развод, и на спасение жизней.

Что особенного. «Аритмия» разрушает традицию бесконечных медицинских сериалов на российском ТВ: оказывается, в таких декорациях можно снимать кино об искренних человеческих чувствах. До боли узнаваемый конфликт молодой семьи возникает не из-за государственных реформ, а просто из-за всепроникающей усталости, нелепостей и мелочей. После этой картины Яценко расхватали по сериалам, а Горбачева превратилась в одну из системообразующих актрис российского кино.

Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов, 2017

Кратко: девяностые никуда не ушли, и мы по-прежнему в них живем
Режиссер: Александр Хант
Главные роли: Алексей Серебряков, Евгений Ткачук

Сюжет. Вчерашний детдомовец хочет съехать от жены с ребенком и жить с любовницей, поэтому ему нужна новая квартира. В это же время из тюрьмы выпускают ненавистного ему отца, который оказывается парализован. Его жилплощадь сын хочет присвоить себе, отправив родителя в богадельню.

Что особенного. «Витька Чеснок» (полное название нарочито длинное, как у Гоголя) — кино, которое сочетает в себе сверхбыстрый ритм и размеренность роуд-муви. По ходу путешествия героев выясняется, что нет никакой разницы между хулиганом из нулевых Витькой Чесноком и бандюганом из 90-х Лехой Штырем. И что без отца каждый мальчик Витя вырастает точно таким же заостренным Штырем, который торчит из любой поверхности и может всех поранить.

Теснота, 2017

Кратко: впервые в российском кино обсуждают наследие чеченских войн
Режиссер: Кантемир Балагов
Главная роль: Дарья Жовнер

Сюжет. Нальчик, 1998 год. Еврейка встречается с кабардинцем вопреки желанию матери выдать ее за «своего». Тем временем младшего брата девушки и его невесту похищают и требуют выкуп.

Что особенного. Сумрачный, жуткий и удивительный дебют Кантемира Балагова поднимает очень тяжелую тему — национальную нетерпимость в реалиях неспокойных 90-х.

Самой эмоциональной оказывается сцена, где герои вслед за музыкальными клипами смотрят реальную съемку того, как чеченские боевики отрезают голову солдату. Балагов показывает мир, в котором подобная съемка могла попасть в видеомагнитофоны гражданских лиц, и мир, в котором оказалось тесно и разным народам в одной республике, и родственникам из разных поколений под одной крышей.

Война Анны, 2018

Кратко: инновация в военном кино, фильм — симулятор выживания
Режиссер: Алексей Федорченко
Главная роль: Марта Козлова

Сюжет. Маленькая девочка Анна чудом спасается от массового расстрела евреев на Украине и остаток войны тайно живет в печке местной школы, где нацисты устроили штаб.

Что особенного. Возможно, это история самого жуткого детства в истории кино. Картина венецианского лауреата Алексея Федорченко начинается с натуралистичной сцены: не говоря ни слова, миниатюрная шестилетняя героиня вылезает из-под трупа матери — та спасла девочку ценой собственной жизни.

Анна дружит со школьной кошкой, ворует еду и подслушивает разговоры военных, которые при первой же встрече ее бы убили. Вся иностранная речь нарочно не переведена — чтобы зритель еще сильнее почувствовал, как жила девочка, которая могла бы учиться в той самой школе, если бы злой рок не нарушил естественный ход вещей.

Хэй, бро! 2018

Кратко: лучший фильм о нынешнем поколении двадцатилетних
Режиссер: Александр Элькан

Сюжет. Два подростка-рэпера катают на скейтах по летней Москве и провоцируют случайных прохожих, а затем решают отправиться в Крым. Как это обычно бывает, поездка становится проверкой дружбы на прочность.

Что особенного. Это невесомое документальное кино о двух бездельниках, изучающих себя и мир вокруг под звуки клауд-рэпа и с радостным блеском в глазах. Без забот о завтрашнем дне, без задач и планов герои увлеченно тратят время впустую, оставаясь при этом абсолютно счастливыми. Их план прост: «Ты, я, подружка, винчик, ромчик и кристаллы». По этому кино можно изучать поколение двадцатилетних.

Лето, 2018

Кратко: увлекательный мюзикл о главном народном таланте страны
Режиссер: Кирилл Серебренников
Главные роли: Роман Билык (группа «Звери»), Тео Ю, Ирина Старшенбаум

Сюжет. В 1981 году лидер группы «Зоопарк» Майк Науменко знакомится с молодым и еще никому не известным Виктором Цоем и быстро понимает, как далеко тот пойдет.

Что особенного. Фильм Серебренникова показывает Цоя в неожиданный период: когда тот еще не стал всенародно известным, а был начинающим лирическим героем своей же песни «Бездельник». При этом «Лето» не перегружено биографическими деталями, а скорее передает ощущение того знойного и расслабленного лета, которое стало переломным для героев. Только в финале режиссер рассказывает о трагических судьбах Науменко и Цоя, которые в 1981 году даже не задумывались, что их ждет впереди.

Дау, 2019

Кратко: кино будущего
Режиссер: Илья Хржановский
Главные роли: Теодор Курентзис, Наталья Бережная, Ольга Шкабарня, Николай Воронов, Максим Марцинкевич

Сюжет. Фильм рассказывает биографию выдуманного физика Дау и личные истории десятка других людей, живущих в закрытом советском институте на протяжении трех десятилетий.

Что особенного. Фильм начинался как биография реального физика Льва Ландау, но быстро перерос в уникальный проект, который снимали три года без сценария и почти без режиссуры. Непрофессиональные актеры (главного героя сыграл дирижер, его коллег-ученых — настоящие физики и математики, дворников — харьковские бездомные) жили в гигантской декорации размером с небольшой город, выдумывали собственные жизни в предложенных обстоятельствах, а их непрерывно снимали.

Режиссер Илья Хржановский отдал этому проекту десять лет жизни, которые ушли на планирование, съемки и работу с материалом. Получилось 700 часов отснятого хронометража, из которых смонтировали 14 полных метров — не только о самом Дау, но и о других «второстепенных» героях. Это и есть кино будущего: не срежиссированное, бесконечно расширяющееся во все стороны — как сериал, который никогда не закончится.

Любите кино?

Подписывайтесь на наш лайфстайл-инстаграм, где мы регулярно пишем про интересные фильмы, новые сериалы и кинопремьеры. Мы уже рассказывали про:

Подписывайтесь на @t_gorod и тренируйте внутреннего кинокритика.

Смотрите ли вы российское кино? — Орская газета

Сегодня, 27 августа, отмечается День российского кино. История отечественной киноиндустрии насчитывает более 100 лет.

Первый показ художественного фильма широкой аудитории в нашей стране состоялся 123 года назад. В копилке отечественного кино за годы существования собрано немало картин, завоевавших мировую любовь и признание. А смотрят ли орчане российское кино?

 

Виктор Свитов, работник скорой помощи:

– Люблю российское кино за близость к нашей культуре. Приоритеты зависят от настроения. Конечно, нравятся фильмы с увлекательным сюжетом. Всегда хочется смотреть что-то глубокое, интересное. Может быть, дело в сценариях? Пронизанные откровенным юмором, сопровождаемые потрясающей музыкой, с интересной актерской игрой, российские фильмы дают возможность задуматься.

 

Татьяна Кольцова, бухгалтер:

– Я предпочитаю зарубежные фильмы. Считаю, что проблема современного российского кинематографа – в отсутствии стоящих режиссеров и актеров, их слишком мало. К тому же даже хорошие актеры часто предпочитают сниматься в сериалах из-за денег, а не в качественном кино. Одним из немногих российских фильмов, которые приятно смотреть, является «В августе 44-го».

 

Нина Сергеева, врач-дерматолог:

– Кому-то может показаться, что я старомодная и вообще отстала от жизни, но я очень люблю российское кино. Конечно, признаю за иностранцами преимущество в качестве съемок, трюков, оптики, режиссерского уровня. Среди западных фильмов у меня есть любимые, но наше кино… Оно трогает. Оно заставляет учащенно биться сердце. Есть любимые фильмы, а есть те, которые хочется пересматривать. И не обязательно они совпадают. Есть фильмы, над которыми я плачу каждый раз, когда смотрю. И это тоже не обязательно шедевры. «Мужики!», например, или «Дом, в котором живу», «Офицеры», «Мачеха» с Дорониной.  Что из современного кино? Фильмы Звягинцева, особенно последний, «Нелюбовь», сериалы «Любка», «Оттепель», «Уходящая натура». Могу пересматривать новый «Экипаж» с Машковым и Козловским.

 

Ренат Мухаметдинов, фрезеровщик:

– Последнее время все чаще пересматриваю советские фильмы – вот это удовольствие! Игра актеров, глубина, сюжет, ритм, музыка, детали, текст, юмор – на этом фоне современное российское кино выглядит бледно. За последние годы не снято ни одной достойной комедии, которую разобрали бы на цитаты, как, например, фильм «Покровские ворота». Ни одного детектива уровня «Места встречи изменить нельзя», ни одного настоящего фильма о любви. Про детские фильмы даже говорить не стоит.

 

Анна Митцева, актриса:

– Мне нравятся глубокие фильмы. Например, картины Звягинцева. Он же не просто снимает, он несет определенную мысль. Раскрученные фильмы не люблю. Хотя всем известный «Дурак» – очень интересный фильм. А комедию Меньшова «Ширли-мырли» просто обожаю. Тут вся Россия в одном месте. И один посыл: «Все люди – братья. Какими бы разными мы ни были, но мы вместе. Да вот в этой, такой смешной стране».

 

Вячеслав Наговорцев, педагог:

– Замечательного нового много. Надо просто понимать, что это не блокбастеры, которые по телевизору рекламируют. У нас совсем другая культура. Не умеют наши делать шоу. Русское кино ближе к европейскому. Назовем это «условным авторским кино», арт-хаусом. Вот тут есть что посмотреть. Балабанов тот же самый, Хлебников, Звягинцев. Кира Муратова, та же Рената Литвинова. В общем, я очень люблю и уважаю русское кино. А боевики и блокбастеры – это совсем не оно.

  

Алексей Богданов, оператор технологических установок:

– Нравятся российские фильмы с участием талантливого и харизматичного актера Павла Прилучного. Это «Рубеж», «На игре», «Геймеры». Люблю сериал «Мажор». Никогда бы не подумал, что отечественный сериал может быть такого качества. Юмор достаточно тонкий, но острый, с сарказмом. Что еще из российского кинематографа? Ну, конечно же, классика – это фильмы «Брат», «Брат 2», сериал «Бригада».

Современное русское кино: 10 фильмов, рекомендуемых Black Maria | Black Maria Кино 🎬

Кадр из фильма «Стиляги», 2008 г.

Кадр из фильма «Стиляги», 2008 г.

Современное отечественное кино яростно критикуется российскими кинозрителями. И не безосновательно! Большая часть российской кинопродукции не только не отражает актуальные для общества темы, но даже с задачей просто повеселить справляется с трудом.

Однако абсолютно несправедливо говорить, что все российское кино плохое.

В рамках челленджа «Русское кино» рекомендуем вам обратить внимание на эти фильмы:

Стиляги. С выхода этой картины уже прошло 12 лет, однако до сих пор ни один российский фильм не имел соизмеримого со «Стилягами» массового успеха у зрителей. Валерию Тодоровскому удалось создать фильм, в котором есть юмор, историческая достоверность, запоминающиеся герои, отличная музыка и многое другое. Долгое время в стране устаивались вечеринки в стиле стиляг — а такое признание и проникновение киномира в мир реальный происходит крайне редко и только с достойными лентами.

Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов. Отличное роуд-муви про отца и сына, которые абсолютно не знают друг друга и в общем-то знать не хотят. Довольно смешной фильм, в котором есть и правда жизни и магические эпизоды в стиле Жака Одиара. Фильм снят по сценарию Алексея Бородачева, у которого даже нет своей страницы в Википедии, хотя из под его талантливого пера вышла еще одна полюбившаяся многим комедия «Жили-были» 2017 г.

Быстрее, чем кролики. Квартет И — это российский Монти Пайтон. Отличная группа артистов регулярно радует зрителей отличными комедийными лентами, в которых они легко и просто поднимают смысложизненные вопросы и остросоциальные вопросы. Просмотра достойны все их фильмы — «День выборов», «О чем говорят мужчины» и конечно же экзистенциальная трагикомедия «Быстрее, чем кролики».

Старец Паисий и я, стоящий вверх ногами. Российское кино тяготеет к философствованию и исследованию вопросов бытия, религии и осмысления цели жизни. Большинство таких лент получаются излишне отвлеченными, затянутыми и злоупотребляют поучениями. Но эта трагикомедия совсем не такая — ее очень легко смотреть, в ней много юмор и много смысла. По стилистике он даже напоминает излюбленную многими комедию о солдатской жизни «ДМБ». Отличный образец русского — во всех смыслах этого слова — фильма.

Нелюбовь. Андрей Звягинцев — главный режиссер современной России. Он создает невероятно талантливое и невероятно актуальное кино. Андрей Звягинцев — гений российского кинематографа, не случайно многие сравнивают его с Андреем Тарковским. Абсолютно все его фильмы обязательны к просмотру: «Возвращение», «Изгнание», «Елена», «Левиафан», «Нелюбовь».

Айка. Пожалуй после Звягинцева самым глубоким отечественным режиссером является Сергей Дворцевой. Он снимает очень мало. На данный момент у него всего два игровых фильма «Тюльпан» и «Айка», до этого он создавал документальные ленты. Сергей Дворцевой — это российский Беннет Миллер и Ричард Линклейтер в одном лице. Его фильмы — это практически документальное отражение реальности, истинное отражение духа переживаемого нами времени.

Дурак. Юрию Быкову удалось собрать вокруг себя огромную армию поклонников. Он является одним из немногих российских кинематографистов, способных упаковывать свои размышления о жизни не в пространные киноизмышления, а в стройные киноистории с четким сюжетом. Его фильм «Дурак» оказался до боли правдивым. Посмотрев эту ленту и сталкиваясь с нелогичностью социального устройства в современной России, вы не раз вспомните главного героя «Дурака» и чем закончилась его попытка изменить ситуацию.

Ван Гоги. Еще один сильный фильм о детско-родительских отношениях с Алексеем Серебряковым в главной роли. Довольно глубокая и интересно сделанная лента, показывающая силу потребности детей получать родительскую любовь. В основе лежит вовсе и не оригинальный сюжет, но это очень достойный фильм.

Довлатов. Фильм Алексея Германа мл. — далеко не идеальный. Но в нем нашли отражение яркие особенности истории России. Подобных биографических зарисовок, отражающих реальную историю людей, живших в ключевые периоды переустройства страны, очень не хватает.

Брестская крепость. Конечно для российского кинематографа Вторая мировая война — одна из главных тем. И запрос зрителей на военное кино на самом деле велик. Но со времен СССР ни один российский фильм не смог увлечь и удовлетворить зрителей страны, продемонстрировать не патриотическую повесть, а рассказать правду жизни. Наверное самыми достойными военными историями за последнее время стали «28 панфиловцев» и «Брестская крепость».

А какие новинки российского кино порадовали ваш глаз? Делитесь в комментариях.

Подписывайтесь на канал. Ставьте лайки )

Фильмы и сериалы жанра «Авторское кино»

прокатный документальный

Режиссер: Сергей Нурмамед

Второй фильм дилогии «Русские грузины. Фильм первый» — «Русские грузины. Фильм второй».

Об оформлении Сталиным русского патриотического подъема в Отечественную войну. Несоветская риторика, награды в честь дореволюционных полководцев, будто царские погоны, замена гимна, восстановление патриаршества, георгиевская ленточка на медали «За победу над Германией». А после войны — сталинский русский стиль, образцом которого стали высотные здания, подарок вождя на 800-летие Москвы.

7.5/2

сериал документальный | 3 серии

Режиссер: Андрей Лошак

О мировом феномене русских хакеров: его зарождении в начале 1990-х и развитии в 2010-х. Об игре в кошки-мышки с властями России и США в эру, которая началась, когда еще никто не знал, что интернет-преступления возможны.

7.5/2

прокатный документальный | 80 мин.

Режиссер: Сергей Дебижев

О главных героях русского рока 80-90-х годов ХХ века — Викторе Цое, Борисе Гребенщикове и Сергее Курехине.

0.0/0

короткометражный анимационный | 11 мин.

Режиссер: Гарри Бардин

О непростых отношениях внутри двора. Через конфликты дети приходят к дружбе и взаимопониманию, созидая свой маленький мир в песочнице.

0.0/0

короткометражный документальный | 12 мин.

Режиссер: Анна Цирлина

«И скрылся я в ущельях гор; и стал бродить, как метеор».

0.0/0

прокатный | 70 мин.

Режиссер: Сергей Кудрявцев

Актёры: Елена Плужникова, Ольга Шалимова, Анастасия Гатилова, Ирина Гавра, Станислав Новиков

Девушка, город, кино, смерть отца, долгий путь на похороны.

прокатный документальный | 86 мин.

Режиссер: Борис Криницын

Фильм состоит из фрагментов игровых фильмов двадцатых годов.

Жизнь страны 1920-х с самых разных сторон: люди работают, едят, пьют, веселятся, страдают, любят.

0.0/0

прокатный документальный

Режиссер: Любовь Аркус

Об актрисе Алле Демидовой, о времени и о борьбе с ним, о титанах, с которыми ее столкнула судьба — Владимире Высоцком и Андрее Тарковском, Юрии Любимове и Анатолии Эфросе, об уроках, которые ей дала жизнь. Икона стиля, непостижимая героиня Ларисы Шепитько и Киры Муратовой, звезда Театра на Таганке Алла Демидова стала лицом эпохи — даже нескольких эпох.

прокатный документальный | 73 мин.

Режиссер: Рома Либеров

Актёры: Андрей Ташков, Максим Суханов, Анатолий Белый, Тимофей Трибунцев, Даниил Щебланов, Галина Тюнина, Кирилл Пирогов, Александр Гагарин, Алина Насибуллина

Жизнь писателя Андрея Платонова, как и героев его великих текстов «Котлован» и «Чевенгур», будто бы полностью сложилась из чудовищных парадоксов эпохи. Будучи ярым коммунистом, Платонов был исключен из партии и слыл врагом СССР, а в 1938-м его 15-летний сын был приговорен к Норильлагу. Молодость он посвятил электрификации и мелиорации, фанатично работая инженером в отдаленных селах, в зрелости он наперекор своему авангардному мышлению пытался быть официозным писателем-патриотом, а в Великую Отечественную на корреспондентской работе оставил здоровье — Платонов прошел всю войну, но вскоре умер, так и не застав ни признания, ни публикации главных сочинений.

7.5/2

прокатный

Режиссер: Вадим Костров

Актёры: Вадим Костров

Позднее уральское лето 2019-го года. У нескольких молодых людей есть только пара дней, чтобы посидеть, перевести дух. Лето заканчивается, а с ним кончается еще один жизненный этап, а дальше.. пугающая неизвестность, именуемая «взрослая жизнь».

прокатный | 78 мин.

Режиссер: Владимир Мирзоев

Актёры: Евгений Цыганов, Евгения Соляных, Яна Троянова, Надежда Игошина, Дарья Емельянова

Фильм основан на новелле «Русская смерть» (реж. — Владимир Мирзоев / 2018).

Надя и Валя, молодые женщины на грани нервного срыва, без веры и надежды на лучшее, сестры, которых по иронии судьбы, осталось лишь две. Смогут ли они вырваться из своего «чеховского» оцепенения и снова начать чувствовать, дышать, жить и любить?

5.5/4

прокатный документальный

Режиссер: Виктор Косаковский

Оригинальное название «Gunda»

Знакомство со свиноматкой Гундой, ее семьей и соседями дает человеку повод задуматься о тайне сознания и ценности жизни тех, с кем он делит эту планету.

7.0/2

прокатный документальный | 52 мин.

Режиссер: Сергей Дебижев

О ситуации с «карантином» в Петербурге и в мире.

0.0/0

короткометражный анимационный | 4 мин.

Режиссер: Анастасия Лисовец

0.0/0

прокатный | 123 мин.

Режиссер: Рената Литвинова

Актёры: Рената Литвинова, Антон Шагин, Софья Эрнст, Галина Тюнина, Светлана Ходченкова, Татьяна Пилецкая, Никита Кукушкин, Манана Тотибадзе, Ульяна Добровская, Максим Суханов, Михаил Гавашели, Кирилл Трубецкой, Василий Горчаков, Мария Бердинских, Римма Коростелева, Амин Хуратов, Хибла Герзмава

Фильм снят по пьесе Ренаты Литвиновой «Северный ветер».

Это было волшебное время, когда царил великий матриархат: женщины влиятельного клана правили на территории Северных полей и жили в ожидании любви. Они были всесильны, и любое их желание исполнялось, но в один миг все изменилось и начался хаос.

5.4/7

прокатный

Режиссер: Алексей Федорченко

Актёры: Илья Белов, Константин Итунин, Алексей Солончев, Евгений Сангаджиев, Сергей Колесов, Антон Макушин, Инга Матис

Рабочее название «Ключи счастья» Фильм снят по мотивам повести Михаила Зощенко «Перед восходом солнца».

1943 год. Алма-Ата. Молодой плодовод-мичуринец возрождает лечебный сорт яблок и расследует странное преступление.

6.5/4

короткометражный | 15 мин.

Режиссер: Алексей Хазов

Актёры: Анна Горлова, Илья Долгих, Никита Недосек, Никита Недосек, Андрей Рогозин, Александр Лавров, Александр Мусонов

Что если бы СССР не распался, а продолжил существовать и как бы он выглядел в реалиях киберпанка?

0.0/0

прокатный | 91 мин.

Режиссер: Евгений Пашкевич

Актёры: Северия Янушаускайте, Леонид Ярмольник, Леонардас Победоносцевас, Кярт Таммярв, Гундарс Аболиньш, Инесе Пуджа, Гатис Гага, Айгарс Апинис, Мерле Пальмисте

Поместье «Фитингофф» расположено в уединенной сельской местности. Его владельцы, супружеская пара Фитингофф, открыли пансионат особого профиля. Для привлечения зарубежных постояльцев в номерах замка, в старом парке с прудом воссоздан материальный мир и атмосфера 30-х годов прошлого века. По правилам заведения здесь запрещено пользоваться современными средствами связи, и гости, хотя бы на время пребывания в пансионате, могут стать недосягаемыми для внешнего мира, «исчезнуть из эфира» своих повседневных отношений и обязанностей. Но над всем властвует природа: трехнедельный зной и сопутствующая ему духота угнетающе подействовали на людей, и все они оказались на грани легкого помешательства.

короткометражный анимационный | 15 мин.

Режиссер: Леонид Шмельков

У успешного модного фотографа вдруг все пошло не так. У него перестают получаться нормальные фотопортреты. Вместо людей у него теперь получаются одни огурцы. Это рушит его карьеру. Он впадает в депрессию, ищет помощи у врачей и психологов. Но толком ничего не помогает. В его жизни все больше и больше огурцов и все меньше и меньше смысла.

0.0/0

прокатный документальный | 126 мин.

Режиссер: Сергей Нурмамед

Актёры: Леонид Парфёнов

Первый фильм дилогии «Русские грузины. Фильм первый» — «Русские грузины. Фильм второй».

Об исторической роли грузин в российской, а позже — советской политике, культуре и науке. О Багратионе и Шеварднадзе, Пиросмани и Данелии, Баланчине и Андроникове.

7.5/2

Топ-11 современных российских фильмов, обязательных к просмотру

В последние годы российская кинематография захлестнула международную киносцену необузданной энергией и новаторскими способностями киноиндустрии. От художественных фильмов и независимых документальных фильмов до мейнстримных блокбастеров — прекрасно снятые современные шедевры дают захватывающее представление о состоянии современного российского государства и сути его культуры. Становится все более очевидным, что российское кино — это выдающаяся сила, с которой нельзя считаться.

Никита Михалков снял этот фильм, в котором он также играет офицера Красной Армии Сергея Котова, главу элитной семьи во времена сталинской России. Утомленные солнцем Серия начинается с идиллии революционера в сельской местности, где генерал проводит ленивое лето со своей молодой семьей, вдали от ужасающей борьбы и чисток того времени. Неудивительно, что в 1994 году фильм получил премию «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке.Этот фильм, который во многом считается прорывом в российском кинематографе, раскрывает жестокую реальность нации после распада Советского Союза и беззаконие подпольных преступных движений, охвативших огромную страну. Чтобы получить представление о сырой и песчаной реальности преступного мира Санкт-Петербурга, это обязательно нужно увидеть.

Показан на Каннском кинофестивале 1999 года. Фильм «Сибирский цирюльник» — совместный проект режиссера Никиты Михалкова и Мишеля Сейду.Действие происходит на фоне царской России, история следует воспоминаниям о путешествии американки в Москву. В конечном счете, это великая костюмированная драма о трагедии романтики и детерминации человеческого состояния вопреки индивидуальным проступкам и свирепости окружающего сибирского пейзажа.

Русский Ковчег — самый амбициозный проект Александра Сокурова на сегодняшний день. Историческая драма, снятая исключительно в Зимнем дворце в Санкт-Петербурге, сумела сжать три века истории в один непрерывный 96-минутный кадр.« Русский Ковчег », сочетающий в себе опыт музейного тура, знакомство с историей России и богатство национального исполнительского искусства, является выдающимся кинематографическим достижением.

В отдаленной пустыне современной России два молодых брата отправляются в путешествие со своим отцом. В течение многих лет мальчики знали его только по единственной фотографии, которая была у их матери, и когда он снова появляется после 12-летнего отсутствия, они вместе отправляются на рыбалку с катастрофическими последствиями.Глубоко тревожный и захватывающий в равной мере, этот психологический триллер представляет собой лучшее из современного российского кинематографа Андрея Звягинцева.

Фантастический триллер, действие которого происходит в современной Москве, «Ночной дозор » исследует границы тьмы и света на фоне потрясающих визуальных эффектов компьютерной графики. Действие фильма ужасов Тимура Бекмамбетова происходит на городских улочках, заброшенных складах и песчаных станциях метро, ​​где оживают вампиры, подменыши и городские герои.В конечном счете, впечатления от просмотра гарантируют, что зрители останутся в напряжении, пытаясь понять смысл головоломки, разворачивающейся перед их глазами.

«Остров » закрыл Венецианский кинофестиваль 2006 года эффектным изображением небольшого русского православного монастыря в глубинах сельской местности Северной России на берегу Белого моря. Этот шедевр смиренно фокусируется на духовном развитии отца Анатолия и описывает его странное поведение, которое не только пугает окружающих, но и пробуждает веру в то, что он обладает способностью исцелять и предсказывать будущее.

Как я провел это лето рассказывает о полярной станции на пустынном острове в Северном Ледовитом океане, где молодой стажер по имени Павел проводит лето вместе с Сергеем, сварливым профессиональным метеорологом. Один из самых интригующих фильмов последних двух десятилетий, фильм Алексея Попогребского был по праву номинирован на «Золотого медведя» 60-го Берлинского международного кинофестиваля.

Научно-фантастический фильм Алексея Германа « Трудно быть богом », премьера которого состоялась посмертно на Римском кинофестивале 2013 года, изображает средневековую нацию в открытом космосе.Проект, который создавался более 30 лет, это фильм, не похожий ни на один другой — визуально плотная и тематически брутальная, эта легендарная картина в полной мере демонстрирует уникальный метод повествования Германа. В статье поднимаются вопросы универсальной иерархии и основная дилемма: что бы вы сделали на месте Бога?

Фильм Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона» — один из самых запоминающихся фильмов 2014 года. те, кто живет так отрезано от мейнстрима России 21-го века.Одно из самых эфемерных дополнений к современному российскому кинематографу, картина Кончаловского определенно заслуживает вашего внимания.

Фильм Андрея Звягинцева 2014 года « Левиафан » получил признание как критиков, так и публики, получив премию «Золотой глобус» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» и номинацию на премию «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке.

10 главных фильмов движения «Новое русское кино»

Искусство – это не какой-то ориентир для понимания.Это вещь в себе ». – Андрей Звягинцев

В то время как многие фильмы ранних периодов истории российского кинематографа использовались государством в качестве инструментов пропаганды, современные российские фильмы вышли за пределы ограничений своих предшественников и взяли на себя подрывные обязанности искусства. Возникнув в 1990-х годах после распада СССР, «Новое российское кино» стало свидетелем развития молодых кинематографистов, которые были достаточно смелыми, чтобы пойти на необходимый риск.

Для некоторого контекста читатели должны проверить нашу предыдущую статью об истории российского кино в советское время.Современные российские кинематографисты стоят на плечах таких гигантов, как Эйзенштейн и Тарковский, но им удалось найти собственное художественное видение, превратив кинематографическую среду в волшебную площадку для авангардных экспериментов.

Один из видных деятелей движения «Новое российское кино» Андрей Звягинцев сказал: «Государство не хочет помнить, что роль художника — быть в оппозиции», — говорит он. «Иначе как люди у власти увидят свое истинное лицо.В древние времена у королей каждый день при дворе были клоуны и шуты. С одной стороны, они должны были развлекать короля».

Он добавил: «Но с другой стороны, они были единственными людьми, которые могли сказать ему правду. Умный, мудрый король знает, что нужны шуты. Глупый, неуверенный в себе король этого не делает. Вы спрашиваете меня, диссидент ли я. Когда на самом деле, я думаю, я больше похож на клоуна».

В рамках нашего еженедельного обзора мирового кинематографа мы рассматриваем 10 основных фильмов движения «Новое российское кино», чтобы понять, как этот вид искусства развивался в стране со времен советских постановок.

10 главных фильмов движения «Новое русское кино»:

Утомленные солнцем (Никита Михалков – 1994)

Чрезвычайно сильный фильм о сталинском режиме конца 1930-х годов, Утомленные солнцем рассказывает историю старшего офицера Красной Армии и трагедий, которые он пережил во время красного террора. Фильм имел бешеный успех, получив Гран-при в Каннах, а также премию Оскар за лучший фильм на иностранном языке.

Кинорежиссер объяснил: «Да, они все живут под «выжженным солнцем», потому что они уничтожили все солнца, которые освещали страну на протяжении тысячелетий. До русской революции Бог представлял собой закон, единственный закон, который принимали русские, и казалось, что они следовали только тем законам, которые написаны людьми веры. После революции большевики поняли, как использовать эту религиозную бдительность русского народа. Они поняли, что могут заменить монархию и церковь властью, воплощенной в культе одного человека, Сталина.

Добавление: «Сергей Петрович Котов, полковник Красной Армии и герой революции, в фильме не излучает образ человека, которого можно было бы обвинить в измене Родине. Когда политическая полиция Сталина, НКВД, прибывает, чтобы арестовать его, Сергей остается очень спокойным, ожидая, что все уладится простым телефонным звонком в Кремль. Но когда арестовывающие офицеры начинают буйствовать, Сергей понимает. Это не трагедия виновного человека, а трагедия человека, ослепленного солнцем».

Брат (Алексей Балабанов – 1997 г.р.)

В фантастической криминальной драме Алексея Балабанова 1997 года в стиле нео-нуар главную роль играет Сергей Бодров-младший, молодой человек, который возвращается с военной службы только для того, чтобы оказаться втянутым в темные дела петербургской полиции.Подземный мир Петербурга. Фильм Brother , снятый за 31 день с бюджетом примерно в 10 000 долларов, стал культовой классикой в ​​стране, а его успех породил продолжение в 2000 году.

«Я снимаю разные фильмы, потому что людям нравятся разные фильмы, — сказал Балабанов. «Насилие — большая часть жизни в нашей стране, особенно в 90-е годы. Посмотрите сейчас российские сериалы, все каналы показывают жестокие криминальные саги, много передач про убийства, маньяков, криминальный раздел бизнеса.Я не выдумываю, я показываю портрет времени таким, каким я его вижу».

Мать и сын (Александр Сокуров – 1997 г.р.) «

» Поэтический фильм Сокурова о больной матери и ее маленьком сыне — блестящий пример человеческого состояния. Известный своей новаторской кинематографией, Mother and Son искажает изображения, которые он представляет, снимая через окрашенные стеклянные панели, зеркала и специальные линзы.

Сокуров прокомментировал: «Я не думаю, что в кино есть большие личности.Нет. Традиция слишком молода. У нас мало людей для сравнения. Мы можем сравнить кино как искусство с врачом, который пытается изучить миллионы проблем со здоровьем людей, не зная, как им помочь. Каждый врач делает открытие, а потом провозглашает свой метод уникальным и лучшим, помогающим людям, но болезнь или проблема продолжаются».

Хрусталев, моя тачка! (Герман Алексей – 1998 г.р.)

Действие комедии-драмы Алексея Германа, действие которой происходит весной 1953 года в Москве, рисует карнавальную картину событий советской эпохи.За свою работу он удостоился сравнения с великим Федерико Феллини и получил призы за лучший фильм и лучшую режиссуру на премии Российской гильдии кинокритиков.

На вопрос, о современной ли это России, Герман ответил: «Конечно, может быть, сейчас все проще — тебя просто расстреляют… Художник — канарейка в шахте. Если бы Брежнев читал Редьярда Киплинга, он бы никогда не поехал в Афганистан. Мы не очень хотели изображать 1953 год, мы хотели показать, что из себя представляют русские.”

Возвращение (Андрей Звягинцев – 2003)

Трогательное исследование значения семьи и мужественности, Возвращение — это зловещая история двух братьев, чей отец возвращается домой через 12 лет только для того, чтобы подвергнуть их чему-то таинственному. Он получил несколько наград и номинаций, в том числе место в опросе критиков BBC о лучших фильмах 21 века.

Режиссер рассказал: «Вдохновением послужил сценарий.Мы с продюсером Дмитрием Лесневским решили снять полнометражный фильм, и мы прочитали много сценариев примерно за полгода. Это был единственный сценарий, который нас действительно тронул. Но не сразу — очень сильное ощущение, что это не просто занимательная история о путешествии, а что-то гораздо большее, появилось, наверное, через полгода после того, как я впервые прочитал ее».

Пыль (Сергей Лобан – 2005)

Минималистичный шедевр, созданный при относительно ничтожном бюджете в 3000 долларов, Dust существует на пересечении научной фантастики, экзистенциализма и магического реализма.Он фокусирует свои расследования на главном герое, который участвует в секретном эксперименте, в ходе которого машина обманом заставляет его поверить в то, что его самые смелые мечты сбылись.

Сергей Лобан сказал о тематической направленности фильма: «Пыль — это суета, в которую погружены люди. Пыль — распространенное заблуждение, засорение головок. Пылинки – это образ, через который этих людей воспринимает ученый, который, как кажется, больше других знает о механизмах мироздания.”

Silent Souls (Алексей Федорченко — 2010)

Основанный на новелле Дениса Осокина 2008 года, Безмолвные души — это размышление о ритуалах жизни и бегстве от смерти. Фильм номинировали на «Золотого льва», а фильм Федорченко сравнивали с произведениями Тарковского. Silent Souls получил награду за лучший сценарий на Asia Pacific Screen Awards.

«Я не думаю, что пророк имеет какое-то отношение к роду занятий человека», — сказал Федорченко.«Кинорежиссеры могут быть как пророками, так и мастерами, хорошо или плохо выполняющими свою работу. Эта работа похожа на многие другие. Единственное, что их отличает, это то, что у каждого фильма есть своя аудитория со своим мнением. Но действительно очень сложно разобраться, пророки создатели фильма или нет. Что касается меня, то я не могу судить по себе».

Как я провел это лето (Алексей Попогребский — 2010)

Интересный взгляд на влияние изоляции на отдельных людей. Как я провел это лето — это психологическая драма, рассказывающая об уникальном случае двух мужчин, живущих на отдаленном острове, которые перестают доверять друг другу.Фильм был воспринят как аллегория современной России и разногласий, присутствующих в ее гражданах.

Режиссер уточнил: «Для меня самой захватывающей частью были не болезни или люди, сходящие с ума, а когда совершенно «ненормальный» или «экстремальный» опыт становится рутиной, это что-то очень человеческое и очень интенсивное. В книгах, которые мне больше всего понравились, например, рассказ Фритьофа Нансена о его экспедициях, есть подробности повседневной жизни, распорядок дня, они там годами, часто в темноте, и вот что так увлекательно, что люди — это животные, которые может приспособиться ко всему, на самом деле.

Гостиная (Василий Сигарев – 2012) «

Жизнь » — это кинематографический тезис Сигарева о смерти, в котором он исследует процесс скорби и проводит философское исследование того, насколько человеческое состояние изначально жестоко. Один из самых мрачных фильмов движения «Новое русское кино», « Живые » получил несколько наград и прославил Сигарева.

Сигарев сказал: «Есть некая «официальная» тема: отношение к смерти в обществе однородно, особенно в кино.То есть, когда показывают смерть, это всегда так просто, и никто не обращает на это внимания. То есть человека убивают, но через пять минут зритель ничего об этом не помнит. И мы хотели показать, так сказать, «величие» смерти, и тем самым показать величие жизни, потому что жизнь — это огромное сокровище».

Под электрическими облаками ( Алексей Герман мл. – 2015)

Урок возвышенной кинематографии, Под электрическими облаками — это амбициозный проект, в котором делается попытка передать атмосферу места посредством разрозненных повествований.Фильм получил Серебряного медведя на Берлинском кинофестивале за выдающееся визуальное повествование, построение видения России ближайшего будущего, пронизанного символикой и подтекстовыми комментариями.

«Мы живем в больших городах, но почему-то делаем вид, что их не существует», — сказал Герман-младший The Calvert Journal . «По какой-то причине мы изолируем часть своей жизни от коннотаций реальности. Есть определенные ситуации, которые существуют в рамках определенной жизни в Москве, с клубами и девушками в блестящих вечерних платьях — эта жизнь поддается эстетизации, но этого никто не замечал.

Современное российское кино: эстетизация антиутопии

Автор: Дмитрий Паранюшкин (20 июля 2015 г.)

После начала 2000-х и появления таких великих фильмов, как «Русская арка» и «Возвращение», российский кинематограф как бы вернулся в зону комфорта и начал тиражировать голливудские блокбастеры.

Затем что-то произошло. Возможно, это был тревожный сигнал, связанный с недавними политическими событиями, а может быть, это было только начало новой итерации. Тем не менее, за последние годы в России вышло несколько фильмов, получивших признание критиков. Что отличает их от остальных, так это крайне критическая позиция по отношению к текущей политической ситуации. Снятые в поистине антиутопическом ключе, они почти эстетизируют мрачное настоящее и будущее. Будь то защитный механизм («мы все умрем, так давайте хотя бы сделаем это красиво») или ловкая жертва российского финансирования и кассовых сборов ради международного рынка, эти работы, тем не менее, служат очень важная функция.Они выносят на поверхность и в публичный дискурс все те скрытые противоречия, которые пронизывают сегодня российское общество. И даже если полученный результат безнадежен, он может быть намного эффективнее стандартного анестезиологического подхода «счастливого конца», который значительно затрудняет движение людей и фактически что-то делает.


 
Одним из ярких примеров этой новой волны является фильм Андрея Звягинцева под названием Левиафан  (2014). Звягинцев уже известен своим прекрасным фильмом «Возвращение», но с «Левиафаном» он вышел на политическую территорию менее метафоричным и более прямым.Показывая борьбу человека и государства, история Левиафана имеет множество аллюзий на путинскую Россию. Однако интересен тот факт, что сценарий фильма основан на реальной истории из Техаса, где местный фермер пытался бороться с властями, которые хотели отобрать у него землю. Таким образом, история Левиафана имеет влияние за пределами России, несмотря на то, что она получила наибольшее признание критиков в атмосфере антипутинской риторики во время украинской войны.


Другой пример — « Под электрическими облаками » (2015) режиссера Алексея Германа.Действие «Под электрическими облаками», действие которого происходит в 2017 году, ровно через 100 лет после русской революции, представляет собой антиутопическое видение будущего, лишенного прежнего задора и энергии, будущего, которое уходит из ниоткуда в никуда, пытаясь найти свое место в между.
 

 


 

Комментарии, вопросы, отзывы?

Если у вас есть вопрос, задайте его на форуме Way to Russia или в твиттере @waytorussia.

Для комментариев и отзывов об этой статье используйте форму ниже.

 

 

 

Лучшие книги о российском кино

В вашем обзоре российского кино первым вы выбрали Джея Лейду, автора книги « Кино: история русского и советского кино». Кем была Джей Лейда?

Лейда был молодым американским киноэнтузиастом, которого, вдохновленный примером русского кино, посетила необычная идея: он поедет в Москву и сядет у ног величайшего в мире кинорежиссера и теоретика Эйзенштейна. Он был не единственным человеком, у которого была такая идея — знаменитый Сэмюэл Беккет думал точно так же и писал Эйзенштейну, но так и не получил ответа. Лейда получила ответ и в начале 30-х пошла учиться к Эйзенштейну во ВГИК, киношколу.

Он был стажером на Бежинском лугу Эйзенштейна и сделал необычайную галерею фотографий со съемок этого фильма, которые сейчас совершенно необходимы, потому что фильм был утерян: цензурирован, запрещен, отложен на полку, а затем случайно уничтожен во время войны . Так что Лейда знал советское кино изнутри, и решил в 50-е годы, что напишет о нем достойную историю.

«Сэмюэл Беккет написал Эйзенштейну, но так и не получил ответа».

Я думаю, что самое замечательное в этой книге то, что, хотя она была написана в разгар холодной войны, в ней удается невероятно сочувствовать различным аспектам раннего русского кино.Верно, что Лейда политически и по темпераменту весьма симпатизировала Советскому Союзу, но это никоим образом не работа апологета — это работа дружественного наблюдателя. Это больше касается искусства, чем политики.

Я впервые прочитал эту книгу в середине 60-х, и она стала для меня настоящей библией — это действительно была одна из тех книг, которые формируют вашу жизнь. Прочитал с большим энтузиазмом, но многого тогда не понял. Я не обращал внимания на начало — там рассказывается о дореволюционном русском кино — просто окунулся в 20-е.Но «Кино» годами был единственным источником информации о дореволюционном периоде, пока мы, наконец, не увидели эти фильмы в конце 1980-х.

Есть отрезок, который Лейда назвала «годами свидетелей»; в этом есть совершенно другой темп, когда он на самом деле говорит о вещах, которые он видел, и огромное чувство волнения. Он очень скрупулезно относится к тому, что он видел и чего не видел, и совершенно не пытается скрыть то, что он получает из вторичных источников. Это также позволяет высказаться его собственным мнениям — это, конечно, красиво написано, но его изощренность заключается в том, чтобы прояснить, где он стоит по отношению к материалу, который он мог и не мог понять.Очень немногие истории делают это: они сглаживают вещи.

Конечно, у него есть слабые места и слабости, но в этом его очарование и честность. Я считаю, что это абсолютная модель. Это одна из тех книг, а их всего несколько, когда вы возвращаетесь к ней — я возвращаюсь к ней уже несколько десятилетий — вы всегда находите в ней разные вещи. Они всегда были там, но вы никогда не замечали их. их: и это, я думаю, признак действительно великой книги.

Эта книга открыла вам глаза на русское кино?

О, совсем! Это был абсолютный vade mecum: без него нельзя было ориентироваться в советском кино.И если вы были одним из тех, кто вырос с этим, то это сформировало ваше мировоззрение, но это то, насколько сильно он был отмечен книгой.

Следующая в вашем списке — книга Юрия Цивиана « Раннее кино в России и его культурная рецепция».

У Цивиана возникла идея попытаться реконструировать историю раннего русского кино — то, чем не занимался Ледя и что презирал весь советский авангард, — и подойти к ней через глубоко контекстуальную историю.Это революционная книга. Это первая крупная книга по киноведению, в которой речь идет не о фильмах как таковых, а об опыте похода в кино. Почему люди идут в кино? Как они относятся к поездке? Что с ними происходит в кинотеатре? О чем они говорят? Там даже есть глава о том, что в кино что-то идет не так, и это, на мой взгляд, самая оригинальная идея: что случилось, когда фильм порвался?

Какие ответы он предлагает на эти вопросы?

Я думаю, что Цивиан показывает, что из-за ситуации в России в то время, когда появилось кино, реакция была немного иной, чем где-либо еще.Не было автоматического предположения, что кино предназначено только для oik: интеллигенция и новые богачи также были очарованы им. Например, дочь сибирского золототорговца открыла пару кинотеатров специально для высших слоев общества. Один назывался «Как в Париже», с отдельными ложами.

«Не было автоматического предположения, что кино было только для oiks: интеллигенция и новые богачи также были очарованы им».

И хотя просмотры рабочего класса не фиксируются, у вас есть ряд качественных откликов на кино, которое показывает, что в России оно как бы шло сверху вниз.Есть замечательная глава о росте фойе и о том, насколько важным оно стало как место для встреч с друзьями.

Значит, кино в России было светским событием, вроде художественного салона, где обсуждались ваши отклики на спектакль?

Точно. Не сказать, чтобы это был весь ответ, но дело было в том, что были некоторые весьма характерные русские черты, и в отличие от Британии и других стран, где кино было для «извозной торговли», в России, казалось бы, средний класс и богатых это очень привлекало.

Это выдающаяся книга о феноменологии кинематографа. Он пользуется невероятно разнообразными источниками: поэтов, журналистов, писателей всех мастей обыскивают, чтобы получить маленькие отступления. Он рассказывает об открытке, посланной кому-то Александром Блоком, в которой говорилось: «Я шел к вам вчера, но попал в засаду у кинотеатра в конце улицы» — фантастика! Потому что это один из величайших документов о том, как кино захватывало людей и просто привлекало их.

Действительно очень советская книга, с очень кривым отношением к теории.И это приводит вас к абсолютному отличию русского кино — тому факту, что раннее русское кино действительно было другим социальным и художественным опытом. Даже «» чувствовал, что «» отличается от западного кино, поэтому они не очень-то смешивались. Я думаю, что это замечательная книга. Я регулярно призываю ее прочитать людей, которые вообще не интересуются ранним русским кино, потому что она дает им инструменты для понимания кино так, как ничто другое из того, что я знаю, не дает.

Расскажите мне о биографии Эйзенштейна Булгаковой.

Особая проблема с жизнью Эйзенштейна заключается в том, что он уже так много сказал о ней. Он полностью доминировал над всеми подходами к своей жизни и представил лучший, самый привлекательный и соблазнительный рассказ о ней, какой только можно вообразить, — все эти замечательные главы и фразы в том, что он называл своими «безнравственными мемуарами».

Булгакова пошла в архив и получила доступ к дневникам, которые никогда не публиковались и не были широко доступны. Она использовала огромное количество материала, чтобы дать своего рода корректирующий взгляд на Эйзенштейна, и результат был экстраординарным — потому что он просто возвращает вас к материальности, повседневности того, на что была похожа жизнь.Один из замечательных моментов в книге: как Эйзенштейн узнал о Фрейде? Ну, узнал он об этом, прочитав Леонардо (довольно много Фрейда имелось в русском переводе) в 1918 году в трамвае. Он так обрадовался чтению, что пролил на себя целую бутылку молока. Этот чудесный фрейдистский момент!

«Эйзенштейновский» момент.

Момент всего – как что-то из «Доктора Живаго». Но Эйзенштейн продолжал читать — он прочитал все в этом путешествии.И он пошел и прочитал все, что мог, до того, как в 1924 году Фрейда запретили. Был период, когда Фрейд был именно тем, что вы бы прочитали, если бы были увлеченным молодым последователем Революции. Люди забыли это.

Зачем увлеченному молодому советскому человеку читать Фрейда?

Сочинения Фрейда, я думаю, перекликались с тем, что интересовало людей в России: эта забавная смесь вполне научного физиологического интереса, связанного с метафизикой Фрейда.

Это апеллировало к мистической природе россиян?

Точно.Но тогда, конечно, имело место подавление психоанализа. Я думаю, что неврологический институт был преобразован или закрыт в 1924 году, и примерно с тех пор он становится запретной темой. К 1928 году это был очень запретный предмет и считался очень буржуазной наукой и частью буржуазного интеллектуального терроризма.

И, наверное, подозрительно еврейский?

Да, и это тоже. Так что снова и снова книга Булгаковой переносит вас к обстоятельствам жизни Эйзенштейна. Вы заканчиваете чтение с фантастически обновленным чувством: как он упаковал так много? Вы видите, как это было трудно, но также и то, какой у него был аппетит к новым впечатлениям.

Булгаковой понадобилось переориентировать все видение Эйзенштейна. Это чрезвычайно важная книга.

А книга Цивиана «Иван Грозный»?

Что интересно, об этом фильме написана целая полка книг, но подход Цивиана сильно отличается от любого другого: потому что то, что он делает, так это тесно связывает это с внутренней жизнью Эйзенштейна. Он позиционирует фильм как решение нерешенных психологических проблем Эйзенштейна.

Он не игнорирует историческую фреску, которой был Иван IV, или его отношение к ходу русской истории, но много внимания уделяет тому, как Эйзенштейн переформулирует имеющийся материал об Иване и превратит его в нечто вроде психоанализа. -автобиография.

Получить еженедельный информационный бюллетень Five Books

Очень фрейдистский фильм?

Это полностью фрейдистский фильм. То, как ему удалось избежать наказания за это в разгар сталинизма, довольно примечательно, хотя он заплатил цену, и фильм не показывали до 57 лет, после его смерти.Но, например, воспоминание во второй части о запуганном мальчике, которого утаскивают с матерью, — это Эйзенштейн, перерабатывающий травматические переживания собственного детства, где на самом деле он — наоборот — был вынужден жить со своим отцом, когда его родители развелись. Это ужасно личное: этот образ запуганного маленького мальчика — один из самых обнаженных фрагментов изображения и трансформации вашей собственной травмы, которые любой режиссер показывал на экране.

Цивиан хорош в этом, и очень-очень хорош в прочтении деталей фильма с истинно искусствоведческой точки зрения — он действительно погружает вас в суть моментов, в которых Эйзенштейн превращает то, что могло бы быть очень пустым монументальным фильмом, в глубоко личный.Это во многом связано с техникой и с тем, как Эйзенштейн лично руководил детальным построением фильма: будучи собственным сценаристом, художественным руководителем и редактором. Это действительно удивительно автографический фильм, и Цивиан очень хорошо передает вам это ощущение.

И Туровская на Тарковский: Кино как поэзия ?

Майя Туровская была ровесницей Тарковского во ВГИКе, и она из того поколения (а мы знаем, насколько важными были поколения в России), которые прошли через оттепель, а потом вышли как раз в тот момент, когда можно было делать новое, до репрессий.Это действительно книга о поэтике кино Тарковского, о том, что повлияло на него и что его формирует.

У нее есть любимый фильм?

Я думаю, что стоит сосредоточиться на «Зеркале», потому что это такой сложный, многослойный фильм, уходящий в запретные области российского опыта. И тот факт, что она из того же поколения, означал, что она могла оценить это точно так же. Она говорит: «Это было похоже на кульминацию всей предыдущей работы Тарковского. Оно осуществилось глубоко внутри него и возникло из кульминации и катарсиса всех этих мотивов.Так что она просто подтверждает это довольно красноречиво, но также и страстно.

Как вы думаете, тот факт, что это его самый намеренно экспериментальный фильм, находит отклик у нее?

Да, я думаю, это абсолютно верно. Что она говорит: да, это ужасно укоренено в его личном, его семейном опыте, а также в опыте поколения, пережившего те события. Но она также говорит, что это всегда касается универсальных проблем, которые стоят за ними.Туровская безмерно сочувствует тому, что пытается сделать Тарковский. Она не обязательно думает, что он такой великий, каким его считают люди — это не возводит его на пьедестал, но на самом деле пытается говорить о нем как о режиссере, который отчасти стал продуктом определенного уникального культурного момента в Россия. У него была большая свобода и возможности, о которых, я думаю, люди всегда забывают, создать такое вызывающе художественное кино, какое он хотел.

Был период, когда все, что люди могли сказать на Западе, было: этот бедный преследуемый человек, который боролся несмотря ни на что и т. д. – вздор! Он не сталкивался с проблемами, с которыми сталкиваются многие западные режиссеры, пытающиеся реализовать свое видение.Туровская все это понимает и помогает понять Тарковского с русской точки зрения. В основном о том, как его видит российский интеллигент, и я думаю, что это уникально. Никто другой так не писал о Тарковском: ее книга — своего рода необходимый компаньон. Она начала писать ее, когда Тарковский уехал в ссылку, а закончила в первый прилив перестройки. На самом деле последняя глава была написана как раз тогда, когда можно было снова говорить о Тарковском и о фильмах, которые он снял в изгнании, и это делает книгу очень захватывающей.

Five Books стремится постоянно обновлять свои книжные рекомендации и интервью. Если вы даете интервью и хотели бы обновить свой выбор книг (или хотя бы просто то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу editor@fivebooks.com

.

Интервью Five Books обходятся дорого.Если вам понравилось это интервью, пожалуйста, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

Фестиваль российского кино 2021: 10 современных российских фильмов для просмотра онлайн

Десять современных российских фильмов появились на BFI Player сегодня в рамках первого британского выпуска Российского кинофестиваля, который пройдет с 12 ноября по 10 декабря.

Фестиваль российского кино (РКИ) стартовал в 2020 году и уже успешно прошел в 16 странах, собрав более 200 000 зрителей.Его организует РОСКИНО, государственная организация, представляющая российскую индустрию аудиовизуального контента на международном уровне, при поддержке Министерства культуры Российской Федерации и Российского фонда кино.

Десять известных современных российских фильмов разных жанров можно будет посмотреть по подписке BFI Player с английскими субтитрами. Новые клиенты могут насладиться фильмами фестиваля в рамках расширенной бесплатной пробной подписки, используя код ваучера RFF21.

В подборку для RFF UK вошли:

Маша

Эту криминальную драму и дебютный полнометражный фильм Анастасии Пальчиковой продюсировали создатели успешного сериала «На озеро» (топ-10 на Netflix в более чем 60 странах).В нем рассказывается история о Маше, чей мир неожиданно рушится, когда она узнает криминальную правду о своих друзьях. В 2021 году права на распространение фильма приобрела компания HBO.

Совесть

Действие криминальной драмы режиссера Алексея Козлова «Совесть» происходит в неспокойное начало 1920-х годов, во время политического кризиса в России. Главный герой расследует смерть своего брата и оказывается вовлеченным в гораздо более масштабные полицейские тайны. Фильм получил три награды на 24-м Шанхайском международном кинофестивале.

Блокадный дневник

Андрей Зайцев получил награду за лучшую режиссуру 11-го Пекинского кинофестиваля за эту военную драму. Сюжет, воплощенный в жизнь благодаря мастерской кинематографии и захватывающему повествованию, вращается вокруг разных судеб и событий во время блокады Ленинграда в 1942 году. целебный сорт яблок и расследует странное преступление.Сценарий основан на романе известного русского сатирика Михаила Зощенко «Перед восходом солнца», который был впервые опубликован в 1973 году, спустя 40 лет после его завершения в США из-за политической позиции автора.

Скажи ей

Эта семейная драма имеет автобиографические корни для ее молодого режиссера Александра Молочникова, чьи собственные родители также боролись с разводом и воспитанием детей в двух странах: России и США. Эта история о выборе и независимости, семейных узах и разлуке.

Большой

Танцевальная драма Валерия Тодоровского рассказывает о начинающем артисте балета из провинциального города на сцене знаменитого Большого театра. Съемки проходили на роскошной сцене театра с участием десятков профессиональных танцоров. Красота балета запечатлена потрясающей операторской работой Сергея Михальчука, получившего награду за лучшую операторскую работу на кинофестивале в Сан-Себастьяне. Большой также вошел в программу RFF 2020 (проходит в четырех странах) и стал самым просматриваемым фильмом.

Доктор Лиза

Доктор Лиза — прозвище русской благотворительницы Елизаветы Глинки, которая помогала многим нуждающимся. Она является учредителем Благотворительного фонда «Доктор Лиза», организации, которая за годы работы собрала миллионы рублей гуманитарной помощи. Режиссером этой биографической драмы является Оксана Карась, в звездном составе — Чулпан Хаматова и Константин Хабенский.

Юморист

Режиссёрский дебют Михаила Идова одновременно о творческом кризисе популярного советского комика в исполнении Алексея Аграновича, который также снимается в «Докторе Лизе».Он эффектно изображает художника на грани срыва. Идов также написал сценарий к фильму Кирилла Серебренникова «Лето», который был отобран для официального конкурса Каннского кинофестиваля 2018 года.

История одного свидания

История одного свидания основана на реальных событиях с участием графа Льва Толстого, в которых автор «Войны и мира» помог невиновному солдату избежать казни за преступление, которого он не совершал. Эта история мужества и доброты от отмеченного наградами российского режиссера Авдотьи Смирновой уже завоевала сердца российского зрителя.

Станиславский. Жажда жизни

Документальный фильм Юлии Бобковой, снятый в России, Великобритании и США, представляет собой портрет жизни и таланта Константина Станиславского, известного советского театрального деятеля и создателя «системы» Станиславского. Фильм рассказывает о его жизни словами различных режиссеров и художников, в том числе британских талантов Деклана Доннеллана и Кэти Митчелл.

Продолжение знакомства с русским кино – The Frida Cinema

«О древний мир, прежде чем умрет твоя культура, Пока угасающая жизнь внутри тебя дышит и тонет, Остановись и будь мудр, как был мудр Эдип, И разгадай вековую загадку Сфинкса

Этот Сфинкс — Россия.Скорбя и ликуя,
И достаточно плача черных и кровавых слез,
Она смотрит на тебя, обожая и оскорбляя,
С любовью, которая переходит в ненависть, а ненависть — в любовь.

– «Скифы», Александр Блок


Сентябрь может уступить место пугающему сезону октября, но это уже был захватывающий месяц здесь, во Фриде, с нашим советским сентябрьским сериалом, представленным совместно с Юго-Восточноевропейским кинофестивалем! Включая все от философски настроенных научно-фантастических фильмов Андрея Тарковского, таких как Сталкер и Солярис , до знакового немого фильма Сергея Эйзенштейна Броненосец Потемкин и душераздирающей антивоенной эпопеи Элема Климова Иди и смотри , сериал собрал колоссальную аудиторию. девять фильмов, снятых за 70 или около того лет существования СССР, чтобы современные американские зрители могли увидеть их своими глазами на большом экране.В то время как коммунизм, возможно, пошел по пути додо задолго до того, как кто-то читал это, способность этих фильмов пробуждать эмоции и понуждать совесть сохраняется еще долго после того, как железный занавес раздвинулся.

Но, конечно, было бы ошибкой думать, что история российского кино просто заканчивается с распадом Советского Союза. Наоборот, Российская Федерация стала свидетелем развития своего собственного кинематографа, отражающего возросшую свободу выражения мнений, которая пришла с отменой старого коммунистического режима цензуры.Это выражение дало кинематографистам России и ближнего зарубежья (напомним, что в состав СССР, кроме России, входили еще 14 стран Европы и Азии) возможность честно обращаться с любым количеством значимых тем и проблем этого региона. В условиях тревожного возрождения напряженности между США и Россией в духе холодной войны в последние годы бесценный инсайдерский взгляд на фильмы, снятые на постсоветском пространстве, становится все более важным для информирования и, зачастую, корректировки нашего восприятия этого много- неправильно понятая часть мира.

Если повезет, нижеследующая подборка фильмов поможет в какой-то мере продвинуть такое понимание и дать читателям более глубокое представление не только о российском кинематографе, но и о богатой, сложной истории и культуре самой России.


Левиафан (2014)

Несмотря на то, что репутация российского национального кинематографа не так высока, как, скажем, у французского или японского кино, русские не промахиваются, когда дело доходит до штамповки любимцев критиков.Действительно, один из самых заметных российских фильмов последнего десятилетия, « Левиафан » Андрея Звягинцева, получил огромное признание за рубежом, борясь за Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля во Франции и получив здесь премию «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке. в Штатах. Вдохновленный историей Марвина Химейера (известного как «Убийца»), Звягинцев также использовал библейскую Книгу Иова, чтобы сплести историю о человеке, живущем в маленьком приморском городке, который спорит с местными властями и, в частности, , коррумпированный, пьянствующий мэр — претензия на его имущество.Фильм с откровенным, безнадежным изображением жизни на Родине был холодно встречен консерваторами и Министерством культуры страны (которое, по иронии судьбы, предоставило фильму финансирование), но получил похвалу от других за попытку решить политические и социальные проблемы. современной России.

В отличие от холодного сеттинга и отстраненности фильма, главный герой Коля — вспыльчивый человек, который привносит эмоциональный огонь в свои взаимодействия с семьей и врагами.Синий воротничок и горящий рвением к своему, казалось бы, обреченному крестовому походу по спасению своего дома, поначалу трудно поддерживать Колю, так как он быстро злится и хамит по отношению к своей жене Лиле и сыну Роме. Однако Алексей Серебряков проделывает необходимую работу, чтобы донкихотский автослесарь вырос в лучшую личность и, следовательно, вырос в глазах зрителей. Этот рост наиболее заметен в сцене, где Коля подвозит Рому в школу после того, как выясняется, что у Лили роман с Димой, другом и адвокатом Коли.Когда Рома поднимает эту тему, Коля — теплым, нехарактерно спокойным голосом и манерой — просто говорит ему простить ее и что она хорошая женщина. Короткий, но нежный, этот момент действительно очеловечивает нашего до сих пор нелюбимого героя.

Действие происходит в вымышленном северном городе Прибрежный. Окружение Коли достаточно мрачное, чтобы вы поняли, почему он так цепляется за свой дом и землю. Атмосфера депрессии и упадка, в которой преобладают унылые серые здания и окаймлены остатками кораблекрушений, усиливается пристрастием Звягинцева к дальним планам, обеспечивая панорамный вид на пустынный пейзаж, который Коля и его семья называют домом.Как бы ни был основан фильм на реальности, его унылое настроение и изолированная среда, в которой он происходит, напоминают « Сталкера » Тарковского. В самом деле, одна сцена — когда мэр натравливает своих головорезов на Диму — особенно напоминает внешний вид того фильма, где голая поляна и густой туман почти создают впечатление, что Дима и нападавшие на него выехали из Прибрежного в заколдованный город. туманная «Зона» Stalker .


«Находясь в вымышленном северном городе Прибрежный, окружение Коли достаточно мрачное, чтобы вы поняли, почему он так цепляется за свой дом и землю.Атмосфера депрессии и упадка, в которой преобладают унылые серые здания и окаймлены остатками кораблекрушений, усиливается пристрастием Звягинцева к дальним планам, обеспечивая панорамный вид на пустынный пейзаж, который Коля и его семья называют своим домом».


Каким бы отдаленным ни был сеттинг, нельзя отмахиваться от вопросов о власти и ее природе, которые фильм поднимает как провинциальные проблемы. Борьба Коли с мэром за земли первого — классический случай конфликта между личностью и государством, болезненная, но актуальная тема в России при Владимире Путине (чье лицо ненадолго появляется на портрете, висевшем на стене в мэрии). ).Даже название, Левиафан , напоминает о политическом трактате Томаса Гоббса 17-го века так же, как и о Книге Иова. Создавая государство, обладающее не только силой, но и правом осуществлять полный контроль над своими гражданами, идея неограниченного суверенитета Гоббса перекликается со словами доверенного лица мэра — епископа Русской православной церкви, — который говорит своему влиятельному другу, что « Вся сила исходит от Бога», прежде чем умолять его сокрушить маленького человека, стоящего у него на пути. Эти разрозненные влияния и отсылки аккуратно объединены в форме скелета кита, на котором Рома отдыхает после побега из дома, воплощая обитающее в море существо Иова, состояние Левиафана Гоббса и корыстную коррумпированность мэра. в одном изображении.

Тон Левиафан столь же холоден, как и субарктический город, в котором происходит действие. Запад.


Узник гор (1996)

Видя столько же войн, сколько Россия пережила только за последнее столетие, неудивительно, что из этой страны снято много прекрасных фильмов о войне.Хотя трудно выбрать, одним из самых сильных фильмов постсоветской эпохи определенно должен быть Узник гор , снятый будущим режиссером монгола Сергеем Бодровым. Адаптированный из рассказа Льва Толстого «Кавказский пленник», Бодров и писатель Борис Гиллер обновили историю так, чтобы она происходила во время продолжавшейся в то время Первой чеченской войны, когда повстанцы в Кавказской, преимущественно мусульманской республике Чечня сражались с федеральными войсками. в попытке выйти из-под власти России.Чрезвычайно спорный и травмирующий эпизод для новой, демократической России — несколько генералов и высокопоставленных членов правительства президента Бориса Ельцина даже публично ушли в отставку в знак протеста против войны — фильм Бодрова отражает разочарование, которое, должно быть, испытывали простые россияне и чеченцы, через историю двух Российские солдаты, попавшие в засаду и взятые в плен чеченскими боевиками.

Отклоняясь в сторону реализма, звезды Олег Меньшиков и Сергей Бодров-младший исполняют округлые, натуралистичные роли заключенных Саши и Вани соответственно.Соблазнительно отвергнуть кастинг Бодрова как кумовство, он искренне привносит добродушную наивность в молодого новичка. С другой стороны, Меньшиков придает опытному ветерану Саше иронично-циничную личность, что делает его источником многих юмористических диалогов в фильме. Но больше всего внимание зрителей приковывает их похититель, чеченский патриарх Абдул-Мурат. В исполнении Джемаля Сихарулидзе, высокий, одетый в черное мятежник пугает своими властными серыми глазами и низким голосом, но вызывает сочувствие благодаря своим согласованным усилиям по передаче заключенных — надеюсь, целыми и невредимыми — российским властям в обмен на свободу его сына. .В любом другом фильме он был бы просто очередным хэви, а в этом он хэви с сердцем (может быть, не золотым, но сердцем все же).

О съемках на натуре в Чечне не может быть и речи из-за продолжающихся боевых действий, съемки проходили в соседней республике Дагестан. Похоже, это никоим образом не повлияло на производство, поскольку Бодров сделал несколько захватывающих аэрофотоснимков. Большинство из них — это живописные виды на горную деревню Абдула, но есть и настоящий вертолет, снятый с точки зрения российского вертолета, с пилотом, который общается по радио, когда он летит над склоном горы и осматривает стадо коз.В другом примечательном кадре Саша, связанный спиной к спине с Ваней после нескольких неудачных попыток их обмена, поет патриотический марш «Прощание Славянки», прежде чем запись песни исчезает. Панорамируя, камера проходит над деревней и окружающие горы, прежде чем вернуться к крупному плану Саши, который до этого момента в основном игнорировал их затруднительное положение, изо всех сил пытаясь сдержать взрыв плача. Короче говоря, это безупречный пример умной кинематографии на службе трогательного повествования.


«Но больше всего внимание зрителей приковывает их похититель, чеченский патриарх Абдул-Мурат. В исполнении Джемаля Сихарулидзе, высокий, одетый в черное мятежник пугает своими властными серыми глазами и низким голосом, но вызывает сочувствие благодаря своим согласованным усилиям по передаче заключенных — надеюсь, целыми и невредимыми — российским властям в обмен на свободу его сына. ».


Не менее интересны для Бодрова люди, живущие в горах, и он демонстрирует уважение этнографа к своим подданным.Между линиями основного сюжета мы видим, как живет Абдул и его собратья-чеченцы, будь то он, наблюдающий ежедневную молитву в сторону Мекки, или группа повстанцев, празднующая Сашей и Ваней обезвреживание шахты народными танцами, кавказским культурным костюмом, и это любимое времяпрепровождение региона, борьба. Точно так же во время сцены, где дочь Абдула Дину дразнят парой мальчиков за то, что она «подождала» русских заключенных ее отца, мы видим пастуха, который гонит овец на заднем плане.Это вообще не имеет прямого отношения к действиям между Диной и мальчиками, но помогает конкретизировать мир, в котором происходит указанное действие, создавая иллюзию, что Бодров заснял жизнь на Кавказе скрытой камерой.

Призыв к миру и взаимопониманию в разгар жестокой войны, Узник гор уравновешивает свой политический посыл с освежающими человеческими выступлениями и своим жизненным изображением чеченской культуры и общества.


Песня южных морей   (2008)

Драма, рассказывающая о вражде между двумя парами, русской и казахской, из-за отцовства сына русской пары, Песня южных морей Марата Сарулу может вызвать недоумение, почему она включена в список российских фильмов. .Действие происходит в среднеазиатской стране Казахстан — да, из того же казахстанского Бората — и снимается в родном Киргизии Сарулу, обе страны были не только республиками, входившими в состав Советского Союза, но и частью старой Российской империи. Таким образом, значительное влияние на регион оказало многовековое взаимодействие между коренными тюркскими народами и их славянскими соседями. Именно это уникальное стирание культурных границ исследует Сарулу в этом фильме, подвергая сомнению идею расовой и национальной чистоты в стране, жители которой выглядят как восточноазиаты, исповедуют ислам и говорят по-русски (что, аккуратно подчеркивая этот момент, является основным языком, на котором говорят на протяжении всего фильма).

Хотя фильм вращается вокруг отношений между двумя парами, нужно сказать, что в нем больше внимания уделяется русским, которых играют Владимир Яворский и Ирина Ангекина. Имея больше времени, чтобы пререкаться между собой и взаимодействовать с другими персонажами, можно подумать, что они имеют несправедливое преимущество перед казахстанскими актерами Джайдарбеком Кунгужиновым и Айжан Айтеновой в том, чтобы производить впечатление на зрителей. И если Яворский и Ангекина действительно убедительны в роли Ивана и Марии, то наибольшее впечатление производит Айтенова в роли жены их соседа Аиши.Хотя она получает наименьшее количество экранного времени и диалогов из четырех, она привносит в Аишу такое присутствие, что вы все равно можете почувствовать сильную, тихую и жизнерадостную женщину, которой она должна быть, чтобы терпеть среду, в которой она живет. Вероятно, по этой причине на обложке DVD фильма изображена Аиша, а не ее муж Асан или русские, с косым, почти решительным выражением лица, способным заинтересовать любопытных зрителей.

Не умаляя таланта Айтеновой и ее коллег по съемочной площадке, страна, в которой они живут, представляет собой самостоятельную достопримечательность.За скромными, ветхими жилищами, в которых живут пары, лежат холмы, янтарные поля и бескрайние степи евразийской пустыни, верно запечатленные кинематографом Георгия Беридзе. Беридзе часто прибегает к длинным планам персонажей, говорящих или занимающихся своими делами, сводя к минимуму актеров, но позволяя зрителям получить невероятно живописные виды отдаленной страны, в которой они живут. Заманчивому уединению обстановки фильма контрастирует интимная загадка его теневых кукольных сцен, рассказывающих историю молодого человека, ищущего «женщину южных морей», которая освободит его от «горя» и «воспоминаний». .С их темными нарисованными от руки марионетками, приглушенным голосом за кадром и музыкальным сопровождением с привкусом фолка эти сегменты добавляют элементы тайны и тоски, которые подходят к остальной части фильма.


«За скромными, ветхими жилищами, в которых живут пары, лежат холмы, янтарные поля и бескрайние степи евразийской пустыни, верно запечатленные кинематографом Георгия Беридзе. Беридзе часто прибегает к длинным планам персонажей, говорящих или занимающихся своими делами, сводя к минимуму актеров, но позволяя зрителям получить невероятно живописные виды отдаленной страны, в которой они живут.


При этом у кукольных сцен есть тематическое значение. На самом деле поиски молодого человека аналогичны поездке Асана в деревню, чтобы найти себя, и поездке Ивана в дом своего деда, чтобы узнать о корнях их семьи. Хотя пути каждого человека различаются, все они, в конечном счете, ищут одно и то же: чувство идентичности и самореализации. Это также связано с идеей о том, что у людей больше общего, чем искусственные разделения, такие как раса и вероисповедание, что является еще одной всеобъемлющей темой фильма.Это хорошо иллюстрируется сценой, где Аиша и Мария, предоставленные сами себе, пока их мужья ищут себя, забывают о вражде между ними и вместе танцуют и выпивают. Это простая сцена с неприукрашенной операторской работой, но абсолютное счастье женщин, а также оптимистичная мелодия аккордеона, под которую они танцуют, придают ей всю бодрящую жизнерадостную энергию, в которой она нуждается.

Скромный в амбициях и неприхотливый в подаче, Песня южных морей — это стимулирующий снимок малоизвестного уголка мира, который несет в себе послание любви и братства.


Ночной Дозор (2004)

Конечно, было бы ошибкой думать, что русское кино — это просто диалоговые драмы и трехчасовые художественные фильмы о космических кораблях, в которых ничего не происходит. Не привыкать к остросюжетным блокбастерам, самым большим из них, выходящим из Родины, должен быть « Ночной дозор » 2004 года. Основанный на серии фантастических романов Сергея Лукаененко, фильм повествует о многовековом конфликте между двумя фракциями сверхъестественно одаренных людей — одной доброй (Светлые Иные), одной злой (Темные Иные), но обе вампирами. разворачивается в тени современной Москвы, жители которой не мудрее.Умело используя свой уникальный урбанистический взгляд на магию и мифологию вампиров, фильм сделал сценариста и режиссера Тимура Бекмамбетова (теперь известного своей работой в Голливуде над фильмами « Разыскивается » и « Авраам Линкольн: истребитель вампиров») как автора боевиков и и по сей день остается самым кассовым фильмом, выпущенным в России.

В отличие от более сдержанной игры, наблюдаемой в «Левиафан » или «Песня южных морей », актеры здесь принимают тот факт, что их персонажи живут в неестественной вселенной, превращаясь в энергичные выступления, которые заставляют зрителей покупаться на эксцентричную предпосылку и волноваться. об указанных персонажах.Константин Хабенский симпатичен и правдоподобен в роли маловероятного героя Антона Городецкого, с его чертами лица Майкла Стулбарга и слегка потрепанной мужественностью, добавляющими правдоподобия его роли обычного человека, оказавшегося в чрезвычайных обстоятельствах. На противоположном конце морального спектра находится Виктор Вержбицкий в роли Завулона, надменного лидера Темных Других, играющего в видеоигры, чьи шокирующе-белые волосы и пронзительные голубые глаза напоминают Роя Бэтти (менее того, сетчатая футболка, которую он часто носит). Хотя он появляется на экране лишь относительно небольшое количество времени, мы видим, как он применяет свои боевые навыки в видеоиграх, сражаясь с Антоном в битве, которую действительно можно назвать душераздирающей.

Внимание Бекмамбетова к действию особенно хорошо помогает ему в этом фильме, о чем свидетельствует плавный кинетический монтаж многих из его самых запоминающихся сцен. Использование различных кинематографических приемов, таких как стабильная и трясущаяся камера или живое действие и компьютерная графика в одном и том же фильме, является основой кинопроизводства, но то, как он плавно переходит от одного к другому в одних и тех же эпизодах, не что иное, как вдохновение. Полученный в результате эффект настолько же захватывающий, насколько и захватывающий, а креативный звуковой дизайн фильма еще больше усиливает насилие и движение на экране благодаря интуитивным звукам эфирных свистов, приземляющихся ударов и трескающихся костей.Мы видим отличный пример динамического стиля редактирования Бекамбетова в начале пролога, где Светлые Иные борются с Темным Иным, а молодой, наивный Антон беспомощно наблюдает за этим. Переходя от замедленного к ускоренному и от крупных планов к средним планам, кульминация сцены также имеет одни из самых приятных сокращений действия, которые я когда-либо видел в кино — русском или другом — за долгое время.


«Готовность Бекмамбетова к действию особенно хорошо помогает ему в этом фильме, о чем свидетельствует плавный кинетический монтаж многих из его самых запоминающихся сцен.Использование различных кинематографических приемов, таких как стабильная и трясущаяся камера или живое действие и компьютерная графика в одном и том же фильме, является основой кинопроизводства, но то, как он плавно переходит от одного к другому в одних и тех же эпизодах, не что иное, как вдохновение. Полученный эффект настолько же захватывающий, насколько и захватывающий, а креативный звуковой дизайн фильма еще больше усиливает насилие и движение на экране благодаря интуитивным звукам эфирных свистов, приземляющихся ударов и ломающихся костей».


Также интересно посмотреть, как фильм, который, будучи огромным хитом в своей родной России, можно сказать, служит отражением страны и ее настроения в то время, изображает город и общество, в котором он находится.Далекая от мрачной, необъяснимо все еще советской антиутопии, которую мы все еще видим в западных изображениях Москвы, российская столица показана здесь как оживленный, шумный мегаполис, где люди слишком заняты своей работой и жизнью, чтобы заметить, что вампиры борются за сердце и душа своего города. Это также распространяется на то, как представлены две фракции Иных: Светлые Иные кажутся более унылыми и гражданскими с их простыми комбинезонами, громоздким грузовым автомобилем и тем фактом, что их подставной организацией является энергетическая компания, в то время как Темные Иные водят машину. элегантные спортивные автомобили, посещают поп-концерты и неравнодушны к безвкусным спортивным костюмам (сидя на корточках, не очень), что делает их детьми хаотических, посткоммунистических «русских 90-х» и пришедшего с ними материалистического индивидуализма.Хотя клептократические 90-е, возможно, уступили место «суверенной демократии» кажущегося пожизненным президента Путина, фильм остается интригующей картиной того неопределенного периода, когда Россия, наконец, была «свободной страной», но не был уверен, что делать с этой свободой.

Достаточно умен, чтобы не относиться к своей истории слишком серьезно, но достаточно хорошо сыгран, чтобы зрители чувствовали себя вовлеченными в нее, «Ночной дозор» , вероятно, продолжит свое господство как самый популярный фильм о попкорне, выходящий из Новой России в течение многих лет. приходить.


Иван Грозный (1944)

Если вы позволите мне вернуться назад, к моменту падения СССР — вернее, к темным дням сталинизма, — я хотел бы поднять двухсерийный исторический эпос Сергея Эйзенштейна « Иван Грозный » как критический образец русской кинотеатр. Созданный по прихоти самого Иосифа Сталина, режиссеру «Броненосец Потемкин » было поручено рассказать историю человека, который превратил тогда разделенную Россию в единое централизованное государство.Учитывая усилия Ивана бросить вызов власти боярской аристократии, объединить страну и защитить ее от иноземных захватчиков, неудивительно, что Сталин увидел себя в образе царя XVI века в фильме. К сожалению, он также был достаточно проницателен, чтобы уловить другие нелестные аспекты характера и правил Ивана, которые, можно сказать, отражали его собственные: а именно, склонность персонажа к жестокости и паранойе. Советскому диктатору не понравились эти элементы фильма, и поэтому он приостановил выпуск , часть 2 , и запретил Эйзенштейну снимать запланированный третий фильм.Эйзенштейн умер до того, как запрет был, к сожалению, снят, но — со Сталиным и тоталитарной сверхдержавой, которую он помог выковать мертвой и похороненной — зрители во всем мире теперь могут свободно видеть его мастерскую диологию полностью.

Как и любой хороший биографический фильм, фильм живет изображением своего главного героя, воплощенного в жизнь Николаем Черсаковым. По сообщениям, один из любимых актеров Сталина, а также звезда предыдущей эпопеи Эйзенштейна « Александр Невский », Черсаков придает Ивану сильное чувство цели и власти.Его глубокий, типично русский баритон и сам по себе привлекает внимание, но выражение лица и язык тела делают его Ивана таким притягательным. Особенно Черсакову свойственно поднимать голову и смотреть вдаль, как в одиночестве, так и обращаясь к другим. В результате создается впечатление мечтательного идеалиста, чьи цели и амбиции в отношении России выходят далеко за рамки того, что могли себе представить его эгоистичные, низкорослые враги. Подчеркнуто широко раскрытыми глазами Черсакова — взглядом истинно верующего? Сумасшедший? И то, и другое? — это взгляд, который мы все еще ожидаем увидеть от наших дальновидных мужчин.

Силу фильма дополняет волнующая музыка Сергея Прокофьева, чей музыкальный вклад часто столь же эмоционален, как и сам Иван. Возможно, сегодня его больше всего помнят за сочинение Петра и Волка . Прокофьев черпает столько же из досовременной России и православной церкви, сколько и из традиционного оркестра, включая такие текстуры, как звон церковных колоколов, литургические песнопения и маршевые хоры. его композиции. Повсюду есть несколько повторяющихся тем, но самой мощной должна быть «Иванова палатка».Открываясь почти в пасторальном стиле, тему несет успокаивающая комбинация деревянных духовых инструментов и струнных, которые затем вторгаются в медленные, угрюмые медные духовые и брачные перкуссии. Услышанный в решающие моменты, такие как свадьба Ивана и битва под Казанью, это прекрасное провокационное произведение, которое улавливает контраст между благородными целями царя и скрытой угрозой, скрывающейся за ними.


«Черсаков особенно любит поднимать голову и смотреть вдаль, как в одиночестве, так и обращаясь к другим.В результате создается впечатление мечтательного идеалиста, чьи цели и амбиции в отношении России выходят далеко за рамки того, что могли себе представить его эгоистичные, низкорослые враги. “


Здесь наглядно демонстрируется легендарная способность Эйзенштейна создавать поразительные визуальные образы. От косых крупных планов до впечатляющих дальних планов — столько же эмоций, сколько мыслей за камерой. Еще один прием, который использует Эйзенштейн, — это использование теней для передачи отношений между персонажами в данной сцене.Например, когда Иван проходит через свою комнату, тень, которую он отбрасывает на стену, растет, пока не нависнет над комнатой, затмевая жалкие фигуры вероломных бояр, которые отказываются поддерживать его походы против немцев и ливов. Визуальной кульминацией фильма, однако, должна быть сцена Танца опричников (тайной полиции Ивана) из Часть II . Вступая в противоречие со строгим черно-белым фоном остальной части фильма, эпизод пропитан адски-красными оттенками, которые в сочетании с безумными танцами и мрачно-юмористическим пением тайной полиции катапультируют его в царство сталинской лихорадки и мечтаний. положить мяч в «мяч тайного полицейского».

Наполовину романтизированный пересказ русской истории и наполовину завуалированная аллегория советской тирании, Иван Грозный — настолько же потрясающее произведение искусства, насколько и мужественный акт неповиновения.


Новейшее русское кино: два примера учебных программ | H-Russia

Нэнси Конди, Александр Прохоров и Елена Прохорова, редакторы недавно опубликованного журнала Cinemasaurus: Russian Film in Contemporary Context , создали два образца учебных программ, используя книгу, для преподавания курсов современного российского кино.

Учебный план для бакалавриата доступен здесь: https://www.academicstudiespress.com/cinemasaurus-undergraduate-syllabus

Учебный план для выпускников доступен здесь: https://www.academicstudiespress.com/cinemasaurus-graduate -syllabus

В книгу вошли интервью с крупными медийными деятелями, такими как продюсер Александр Роднянский («Левиафан», «Елена») и художественный руководитель фестиваля Ситора Алиева (кинофестиваль «Кинотавр»). Двенадцать участников являются недавними (и нынешними) аспирантами российского кинематографа, а их эссе обрамляют более авторитетные коллеги.Объем необычный, потому что он тесно связан с самой киноиндустрией.

Содержание Содержание

Список иллюстраций

Предисловие
Стивен М. Норрис

Благодарности

Благодарности
Обратите внимание на транслитерацию и переводы

Cinemasaurus: Введение
Nancy Condee, Александр Прохоров и Елена Прохорова

Часть первая. Границы имперского желания

Эссе обрамления
Нэнси Конди

1.Imperial Fatigue: Somnambulants, Ghosts, and Monsters
Ольга Ким

2. Empire Reloaded: Sacred Power in a Postmodern Era
Justin Wilmes

3. Russia’s Quiet Other: Дмитрий Мамулия Тест
Эллина Саттарова

Часть вторая. Веселье и ужасы

Обрамляющее эссе
Александр Прохоров и Елена Прохорова

4. Смеющийся апокалипсис: ужасы и/как комедия
Дарья Езерова

5.Эксцентричность, театральность и гротеск
Роберт Крейн

6. Приватизированное насилие в новом российском кино
Денис Салтыков

Часть третья. Европаск или Россия?

Обрамляющее эссе
Сет Грэм

7. Фрагменты империи: сердце страны в постсоветском кино
Жанна Буденкова

8. Россия на задворках?
Татьяна Шлихар

9. Соревнующиеся альтернативы: дрэг-шоу, Roma Camp .. .
Тревор Уилсон

Часть четвертая. Идеологическое Оккультное

Обрамление Essay


PETRE PETROV

10. Прошедшее, настоящее и посмертные отцы: CinePaternity Reloaded
Theodora Trimble

11. Новый аутеризм: случай Михалда и Бекмамбетов
Ольга Мухортова

12. Элки : Самая прибыльная франшиза эпохи Путина
Серый пляж

Часть пятая.Интервью

13. Медиапространство: Александр Роднянский (генеральный директор, AR Films, Non-Stop Production)
14. Фестиваль: Ситора Алиева (программный директор, «Кинотавр»)
15. Выставочное пространство: Пол Хет (генеральный директор, Rising Star Media) ; Каро Фильм Холдинг)
16. Киножурнал: Биргит Бьюмерс ( КиноКультура , Великобритания)
17. Киносимпозиум: Владимир Падунов (Российский киносимпозиум, США)

Кино-График
Заметки об участниках
Работы Процитировано
Индекс

Информацию о книге см.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.