Кайл маклахлен синий бархат: (Kyle MacLachlan) — — — (1986) —

Кайл маклахлен синий бархат: (Kyle MacLachlan) — — — (1986) —

Содержание

Фильм Синий бархат (Blue Velvet): фото, видео, список актеров

«Синий бархат» (Blue Velvet) 1986 г. – загадочная картина великого американского режиссера Дэвида Линча (David  Lynch). Названием фильму послужила песня популярного в середине 60-х гг. 20 века исполнителя Бобби Винтона. Великолепный актерский состав, в который вошли звезды Голливуда: Кайл МакЛахлан (Kyle MacLachlan), Изабелла Росселини (Isabella Rossellini), Дэннис Хоппер (Dennis Hopper), Лора Дерн (Laura Dern), Дин Стоквелл (Dean Stockwell).

Сюжет киноленты разворачивается в тихом небольшом американском городке: юноша Джефри Бомон  (Кайл Маклохлан) возвращается в родной город в связи с инсультом отца. Навещая отца в больнице, на обратном пути он находит в траве человеческое ухо.

Интересно, что продюсеры фильма «Синий бархат» неохотно соглашались на выделение большого бюджета для картины, поэтому режиссеру был предложен вариант урезать собственный гонорар. И Дэвид Линч согласился.

Джефри Бомон относит страшную находку в полицию, но ему не дает покоя история с ухом, поэтому вскоре главный герой принимает решение провести собственное расследование. Сэнди Уильямс (Лора Дерн), дочь полицейского детектива, который ведет это дело, помогает Джефри с информацией. С удивлением молодые люди обнаруживают, что маленький тихий городок кипит преступными страстями,  в числе прочих в них замешена певица местного клуба Дороти Вэлланс (Изабелла Росселини), ее жестокий любовник-наркоторговец Фрэнк Бут (Деннис Хоппер) и другие странные персонажи городка.

Любовь, ненависть, страх, секс – в фильме «Синий бархат» вы найдете все и даже немного больше. По мнению многих кинокритиков и поклонников таланта режиссера, картина стала прорывом в американском кинематографе. Безусловно, сюрреализм в кино – не новинка, но именно с этим фильмом сюрреализм плотно вошел в массовое кино.

На вопрос, почему герой Кайла МакЛахлана находит именно ухо, режиссер отвечает так: «Не знаю, почему это должно было быть именно ухо. Возможно, открытая часть человеческого тела, отверстие, ведущее куда-то в другое место… Ухо – часть головы. И через него можно проникнуть прямо в человеческий мозг, так что это был идеальный вариант».

Именно с этой картины началось сотрудничество со многими прекрасными актерами, которых Дэвид Линч будет впоследствии задействовать в своих различных проектах. Кайл МакЛахлан (Kyle MacLachlan) – звезда картины – снимался у маэстро и ранее в фантастическом фильме «Дюна», но после «Синего бархата» режиссер пригласит его на главную роль в жизни – агента Дэйла Купера в культовом телесериале «Твин Пикс» (Twin Peaks).

На роль Сэнди Уильямс была утверждена популярная американская актриса Лора Дерн (Laura Dern). Актриса стала музой  Линча, так как последующий фильм с ее участием «Дикие сердцем» (Wild at hearts) принес режиссеру Гран-при Каннского фестиваля – «Золотую пальмовую ветвь». Также, Лора Дерн появилась и в последней работе мастера под названием «Внутренняя империя». На роль Фрэнка Бута пригласили известного американского актера Дэнниса Хоппера, который на тот момент переживал непростой период в жизни, но это не помешало ему получить премию на Кинофестивале в Монреале в номинации «Лучший актер второго плана». Певицу Дороти Вэлланс сыграла итальянская киноактриса и модель Изабелла Росселини.

Отдельно заслуживает внимания саундтрек к картине: именно с этого фильма началось долгое, плодотворное сотрудничество Дэвида Линча и американского пианиста и композитора Анджелло Бадаламенти (Angelo Badalamenti), который написал музыку более чем к 70-ти фильмам и сериалам. Тандем Линч/Бадаламенти можно назвать одним из самых успешных в американским кинематографе. А популярное американское издание Entertainment Weekly поместило саундтрек к «Синему бархату» в список «100 лучших саундтреков».

Международный фестиваль фантастических фильмов в Аворьязе – Гран при (1987 г. ). Премия Национального общества кинокритиков США – лучший режиссер, лучшая операторская работа, лучший актер второго плана, лучший фильм. Кроме этого, множество номинаций на самые престижные награды, включая «Оскар» и «Золотой глобус».

Мы живем в странном мире

Поздравляем Дэвида Линча с 75-летием, а нас – с Дэвидом Линчем. Не смотрите картины этого бесспорного классика, если вы чего-то боитесь, но если отважитесь – начните с пугающего и волнующего «Синего бархата», который был признан культовым и самым радикальным американским фильмом эпохи. Фильм, правда, в прокате не выстрелил, а узнали Линча благодаря телесериалу «Твин Пикс», и оба, говорят, обязаны Марио Баве. Однако именно странный, эротический и романтический нуар – подлинный шедевр дикого сердцем американца.

Дэвид Линч – главный из «независимых», то есть альтернативных режиссеров. Он – авангардист, экспериментатор, воспринимающий кино не как историю, а как картину. Каждый его фильм – «точный и детальный портрет времени и жизни – настолько же гротескной, настолько и настоящей». Ему не интересен традиционный голливудский storytelling (кроме истории о старике Стрейте), поэтому нет ничего удивительного в провале «Дюны», ставшей одним из самых эпических провалов в истории Голливуда. Зато после космического блокбастера, первого цветного фильма Линча, режиссер вновь открыл дверь в мир головокружительного, безумного, странного и мрачного, где логика чисто фрейдовская.

«Синий бархат» – образец линчевского метода и стиля. Как только герой замечает в траве отрезанное человеческое ухо, оторваться уже невозможно. Будущий лауреат Каннского кинофестиваля, которого поддержал все тот же Дино Де Лаурентис, продюсер «Дюны», завораживает публику изображением любви и насилия под покровом американской мечты. Если не все, то многое, что происходит в фильме – не реальность, а вожделение, мечта, тоска по прошлому. У Линча, как замечают критики, «двойственность реальности зловеще обнажена». Он оголяет американскую мечту как идеал счастья и свободы, подрывает иллюзию добра, изображая ее как буржуазный миф, скрывающий целый мир жутких секретов и призрачных надежд.

Юный студент в исполнении Кайла Маклахлена, дебютировавшего у Линча в «Дюне», и милая соседка, дочь полицейского, которую играет Лора Дерн, попадают в криминальную интригу ресторанной певицы с безумным гангстером, персонажами Изабеллы Росселлини и Денниса Хоппера. Под влиянием классического нуара Линч рассказывает, казалось бы, простую детективную историю, используя типичные ходы «черного кино», но с фирменными штрихами сюрреалиста. Родители героя смотрят по ТВ черно-белый нуар, а сам герой похож на хичкоковского wrong man: он шпионит за экзотической брюнеткой, сидя в шкафу, и наблюдает за дикими извращениями с ужасом, но не без интереса. Видать, мальчишка и сам не прочь смаковать виски, как Хоппер, глядя на раздвинутые ноги Росселлини.

Сыщик он или извращенец?

Кадр из фильма «Синий бархат» (1986)

Разумеется, нельзя говорить о «Синем бархате», ничего не сказав о начале фильма. Тихая провинциальная Америка, красные розы, зеленая лужайка и белый забор под голубым небом показаны под ностальгическую песню «Blue Velvet», которая на протяжении всей картины отдает таинственным и зловещим послевкусием. На экране – идеалы в цветах американского флага, под которыми скрыто ужасное. После того, как отец героя под лай собаки падает на землю замертво, камера приближается к траве, кишащей агрессивными жуками. Линчевская Америка начинается со смерти, и как говорится: что вверху, то внизу, что внутри, то снаружи. Но мистическое зло воплощено не в жуках, а в бешеном маньяке, который жадно вдыхает наркотический газ и яростно «насилует» женщину мечты, называя ее «мамочкой», потому что «малыш хочет трахаться».

Линча невозможно заподозрить в пропаганде, а его фильм – не протест и не проповедь. «Синий бархат» не столько о темной стороне белой Америки, сколько о мрачных фантазиях, о роковой привязанности к ностальгическим мечтам. И дело не только в фантазиях неукротимого безумца Хоппера, но и в фантазиях детектива Маклахлена, одержимого поющей в темноте. Сам режиссер, кстати, ненавидит петь, зато любит живопись и скульптуру, и красота его полотна в том, что кино находится вне времени. Он изображает ужасающий, но соблазнительный миф. «Синий бархат» – о мальчике на пороге взрослой жизни, который находится между божественным и дьявольским мирами: один воплощен наивной Лорой Дерн, другой – отчаявшейся Изабеллой Росселлини. Одна – будто жена, другая – тайная любовница. Отважившись залезть, спрятаться и понаблюдать, вуайерист этого неистового спектакля (экран в начале и конце фильма покрыт бархатным занавесом) проваливается в кошмар, где оказывается перед выбором: остаться

«малышом» или превратиться в «папочку».

Кадр из фильма «Синий бархат» (1986)

Казалось бы, история проста и понятна: певица жертвует собой, чтобы удовлетворить больные фантазии похитителя ее ребенка. Однако Линч придает сюжету абсурдные черты, превращая кино в дурной сон, в котором трудно найти здравый смысл. Что означает лежащее в поле ухо и ухо как таковое, можно обсуждать вечно, потому что ухо – такая же загадочная шкатулка «Малхолланд Драйва» или слив в ванне «Психо», в бездну которых мы погружаемся, словно в темное бессознательное, чтобы постичь трагическую судьбу женщины. Главная тайна – стонущая и возбуждающая певица, которая одновременно мать-рабыня и шлюха-искусительница. Женщина и есть синий бархат, похожий на наркотик. А секс – ритуал, разыгранный героем, автором и нами, подглядывающими за скрытой от чужих глаз жизнью, которая вызывает смятение и ужас. И звучащая «In Dreams» Роя Орбисона, которой восхищается злодей Хоппера, выражает главный смысл этой трагедии:

«Перед самым рассветом я пробуждаюсь и не нахожу тебя. Слезы невольно наворачиваются на глаза, я вспоминаю, что ты сказала «прощай». Как жаль, что наши встречи возможны только в моих сновидениях».

Blue Velvet — Изабелла Росселлини и Кайл Маклахлан — Стиль с плакатом

Размеры плакатов, которые вы можете заказать, зависят от выбранного вами типа дизайна: отдельный плакат без аксессуаров, плакат с висячими списками или плакат с предварительно оформленной рамкой.В списке альтернатив вы можете выбрать, хотите ли вы, чтобы выбранный мотив был прямоугольным в альбомной или книжной ориентации или в виде квадратного плаката. Размеры, которые появляются в списке первыми, лучше всего подходят для данного мотива.

1. Размеры постеров без аксессуаров

Для плакатов без аксессуаров вы можете выбрать один из следующих вариантов:

а. Стандартные размеры:

Здесь вы найдете самые распространенные размеры плакатов и можете выбрать, хотите ли вы прямоугольный плакат в альбомной или портретной ориентации или квадратный плакат.

г. Мотив целиком:

Включен весь мотив, а высота плаката будет варьироваться в зависимости от формата мотива. Ширина плаката будет отрегулирована, чтобы его можно было повесить с помощью списков для подвешивания Photowall. Обратите внимание, что нестандартные размеры плаката могут не уместиться в стандартной рамке.

2. Размеры плакатов с подвесными списками

Для постеров с аксессуарами вы можете выбрать один из следующих вариантов:

а. Стандартные размеры:

Здесь вы найдете самые распространенные размеры плакатов и можете выбрать, хотите ли вы прямоугольный плакат в альбомной или портретной ориентации или квадратный плакат.Списки для подвешивания будут на 1 см длиннее, чем ширина вашего плаката.

г. Мотив целиком:

Включен весь мотив, а высота плаката будет варьироваться в зависимости от формата мотива. Ширина плаката будет адаптирована к длине прилагаемых подвесных листов Photowall. Обратите внимание, что нестандартные размеры плаката могут не уместиться в стандартной рамке. Списки для подвешивания будут на 1 см длиннее, чем ширина вашего плаката. Размеры для «Весь мотив» нельзя выбрать для плакатов в рамах для картин.

3. Размеры для постеров в рамке

Для плакатов в рамке вы можете выбрать из ряда фиксированных размеров прямоугольный плакат с альбомной или портретной ориентацией или квадратный плакат. Выберите размер из списка. При желании вы также можете настроить изображение, добавив белую или черную рамку.

Голубой бархат Дэвида Линча: почему я до сих пор не могу оторвать от него глаз | Дэвид Линч

Blue Velvet будет показан в рамках BFI Southbank в новом лондонском сезоне Дэвида Линча, который начинается сегодня.Недавно я сел, чтобы снова посмотреть фильм на DVD, намереваясь просто посмотреть начальный эпизод «штакетника» — и, конечно же, закончил смотреть все это целиком.

Возможно, это фильм Линча, в котором наиболее очевидна фигура квази-Линча, чревовещателя Линча, в виде аккуратного Джеффри (Кайл Маклахлан) с чуть приподнятым пробором, явно дома на лето после своего первого год в колледже. Его способность к навязчивому восторгу и скопофилии раскрывается после странного открытия отрезанного уха в каком-то пустыре после того, как он шел домой из больницы, где его отец восстанавливается после серьезных травм позвоночника.Означает ли ухо сверхчувствительное восприятие режиссером этих жутких оккультных подпольных волнений, тайной жизни пригорода?

Может быть. Но подождите — как его отец получил эти травмы позвоночника? Мы не знаем. И идете домой? Как это возможно, что Джеффри должен бродить по лесу домой, как какой-нибудь восьмилетний персонаж из Гека Финна? (Позже мы видим его за рулем крутого красного кабриолета, вызывающего вздох: а это парень идет домой?) настроения, эпохи и жанры.Это во многом фильм 80-х: Маклахлан в белых джинсах и рубашке выглядит как Майкл Джей Фокс из фильма «Назад в будущее» 80-х. Но, пожалуй, только кассетная игра In Dreams явно сигнализирует об этом периоде. В остальное время это, конечно, мог быть нуар сороковых годов. Его небольшой городок причудливо известен как Ламбертон из-за местного лесозаготовительного бизнеса, и, возможно, мы предполагаем, что пиломатериалы транспортируются через чрезвычайно широкую реку, которую мы видим на одном снимке — она ​​выглядит такой же огромной, как Чарльз в Бостоне. Это маленькое место, тем не менее, достаточно космополитично, чтобы поддерживать шикарное ночное заведение под названием The Slow Club, которое загадочно называют The Slow Club, где живая группа и певец исполняют баллады. (В других маленьких городках, возможно, были дрянные дискотеки, где можно было услышать Wham. Только не этот.) Певица, конечно же, Дороти Валленс, которую играет Изабелла Росселлини, которая напевает, задыхаясь, и всегда на грани того, чтобы пройти четверть. -тональный плоский, Голубой бархат — в то время как ее запугивающий гангстер-мучитель Фрэнк, которого играет Деннис Хоппер, хмурится в аудитории, лаская ужасно фрейдистский образец того же материала.

У Джеффри есть сумасшедший план — ворваться в квартиру Дороти и шпионить за ней — план, в котором он пытается привлечь местную здоровую девушку по имени Сэнди, возможно, в лукавую дань уважения Смолу. Ее играет Лора Дерн с озадаченным, снисходительным, встревоженным взглядом: несколько лет спустя Дерн получит диплом «женщины в беде» в фильме Линча «Внутренняя империя».

Именно тогда, когда Джеффри оказывается в роли подглядывания, начинается его запутанный роман с Дороти. Он видит ее дисфункциональные, оскорбительные отношения с Фрэнком, жестоким садистом, который, кажется, усиливает свое сексуальное удовольствие, выдыхая безымянные пары из ингалятора.

Возможно, я должен признаться, что, просматривая Blue Velvet несколько лет назад, будучи студентом Arts Cinema в Кембридже, я обнаружил, что усиливаю переживание сцен Джеффри с Дороти с помощью своего рода концептуального наркотического ингалятора: он включал, кхм, воображение Изабеллы Росселлини была ее матерью, и что Кайл Маклахлан на самом деле играл эту любовную сцену с Ингрид Бергман. И это очень легко сделать — не только потому, что Росселлини выглядит и звучит так, как Бергман, но и из-за насыщенной нуарной атмосферы в фильме.

Возможно, мне нужна терапия. Но есть что-то в заразительной и завораживающей странности Дэвида Линча, что заставляет его чувствовать себя хорошо.

Если вы пойдете и посмотрите Blue Velvet в сезоне Дэвида Линча, вы обнаружите, что гибридный мысленный эксперимент Ингрид Бергман придает ему дополнительные нездоровые острые ощущения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.